Вероятный сценарий действий США в отношении России

Аналитический доклад «О вероятном сценарии действий США в отношении России в 2006-2008 годах», отрывки из которого представлены здесь, написан в середине июля 2006 г. и тогда же передан авторами в Кремль и в Государственную Думу. Однако официальный ход докладу был дан только в начале этой недели - 18 сентября он был разослан ряду депутатов ГД. Сразу после этого доклад привлек к себе обостренное внимание некоторых политиков. Авторы доклада - известный советский дипломат Валентин Фалин и один из бывших руководителей Службы внешней разведки России Геннадий Евстафьев. Ныне - независимые эксперты.


Валентин Фалин
(бывший секретарь ЦК КПСС и посол СССР в ФРГ)




Геннадий Евстафьев
(бывший сотрудник СВР, генерал-лейтенант в отставке)



(...) Российско-американские отношения вновь на перепутье. Лейтмотив СМИ и в США, и вообще на западе: Россия не вписывается в "западную цивилизацию", она по своей природе не годится в равные партнеры западным демократиям. Это следствие очередного приступа нетерпимости американских и ряда западноевропейских политиков к инакомыслию, а тем паче к инакодействию России в принципиальных вопросах внутриполитической и международной жизни. Американский истеблишмент никак не может понять, что цепная реакция распада России прервалась, прежняя парадигма претерпела кардинальные изменения, и пора бы переходить к разработке новых условий взаимодействия с Москвой.


Однако есть достаточно оснований рассматривать нынешнее усиление антироссийской риторики Белого дома не как тактическое "охлаждение", а как начало долговременных перемен в российской политике Вашингтона. Отношения двух стран стали постепенно ухудшаться после Братиславы (февраль 2005). (...)


Неоконсерваторы, преобладающие в нынешнем политическом истеблишменте США и рассматривающие себя продолжателями политической линии Р. Рейгана, принципиально вынесли своеобразный "окончательный приговор" нынешней России еще в 2004-2005 годах на волне эйфории от успеха "оранжевых революций" в Грузии и на Украине. Суть этого приговора - отказ от негласно обсуждавшегося в 2003-2004 гг. соглашения Белого дома с Кремлем (согласие на "доброжелательное" широкое партнерство со стороны Москвы в обмен на признание СНГ зоной ее интересов) и переход от попыток контролирования политики Москвы к ее формированию "изнутри", т.е. осуществлению "оранжевого проекта" в России. Совершенно очевидно, что у США в последнее время не было и до сих пор нет никакого реального плана строительства отношений с Россией как с относительно равным партнером на случай провала планов замещения нынешнего российского курса на более проамериканский. Отсюда возможны непродуманные и даже провокационные выпады на российские мероприятия, особенно в тех регионах, где взаимные интересы сталкиваются.


Фактором, который стимулирует активизацию действий США по замене нынешней правящей группировки в России является твердый выбор руководства страны в пользу реальных мер по социально-экономической модернизации общества. Отказ от следования либерально-монетаристским шаблонам в их радикальной трактовке, инициирование системы "национальных проектов" и начало инвестиций в совершенствование инфраструктуры понимается в США как хотя и медленное, но явное начало процесса социальной модернизации страны и трансформации абстрактного макроэкономического потенциала в реальные позитивные сдвиги для населения. А это, в свою очередь, является инструментом преодоления глубинного разрыва между элитой и большинством общества, что в период правления Ельцина заставляло правящие элиты ориентироваться именно на США - единственный источник собственной устойчивости и легитимности. При условии относительно успешной реализации хотя бы части национальных проектов к 2008 году может обозначиться кристаллизация новой структуры общественных отношений и баланса сил в элите, при которых сложившийся доминирующий внутриполитический консенсус ("путинское большинство") станет решающим политическим фактором. Таким образом, "окно возможностей" для коренного слома развивающихся в России тенденций и инспирирования прихода к власти в Москве достаточно податливого руководства относительно невелико.


Растущая энергетическая и политическая самостоятельность Кремля, происходящие изменения в психологическом настрое россиян, а также переоценка ценностей российской политической элитой в отношениях с Западом и поиск новой идентичности в отстаивании ею российских национальных интересов нарушили ранее утвердившиеся замыслы республиканской администрации "дожать Россию" уже на этапе электорального цикла 2007-2008 гг. Российская государственно-политическая конструкция, несмотря на все ее недостатки, оказалась устойчивее, чем полагали в Белом доме.


Причина просчета и соответственно нынешнего изменения тактики США: приговор выносился слабой России, которую можно было "дожать", а приводить его в исполнение приходится в отношении сильной России. Новое финансовое могущество России подрывает базовый принцип парадигмы, на протяжении конца 80-90-х гг. лежавшей в основе российско-американских отношений: США были донором, а Россия - получателем помощи/содействия и пр. Смена парадигмы де-факто привела к переоценке приоритетов в духе классической "реалполитик" - ключевой для Вашингтона становится задача подрыва российского суверенитета, лишение Кремля основных источников силы и устойчивости и возвращение РФ в "позднеельцинское" управляемое состояние. (...)


Новую, во многом ущербную, идеологию Белого дома точно описывает цитата из журнала Foreign Policy: "У некоторых чудовищных режимов сейчас столько денег, что они способны еще долгое время вершить злые дела, а многие достойные демократические страны вынуждены перед ними пресмыкаться, чтобы получить нефть и газ". Эта мысль в той или иной форме сейчас присуща представителям обеих партий в США. Так, в июне с.г. один из американских лоббистов ЮКОСа - отставной чиновник ряда демократических администраций Стюарт Айзенстат открыто заявил, что Вашингтон не устраивают "планы Кремля по восстановлению контроля над российской нефтью".


Не вызывает сомнения, что, несмотря на все заявления о готовности к равноправному сотрудничеству, главной мотивацией действий США и вообще Запада является стремление везде, где возможно, ущемить интересы России и за ее счет решать свои долгосрочные экономические и политические задачи.


Отсюда - неизбежность роста американских претензий по всему спектру проблем внутренней и внешней политики Кремля. Иными словами, (...) любые надежды на снятие американских "озабоченностей" снижением активности в отстаивании наших действительно принципиальных позиций, усилением пиар-сопровождения деятельности Кремля, "образцово-демократическим поведением" или частичными уступками Вашингтону в энергетической и некоторых других сферах иллюзорны и губительны с точки зрения национальных интересов нашей страны. (...)



Существо угрозы


Поступающая информация свидетельствует о растущем разочаровании Вашингтона в перспективах скорого повторения классической схемы (ставленник - харизматичный оппозиционер, ресурс толпы и т.д.) "оранжевой революции" в РФ. Отсюда - контуры нового двухпартийного консенсуса американских неоконсерваторов и либералов в отношении Кремля. Первый шаг в этом направлении уже сделан - администрация Буша сместила точку отсчета двухпартийной политики в отношении РФ существенно в сторону холодной войны. От политической борьбы за демократию, т.н. битвы за Россию, США открыто переходят в режим нейтрализации РФ как самостоятельного, а в ряде случаев и притягательного центра силы и влияния, саботажа ее главного "оружия" новой российской энергетической стратегии и шире - к прямой борьбе за российскую нефть и газ (К. Райс: "Россия показала себя ненадежным поставщиком").


Исходя из неизменной в послевоенное время логики удержания внешней политики (особенно на российском направлении) в зоне относительного консенсуса двух партий, можно уверенно предположить, что любая последующая администрация США, независимо от ее партийной принадлежности, неизбежно будет вести отсчет успехов и неудач в диалоге с Москвой уже от новой, достигнутой "нормы". При любом результате предстоящих в 2006 и 2008 выборов в США не стоит ждать радикального улучшения отношения Вашингтона к российской власти. Для США в принципе неприемлема полностью суверенная Россия, опирающаяся на такой оборонительный потенциал, который обесценивает американскую наступательную мощь, и не встроенная в конструкцию "глобального американского лидерства", не уязвимая для давления извне.


Буквально за несколько последних месяцев представители администрации США и республиканского политического истеблишмента на фоне осуждения "авторитарного" характера внутренней политики Путина и "неоимперского" статуса внешней политики России перехватили и озвучили фактически все ключевые "требования" демократов к нашей стране: от призыва кардинально пересмотреть отношение к демократии до признания постсоветского пространства зоной приоритетных интересов Соединенных Штатов. Значительно усилено идеологическое и культурное давление на Москву с использованием правозащитной тематики, о чем свидетельствуют последние доклады "Фридом Хаус" и ряда других контролируемых США "независимых" организаций. (...)


В марте с.г. двухпартийной группой Эдвардса - Кемпа под эгидой влиятельного нью-йоркского Совета по международным отношениям был подготовлен доклад "Неверный путь России: что могут и должны сделать США", представляющий расширенную инвентаризацию проблем в российско-американских отношениях и накопившихся претензий Вашингтона к России. Параллельно Госдепартамент США опубликовал ежегодный доклад о том, как Америка поддерживала права человека и демократии в 2005-2006 гг., фиксирующий "дальнейшую эрозию демократических принципов и прав человека в России".


В середине марта с.г. была опубликована обновленная редакция "Концепции национальной безопасности США", характерной чертой которой стала дальнейшая идеологизация внешней политики США, в частности, заявка на активную "демократизирующую" роль Вашингтона в соседних с Россией странах и на Большом Ближнем Востоке с целью создания неблагоприятного для Москвы "предполья". Согласно новой концепции, с Россией можно сотрудничать лишь там, где это жизненно необходимо. В военном разделе концепции фактически подтверждена и усилена традиционная ставка американской элиты на превентивные удары - "наступательные и оборонительные" - для "сдерживания как государств - врагов Америки, так и негосударственных формирований ее противников". В продолжение темы в апрельском номере Foreign Affairs опубликована провокационная статья двух американских экспертов с выводом о возникающей у США возможности безбоязненно нанести первыми разоружающий ядерный удар по России.


В начале мая с.г. на встрече с редакторами ведущих американских изданий К. Райс заявила, что Америка хочет, чтобы "русские признали, что у нас есть законные интересы и свои отношения с их соседями, даже если эти страны были когда-то частью Советского Союза". Тогда же вице-президент США Р. Чейни, посещая Вильнюс и Астану, озвучил аналогичные оценки. Впервые на столь высоком уровне США заявили, что Россия "отступает от демократии".


В ряде публикаций ведущих американских СМИ весной с.г. содержались перечисленные администрацией в частном порядке требования к Москве, которые она должна была выполнить до встречи G-8. Большая часть этих требования носит унизительный для Москвы характер и далеко выходит за рамки стандартной повестки двусторонних отношений. Фактически от нас требуют превратить страну в подконтрольную США сырьевую базу Запада. (...)


Эволюция программы действий нынешней республиканской администрации на российском направлении свидетельствует о долгосрочном закреплении доминирования неоконсервативного мышления в эшелонах, ответственных за принятия решений в отношении нашей страны. В силу внутриполитических особенностей США в обозримой перспективе неоконсерватизм будет "править бал" в республиканском и демократическом истеблишментах, изгоняя с высших постов наименее идеологизированных, умеренных политиков. Отсюда - тщетность надежд на прагматизм отдельных представителей "партии Линкольна" - республиканцев. (...)


В условиях растущих цен на горючее и неуверенности инвесторов в перспективах американской экономики шансы республиканцев на предстоящих промежуточных выборах осенью 2006 года вызывают обоснованные сомнения. Возможная потеря контроля над одной или даже обеими палатами уже в 2006 г. может иметь для нынешней администрации непредсказуемые последствия, включая инициирование демократами процедуры импичмента Буша еще до выборов-2008.


Даже если республиканцам каким-то чудом удастся обеспечить преемственность в 2006-м (промежуточные выборы) и 2008 году (президентские) - нынешний градус охлаждения отношений Белого дома с нашей страной уже невозможно будет компенсировать какими-то традиционными мерами. Никто в российском истеблишменте (включая вероятных преемников президента В. Путина) не может похвастаться тесными личными взаимоотношениями с вероятными выдвиженцами республиканцев (Маккейн, Роуми, Аллен и пр.). К тому же в условиях острого "кадрового голода" у республиканцев и прессинга со стороны демократов на предстоящих в 2007-м республиканских праймериз повышаются шансы таких радикалов-популистов, как сенатор Дж. Маккейн, которые зададут накал антироссийской риторики на всю предвыборную кампанию.


Итогом двух "бурных" сроков президентства республиканца-неоконсерватора вполне может стать возвращение маятника настроений истеблишмента, элит и электората к дозированному изоляционизму на внешнеполитической арене. Совсем не исключено, что в ближайшее время демократам удастся оседлать эту тенденцию. Однако и в этом случае нам придется исходить из объективной реальности: нынешняя степень двухпартийного консенсуса в Вашингтоне по российской проблематике весьма велика. Отражение этого - схожие позиции по России у нынешних фаворитов обеих американских партий (на данном этапе это сенатор-республиканец Дж. Маккейн и представительница демократов сенатор Х. Клинтон). Демократический истеблишмент США испытывает острую идиосинкразию на В. Путина - отсюда неизменная поддержка Буша в тех аспектах американо-российских отношений, где по идее у республиканцев и демократов могли бы наблюдаться определенные различия. (...)


Ужесточение линии в отношении нашей страны в определенном смысле невыгодно лично Дж. Бушу, поставившему свое "президентское наследие" на карту решения иранской проблемы. Президент США, находясь под острым внутриполитическим прессингом, всерьез озабочен опасностью "неуспеха" еще и в отношениях с В. Путиным. Оптимальным для него было бы получить от Москвы полное содействие по Ирану в обмен на громкое заявление о том, что "он не зря доверял Путину". Примечательно, что пока он избегает публичных антироссийских высказываний. (...)


Вместе с тем США пока не располагают достаточно мощными и надежными инструментами, которые позволили бы трансформировать риторическую жесткость в успешные действия и осуществить необходимые Вашингтону перемены на российской политической сцене. У нынешней российской оппозиции отсутствует массовый ресурс, недостаточно мощными являются и остальные отдельно взятые инструменты влияния. Анализ публикаций американских СМИ, экспертных оценок и настроений в близких к Белому дому кругах свидетельствует о том, что ключевая ставка США в 2007-2008 гг. будет сделана на попытку инициировать (через задействование всех накопленных еще в 90-е годы инструментов и фигур влияния) такую скрытную перегруппировку сил внутри высших эшелонов российского руководства, политической и деловой элиты, которая бы проложила путь к "тихому" осуществлению российского варианта "оранжевой революции". Основными приемами являются: делегитимизация власти в России, содействие расколу в российской элите, затруднение международной деятельности российского бизнеса (нельзя недооценивать его уязвимость, связанную с широкой офшорной составляющей), кроме ориентированного на США и, в конечном счете, обеспечение моральной и косвенной материальной поддержки прозападным группам, нейтрализация политических сил, противодействующих ставленникам США в российском политическом истеблишменте.


Основные прогнозируемые шаги в этом направлении:
1. Международно-правовая изоляция высшего руководства РФ, "силовиков" и ключевых представителей бизнеса. Создание перманентно напряженной атмосферы вокруг них с помощью массовой реанимации коррупционных дел и реализации "коррупционного" компромата и "привязывания" к нему конкретных деятелей и их родственников. В среднесрочной перспективе - накапливание судебных решений на Западе по большинству российских чиновников категории "А" с масштабным рекламированием "вручения повесток в суды", блокированием въездов, визовыми проблемами и пр. (...) Задача - сделать будущее ключевых российских чиновников (финансовое благополучие после отставки, возможность получения высокооплачиваемого поста в крупных международных организациях или корпорациях и пр.) полностью зависимым от доброй воли Вашингтона.


Вероятна также медийная и организационная координация антикоррупционной кампании российской левонационалистической и либеральной оппозиции с полицейскими и судебными мерами на Западе против зарубежной собственности отдельных российских чиновников и бизнесменов. (...)


2. Усиление внутриполитического давления на российское руководство посредством непризнания выборов. Основным сценарием здесь видится следующая цепочка действий:
- сознательное нарушение некоторыми оппозиционными деятелями действующего законодательства о выборах как провокация на снятие кандидата властями. Организация вокруг этого разного рода бойкотов и шумных кампаний на Западе и внутри России о нарушении прав человека;


- отказ наблюдателей Запада признать выборы в ГД и президента РФ свободными и демократическими, публикация официальных докладов наблюдателей ОБСЕ и СЕ о "массовых нарушениях в ходе выборов";


- организация слушаний и антироссийских резолюций в Европарламенте, в рамках других международных организаций, вынесение соответствующих резолюций по поводу итогов выборов в РФ.


Ключевой кандидатурой на роль снимаемого кандидата пока представляется Михаил Касьянов как не имеющий никаких электоральных перспектив, но ценный в качестве "жертвы режима". На реализацию этого сценария недвусмысленно указывает содержание обучающих семинаров и тренингов, только что проведенных ведущими американскими спонсорами "оранжевых революций" (в частности, Национальным демократическим институтом) с активистами и сторонниками касьяновского Народно-демократического союза. В них россиянам давались недвусмысленные установки - априори исходить из признания несовершенства российского избирательного законодательства и невозможности проведения властью "честных и справедливых выборов". Отсюда рекомендации "перепрыгнуть" "несовершенные и неработающие", российские правовые нормы и "неэффективные, авторитарные" власти, апеллирую напрямую к Западу. (...)


3. Использование объективно существующего потенциала социального протеста в РФ. Поощрение и инициирование обращений организаторов российских протестных движений (автомобилисты, обманутые вкладчики, соинвесторы жилья, переселяемые владельцы недвижимости, в перспективе в результате стремительного роста тарифов ЖКХ - недовольство "обездоленных нанимателей-арендаторов жилья" и пр.) к Западу (Совет Европы, Европейский суд) как к последней инстанции заступничества с целью узаконить эти каналы давления на Москву.


Наращивание критики по т.н. третьей корзине (иски россиян в зарубежные судебные инстанции против руководства страны по поводу нарушения демократических прав и свобод, проявлений тоталитаризма и т.п.) до возникновения "критической массы", оправдывающей введение международно-правовых санкций, вплоть до ограничения, в крайних случаях, российского суверенитета ("замораживание" госсредств на счетах иностранных банков и пр.).


4. Активизация поиска "ставленника" на левом фланге российского политического спектра. Неспособность российских либералов/правых эффективно освоить даже минимум вложений и задействовать в полной мере ресурс толпы заставляет Вашингтон обращать свой взор на потенциал протестной активности других слоев российского электората. Не сужая спектр поиска "ставленника" (в Вашингтоне за последнее время побывали практически все представители правой российской оппозиции) и сохраняя традиционный уровень поддержки старых "прозападных сил" в России (М. Касьянов, Н. Белых, Г. Каспаров), Белый дом все очевиднее склоняется к тому, чтобы сделать ставку на объединение некоторых левых и либеральных кругов в российской оппозиции. (...)


5. Активизация переговоров с крупным бизнесом России как для обеспечения финансовой поддержки российской оппозиции, так и для блокирования контрдействий проправительственных сил. Задача-минимум заставить российских олигархов "не складывать все яйца в одну кремлевскую корзину". Реализация этой части сценария уже фактически началась: решение наиболее крупных текущих т.н. корпоративных конфликтов, в том числе тех, по которым нет единства всех кремлевских "башен", находится в руках США и Запада по факту их преимущественно офшорной принадлежности. (...)


6. Содействие "тихому саботажу" политики Кремля со стороны российских СМИ, в т.ч. номинально подконтрольных Кремлю, давление по линии создания т.н. общественного (а на деле - прозападного) телевидения. Активизация работы Запада с медийным сообществом, поощрение формализованного подхода СМИ к исполнению рекомендаций власти, т.е. фактически дискредитация Кремля в глазах россиян руками лояльных средств массовой информации. Адресная работа с ведущими журналистами на "восстание против вранья". Организационная и финансовая помощь кампаниям левонационалистической и либеральной оппозиции "за свободу СМИ", "равный доступ", "против лжи по телевизору" и т.п.


Основная линия такой дискредитации хорошо просматривается в стремлении подорвать в сознании россиян ассоциацию крупных государственно-корпоративных структур ("Газпром", РАО, РЖД и пр.) с интересами государства и народа. На экспертно-пропагандистском уровне дальнейшее распространение формально логичной гипотезы "обналичивания представителями власти в РФ накоплений, нажитых сомнительным путем", вывода капиталов за рубеж и якобы передачи российских богатств в руки узкой группы транснациональных корпораций путем "залоговых аукционов-2". На массово-агитационном уровне акцентирование "корпоративного характера" внешней политики РФ, прежде всего в СНГ, тезисами типа "интересы "Газпрома" чужды интересам простого народа, его прибыль формируется за счет кошельков россиян" и пр.


7. Целенаправленное использование прозападных групп, печатных изданий и отдельных деятелей в российском экспертном сообществе. (...)


8. Усиление поддержки дезинтеграционных процессов в РФ путем продвижения рекомендаций о целесообразности возвращения к "ельцинской" концепции федерализации страны, усиления ставки на сепаратизм и детонацию в отдельных национальных регионах, прежде всего на Северном Кавказе. (...) Ключевая ставка в данной линии будет сделана на повышение статуса "перспективных" "подрывных элементов", их продвижение ближе к властным структурам, ориентацию на борьбу за политический ресурс (в регионах прозападные структуры все чаще обращаются в госорганы с предложениями о "партнерстве и сотрудничестве"). Помимо республик Поволжья и Северного Кавказа в орбиту западного влияния в ближайшее время могут быть втянуты регионы Севера Европейской части РФ - Карелия, Республика Коми, Мурманская область, Ненецкий округ и пр.


Среднесрочный сценарий подрыва федеративного единства России "изнутри" легко прочитывается: с помощью управляемых HПO (в большинстве случаев оформленных как вполне легальные этнические общественные организации, например, "Черкесский конгресс" в Адыгее или "Новый Башкортостан", организации финно-угров, карелов, вепсов, коми и пр.), Запад активно добивается фактического сращивания националистической оппозиции с социально-экономическими и политическими протестными силами. (...)


В более отдаленной перспективе актуален и другой сценарий Запада - поддержка дальневосточного и якутского геополитического и экономического сепаратизма. (...)


9. Подрыв стратегии энергетического суверенитета РФ по следующим ключевым направлениям:
- продавливание решения о доступе альтернативных международных поставщиков энергоносителей к экспортной трубопроводной системе РФ в рамках Энергетической хартии или новых стратегических соглашений с Евросоюзом;


- требование приватизации предприятий российского ТЭК и непременного участия западных компаний в ней как элемента "борьбы с коррупцией";


- активизация реализации проектов альтернативных путей транспортировки энергоносителей из Закавказья и Центральной Азии в Европу (...);


- срыв масштабных планов энергетического сотрудничества с КНР (блокирование строительства ВСТО, газопроводов в Китай по экологическим и др. соображениям);


- усиление давления на Москву якобы в целях "защиты" энергетических интересов своих партнеров - Украины, Грузии, Польши, Прибалтики и шире - Западной Европы.


Одновременно давление на глобальную ценовую конъюнктуру с целью достижения "справедливой" цены на нефть (М. Касьянов уже сделал фантастическое антинациональное заявление, что "20 долларов за российскую нефть - это справедливая цена"). Очевидно, что в ближайшее время будут предприняты шаги по сокращению или вовсе ликвидации т.н. военной премии к цене барреля - Вашингтон уже приступил к переговорам с некоторыми союзниками из ОПЕК, планирует активизацию давления на Венесуэлу и пр. (...)


В среднесрочной перспективе - обвинения РФ в использовании "монопольных преимуществ" географического расположения и природных богатств с соответствующим ужесточением требований к нашей стране по большинству внешнеэкономических проблем (блокирование вступления в ВТО, сохранение дискриминационных ограничений в американском и других законодательствах и пр.) в качестве "логичного ответа" на применение Россией "энергетического рычага".


В более отдаленном будущем - создание системы международного признания запасов энергоносителей и прочих природных богатств "неотчуждаемым общечеловеческим благом" (по аналогии с водными ресурсами и атмосферой) с последующей необходимостью внесения соответствующих коррективов в международно-правовую концепцию национально-территориального суверенитета. М. Олбрайт уже озвучила вожделенную идею о том, что российская Сибирь вообще-то должна "принадлежать всем". (...)


10. Подрыв политического авторитета Кремля в мире. Сведение официальных контактов с российским руководством до минимума приличия, в ряде случаев с ультимативным подтекстом. Фактический возврат к формуле G7. Принципиально не меняя сразу форматов встреч и мероприятий группы восьми де-юре, Соединенные Штаты де-факто берут на себя задачу согласования позиций в семистороннем формате и представления уже согласованной позиции "семи" российской стороне (есть рекомендации Трехсторонней комиссии о переходе к такому формату работы "Восьмерки" с 2007 года) (...)


11. Активизация содействия "оранжевым режимам", прежде всего в Киеве и Тбилиси, вплоть до начала процесса практического приема Грузии и Украины в НАТО уже в ходе нынешней "волны расширения" альянса (вместе с Албанией, Македонией, Хорватией) на саммите в Риге 28-29 ноября с.г. (...)


Усиление давления по всему спектру проблем России в СНГ. (...)



Заключение

(...) В связи с вышеизложенным остро встают вопросы о готовности руководства нашей страны найти адекватные ответы на стоящие внутриполитические и внешнеполитические вызовы, включая системную трансформацию подхода Вашингтона к формированию отношений с Москвой. (...)


Очень важно ответить на ряд ключевых вопросов:
Есть ли у Кремля силы не только заявить о стратегических принципах внешней политики России в XXI веке, но и выдвинуть и организовать реализацию идеи неконфронтационной демократической модернизации в качестве ключевой миссии РФ на постсоветском пространстве и в мире в целом?


Способна ли власть приступить к переориентации дипломатической активности в СНГ на реально достижимые цели укрепления ЕЭП без Украины, создания в среднесрочной перспективе "конфедеративного ядра" (Россия, Белоруссия, Казахстан) с последующим инкорпорированием Узбекистана, в долгосрочной - формирования экономической основы такой конфедерации - газотранспортного союза ("газовой ОПЕК")?


Готово ли руководство страны пойти до конца в использовании рычагов экономической, и прежде всего энергетической, политики на постсоветском пространстве вплоть до подчинения отдельных корпоративных интересов ключевых российских игроков задачам укрепления пророссийского ядра в СНГ, например, путем удержания дотированных цен на энергоносители для Минска и Еревана и создания механизма "оперативного законодательно-исполнительного реагирования" на поведение партнеров, позволяющего в течение считаных недель серьезно менять тактический курс в отношении тех, кто не склонен вести себя с Россией искренне, и тех, кто готов сотрудничать с ней на долгосрочной основе, а не ориентироваться на иждивенческие цели. (...)


Москва. 18 июля 2006 года

 

США не нужен хаос в России



Алексей Арбатов, член-корреспондент РАН,
руководитель Центра по международной безопасности ИМЭМО РАН



***
Я не могу согласиться с тезисом авторов доклада «О вероятном сценарии действий США в отношении России в 2006-2008 годах» о том, что «растущая энергетическая и политическая самостоятельность Кремля», ставшая сильной Россия – это причины раздражения со стороны США и ухудшения наших двусторонних отношений.


По сравнению с 90-ми годами Россия нынешнего десятилетия – несомненно, более независимое государство. Но стала ли она действительно сильной? Благоприятная мировая нефтяная конъюнктура дала России относительную финансовую стабильность и неплохие (хотя далеко не рекордные по мировым стандартам) темпы экономического роста. Российская политическая элита этим гордится, но воображать себя сверхдержавой в каком бы то ни было смысле, в том числе «энергетической сверхдержавой», было бы явным «головокружением от успехов». Правда, по ядерному оружию мы все еще сверхдержава, сопоставимая с США, однако, по сравнению с 90-ми годами наше относительное положение на этом уровне военного баланса значительно ухудшилось и продолжает ухудшаться. В остальном, если вернуться на грешную землю, весь российский ВВП на текущий год – это примерно два военных бюджета США. В мировом объеме ВВП доля России составляет примерно 2 процента, доля США – более 20 процентов. В «Большой восьмерке» мы обогнали Канаду и приблизились к Италии, но намного отстаем от остальных членов этого элитного клуба. Достаточный ли это базис для позиционирования страны как мощной державы или сверхдержавы? Мне кажется, что нет. На этой основе можно ощущать себя более независимыми в мире, решать насущные финансовые проблемы: погашать внешние долги и затыкать дыры в нашей сложной социально-экономической ситуации, немного больше давать на оборону, но не более того.



Главный момент состоит в том, что экспортно-сырьевая экономика никогда не сможет сделать нас сверхдержавой, решить огромные социально-экономические проблемы, гарантировать политическую стабильность, предоставить достойное место в мировой экономике и обеспечить достаточную обороноспособность. На основе экспорта сырья нельзя стать «энергетической сверхдержавой», а можно лишь быть сырьевым придатком экономических сверхдержав и центров силы.



Поэтому США раздражает отнюдь не представление о России, как о возродившейся сверхдержаве, а отказ России от модели отношений 90-х годов, к которой США привыкли и которую не хотят менять. Им трудно смириться с мыслью, что Россия перестала идти в фарватере американской политики, формулирует собственные интересы, приоритеты, пути разрешения кризисов и подчас даже нарочито перечит США.



В России произошел сдвиг в политическом сознании, в общем настрое внутренней и внешней политики, но не в экономическом базисе и не в военной мощи. И американцы, как сугубые материалисты, никак не могут понять, почему это Россия стремится вести себя как мировой центр силы наряду с США, Китаем, ЕС? У них это просто не укладывается в голове, поскольку не подкрепляется никакими расчетами или прогнозами. А у нас, как всегда, сознание далеко опережает бытие и амбиции растут не по дням, а по часам. Тем боле, что сами США, как опутанный веревками Гулливер, имели глупость увязнуть в Ираке и не могут решить проблемы Ирана, Афганистана и Северной Кореи. Потому в российско-американских отношениях растут противоречия по поводу постсоветского пространства, нашей внутренней политики, Ирака, Ирана, энергетической безопасности, экспорта вооружений и ядерных технологий, ограничения стратегических вооружений.



Теперь о прогнозе В.Фалина и Г.Евстафьева о том, что в связи с ростом противоречий США готовят сценарий «оранжевой революции» в РФ. Американцам, безусловно, не очень по душе режим президента Путина. Они бы предпочли более зависимый от США и более покладистый режим в России. Но при рассмотрении альтернативы Путину они пытаются проанализировать, а не придет ли ему на смену, пусть даже путем демократических выборов, откровенно авторитарный националистический или имперско-коммунистический режим. В этом смысле для них предпочтительнее иметь дело с Путиным. Вашингтон, конечно, не прочь, чтобы у нас победил деятель, больше соответствующий их представлениям о демократическом лидере. Но большинство из них не верят в такую возможность. Поэтому расшатать режим Путина и получить взамен откровенно враждебный режим – этого американцы не хотят, в чем меня убедили многочисленные встречи в Вашингтоне, откуда я только что вернулся.



Вообще, в Америке можно найти любые мнения и проекты в отношении РФ, но если говорить о национальной политике США в том виде, как она формулируется правящей элитой, там нет стремления развалить Россию и ввергнуть ее в хаос. Тем более, с ее ядерным оружием и запасами ядерных материалов, этническими проблемами и природными ресурсами, на которые найдется много претендентов, помимо США. Да и возможностей наладить в России демократию у них нет, что они поняли, обжегшись даже на Ираке.



Цветные революции на постсоветском пространстве произошли там, где для этого созрела почва, где было огромное недовольство режимом и лидером, где была разношерстная, но буйная оппозиция и где режим опирался на меньшинство. Там внешнее воздействие сыграло роль катализатора. В России же позиции Путина прочны, он пользуется поддержкой большинства населения. Если и есть опасность, то это опасность этнического и религиозного экстремизма, фашизма и левацкого радикализма, особенно в случае крупных социально-экономических потрясений. Но поощрять такие настроения для США все равно, что плевать против ветра.



Не выдерживает критики и утверждение авторов доклада о том, что при росте социального протеста роль детонатора революции в РФ может сыграть арест счетов российских чиновников категории А за рубежом и вброс в страну компромата на них. Наше население привыкло к тому, что чиновники себя не забывают, народ видит их коттеджи и лимузины и на федеральном, и на региональном уровне. Этим в России никого не удивишь и на восстание не поднимешь. Если же на Западе начнут арестовывать счета наших чиновников и компрометировать высшее руководство страны, эффект скорее будет обратный: раз они пытаются подорвать страну, население сплотится.



Информированных американцев тревожит другое. Они понимают, что наша стабильность на базе «исполнительной вертикали» все больше зависит от одного человека, который не может решить все проблемы огромной страны. Такая стабильность крайне уязвима, нет устойчивого равновесия ветвей власти, слабеют обратные связи от общества к государству, которые позволяют корректировать политику, не дожидаясь социальных взрывов.



Для реальной, а не поверхностной, стабильности стране нужно менять законодательство и бюрократизированную политическую систему. Избавляться от всевластия государственно-монополистических группировок, от экспортно-сырьевой модели экономики и обеспечивать эффективные отечественные и зарубежные инвестиции в высокие технологии, которые только и могут сделать Россию мировым центром силы во всех ее параметрах. Это возможно только тогда, когда будет четко и незыблемо законодательно гарантировано право частной собственности, получения прибылей от инвестиций, защита от рэкета и коррупции. Для этого нужны антимонопольные законы и действия, прозрачные отношения бизнеса и государства, реальное разделение ветвей власти, независимые суд и арбитраж, свободные СМИ как часть гражданского общества, которое не допускает монополизации власти и экономики.



В целом, представленный доклад двух авторов производит странное впечатление. Он как бы проецирует на другую сторону собственные представления и подходы авторов по принципу: «вот мы бы на их мете поступили так-то…» Реальность весьма далека от этого виртуального мира. К американской политике можно предъявить множество обоснованных претензий, не прибегая к надуманным сценариям. Но для США, к худу или к добру, Россия стоит далеко не на первом месте как внешнеполитический приоритет, уступая Ираку, Ирану, КНДР, Китаю, Индии и другим странам и вопросам. Искусственное разжигание в России антиамериканизма сверх тех настроений, которые и так есть в обществе как реакция на политику США последних лет, не принесет нам никакой выгоды ни во внешней политике, ни в решении наших внутренних проблем.


Ностальгия бывших


Дмитрий Рогозин, депутат Госдумы РФ


В середине сентября представителем фракции "Единая Россия" в Государственной думе был распространен "секретный (!) доклад" бывшего генерала КГБ Геннадия Евстафьева и знатного представителя партноменклатуры Валентина Фалина, который, кстати, давно живет в Германии.



Что побудило заслуженных пенсионеров взяться за перо? Допускаю, что просто привычка, зуд былой трудовой активности и ностальгия по прогулкам в коридорах власти. Доклад посвящен анализу происков США в 2006-2008 гг., когда должна произойти плановая ротация состава ГД и главы государства. Авторы уверяют, что главной целью США и Запада вообще является задача "везде, где возможно, ущемить интересы России и за ее счет решать свои долгосрочные задачи".



Кто не знает о том, что США грубо вмешиваются в дела суверенных стран, воюют, устраивают революции, в общем, с добрым словом и пистолетом несут миру "светоч демократии"! Также очевидно, что американцы будут совать нос в дела России и в ближайшие годы вести себя в нашей стране очень активно. Сообщать это под грифом "секретно" - все равно что сразить ученый мир новостью о том, что лошади едят овес.



Авторы сочинения уверяют, что союзниками Вашингтона в его происках против России готовы выступить оппозиционные политики. Наиболее выигрышным, с их точки зрения, для нанесения удара по "преемственности власти" является "электоральный тандем Рыжков - Рогозин". Другими словами, вот они - агенты влияния.



Данные выводы делают задачи доклада намного шире тех, что заявлены в его названии. Таким образом, получается, что авторы ведут речь не о безопасности и защите национальных интересов России, а о том, как обезопасить нынешнюю "партию власти" в предстоящий выборный сезон 2007-2008 гг., подстрекая ее к продолжению расправы над оппозиционными политиками.



Среди угроз государству докладчики называют, например, реанимацию компромата по российским чиновникам категории "А". Примечательно, что авторы доклада рассматривают это именно как внешнюю (!) угрозу государству, путая понятия "компромат" и "сведения о коррупции в высших эшелонах власти", которые необходимо выявлять, не дожидаясь, когда на этом пути нас опередят иностранные прокуратуры.



Далее в докладе цинично говорится о возможности "использования существующего потенциала социального протеста" как повода для введения санкций. Социальное недовольство авторы приводят так же, как внешнюю (!) угрозу политической власти в стране. Не иначе как мышление геостратегическими категориями подавило у них, казалось бы, для всех очевидное знание о том, что социальный протест вызывают не "происки врагов", а невыносимые условия жизни, нищета и воля к жизни нормальной.



Докладчики говорят и о "тихом саботаже" политики Кремля со стороны СМИ. Данное утверждение и примененная в нем терминология вообще заимствованы из арсенала 5-го Управления КГБ, которое, как известно, гоняло в СССР диссидентов. Подобные утверждения - не что иное, как подстрекательство к введению диктатуры той самой коррумпированной бюрократии и олигархии, о публикации "компромата" на которую предупреждают авторы доклада. К слову сказать, первый шаг к этому партия власти "Единая Россия" уже сделала, подготовив законопроект о борьбе с политическим экстремизмом. Любопытно, каким будет шаг второй?



Главный мотив доклада: Россия, с которой авторы отождествляют исключительно действующую власть (подлежащую, между прочим, узаконенной Конституцией демократической сменяемости), находится в кольце внешних и внутренних врагов! Кто не с нами, тот союзник США в их подрывной деятельности против России. Все тот же подзабытый, но все же памятный стиль КГБ позднесоветского периода. Что за этим периодом последовало, мы также все очень хорошо помним.



Подобного рода документация, исходящая от бывших высокопоставленных чиновников, проясняет некоторые обстоятельства падения СССР. Как заметил Гегель, "история повторяется дважды: один раз в виде трагедии, второй раз - в виде фарса". Обращение "Единой России" за содействием к тем же людям и к тем же методам есть тревожный признак.



Уважаемый читатель. Вы прочитали доклад и два мнения. Вот и думайте сами. Мы призываем вас думать.

 


Социальные сервисы:


Комментариев: 5

Трагедия текущей истории

Трагедия текущей истории
Россия и Иран в стратегической перспективе

 

Упрямая некомпетентность практически всех мировых экономистов является следствием опоры на механистически-статистические картезианские методы вместо римановских принципов динамики. Это же сегодня происходит в сфере внешней политики большинства стран мира. Неспособность некоторых влиятельных иранских лидеров понять раздражение президента Путина отражает распространенную склонность к механистическому мышлению, а не динамике в стратегических вопросах. Эта же методологическая ошибка характерна для распространенных ошибочных экономических прогнозов.


Наблюдатели заметили некоторую напряженность в отношениях между Россией и Ираном в результате отрицательной реакции Ирана на гибкую политику России в связи с тем, что Англия и США используют предположительную программу разработки ядерного оружия Ираном в качестве предлога для эскалации уже разгорающейся асимметричной войны в регионе Юго-Западной Азии.
Представляется, что президент Путин понял две вещи, которые, к сожалению, упускают из вида влиятельные круги Ирана и других стран. Не следует выделять Иран в связи с этой проблемой метода; то, что выдают за стратегическое мышление в большинстве стран Западной и Восточной Европы, а также в руководящих кругах США, представляет собой такую же методологическую ошибку, какую совершают и некоторые влиятельные круги Ирана.


Другими словами, ошибка, которую совершают некоторые иранские круги, представляет часть мозаики опасных заблуждений руководства многих других стран. Другую часть, самым очевидным образом, составляет упрощенческая пародия на "стратегическое мышление" профессиональных политиков, как в Конгрессе США, так и среди перспективных кандидатов на пост президента.
Во-первых, благоразумный командующий всегда знает своего врага. Настоящим врагом часто является хитрый противник, который притворяется союзником.


Так, Бисмарк совершенно справедливо вел войну против английской марионетки Наполеона III, и также справедливо, хотя и безуспешно, старался препятствовать недальновидному отказу прусской монархии закончить войну сразу же после разгрома Наполеона III. Ошибка кайзера заключалась в том, что уязвленная Франция в последующем оказалась послушной игрушкой в геополитических играх Лондона и Первой и Второй мировых войнах против континентальной Евразии.


Недальновидный и обманутый Вильгельм II и другой племянник Эдварда VII, царь Николай II ввязались в войну друг с другом к удовольствию австро-венгерского кайзера, и все это в угоду империалистическому Лондону, поставившему цель взаимного уничтожения Германии и России в геополитических войнах. Кайзер лично расчистил путь к войне с Россией, отстранив Бисмарка, не желавшего втягиваться в глупости Габсбургов на Балканах.


Второй пункт заключается в том, что мудрый военачальник никогда не позволит врагу вынудить его занять определенную позицию в определенное время, специально выбранные противником к своему преимуществу. Например: единственно важный и настоящий враг Ирана находится в Лондоне, а также среди союзников бывшего вице-президента Гора, тесно связанных с Лондоном. Лондон премьер-министра Блэра также является настоящим врагом и США и народов Юго-Западной Азии. Клику Блэра нужно либо разгромить, либо усмирить более мягкими средствами.


С учетом этих двух соображений политика Путина в отношении иранской реакции на англо-американские действия по расширению театра военных действий в Юго-Западной Азии представляется благоразумной, а некоторое сопротивление иранцев увещеваниям Путина является зловещей тактической ошибкой — иранцы не учитывают динамический характер мировой стратегической ситуации в целом. Объясню это на очень актуальном примере из недавней истории.



ВОЙНА ФРАНКЛИНА РУЗВЕЛЬТА
Адольф Гитлер пришел к власти при поддержке и под руководством британской монархии и ее англо-голландских и французских приспешников, включая финансовые круги в самих США, симпатизировавших Муссолини и Гитлеру. Рузвельт понимал это и оценивал как реальную мировую стратегическую ситуацию. Он сыграл на затруднениях Великобритании и втянул ее и других бывших сторонников Гитлера в сложнейший военный союз Рузвельта, Черчилля, Сталина и других, разрушивший планы нацистов на мировое господство фашистской системы под руководством Гитлера.


С исторической точки зрения, безвременный уход президента Рузвельта привел к смещению баланса сил внутри США, по замыслу президента направленных на полное послевоенное искоренение всех остатков имперского колониализма. Победили проимперские тенденции, которые президент Эйзенхауэр назвал "военно-промышленным комплексом".


Захват власти этим "комплексом" привел к смещению в 1967-1972 гг. центра мировой силы от американской системы политической экономии, воплотившейся в Бреттон-Вудской валютно-финансовой системе с фиксированным обменным курсом, к англо-голландской либеральной модели с доминированием Лондона в 1971-1981 гг., что привело к разрушению американской агропромышленной экономики и превратило США в сверхдекадентское, антинаучное и антитехнологическое общество — "постиндустриальные" обломки под названием "глобализация". Эта вот "глобализация" и является главным врагом США.


Смена курса, осуществленная после смерти президента Рузвельта под британским руководством, была первым радикальным шагом американских финансистов, связанных с Лондоном к восстановлению мирового господства англо-голландской либеральной системы имперского монетаризма. Сегодня эти англофильские планы реализуются под вывеской безгосударственной "глобализации" и ультра-мальтузианского жульничества под названием "глобальное потепление", проталкиваемого бывшим вице-президентом США Элом Гором.


Давние и тесные связи Эла Гора и английского принца Чарльза привели мировую экономику на грань валютно-финансового и экономического краха, когда правительства суверенных государств ведут смертельную борьбу — как с мировым финансовым коллапсом, так и разрушением физической экономики в результате создания мировой империи под вывеской неомальтузианской "глобализации". Сохранение суверенных национальных государств в любой части планеты требует возврата повсюду к практической политике развития на основе научно-технического прогресса.


Можно предполагать, по крайней мере, что президент Путин это понимает. Ссылки представителей Кремля на модель президента Рузвельта весьма показательны. Враги цивилизации сегодня — силы, разделяющие идеологию, выразителями которой являются принц Чарльз и Альберт Гор. Это враг, которого нужно разгромить.


Для победы над Гором и К° необходимо политическими средствами убедить США вернуться к политическим воззрениям бывшего президента Рузвельта. При этом для спасения цивилизации в обозримом будущем срочно необходимо создание мировой коалиции сил вокруг ключевых договоренностей, которые будут достигнуты четырьмя ведущими странами. Необходимо соглашение, возвращающее нас к рузвельтовским планам послевоенного мира как системы сотрудничества суверенных наций-государств, объединяемых единой системой американского типа с фиксированными курсами валют, работающей на развитие всей планеты.


Можно выразиться абсолютно просто и достойно: стратегически все действия должны быть направлены к строительству новой справедливой мировой экономической системы общего развития как управляющей отношениями между государствами и народами планеты. Объединение США, России, Китая и Индии в качестве ведущих партнеров подлинной программы Объединенных Наций является обязательным условием, которым нельзя жертвовать в пользу других забот.



ГЛОБАЛЬНЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС
Некоторые лица из высших кругов США неоднократно задавали мне следующий вопрос: "Мы согласны с вашей стратегической оценкой мировой экономической и валютно-финансовой ситуации. Однако, ситуация политически не созрела для реформ, которые необходимы для будущего восстановления нашей экономики. Можете ли вы определить более скромные, промежуточные шаги, которые можно было бы рассматривать как временные меры?"


Мои отлично информированные собеседники знают, что сегодняшняя валютно-финансовая система уже не просто обанкротилась, но вступает в фазу, которую прошла валютно-финансовая система Германии в конце 1923 года. Тогда Германию (временно) спасла новая система, опиравшаяся на американское золото; только такие же решительные и внезапные перемены могут спасти экономику США от гораздо худших последствий, нежели просто экономической депрессии — от общего кризиса. Сегодняшнюю валютно-финансовую систему невозможно реформировать, ее следует заменить системой управления банкротством в соответствии с преамбулой к федеральной конституции США.


Мои собеседники полагают, что политическая машина правительства США "не готова" согласиться с моим руководством планирования и проведения такой реформы, даже при отсутствии приемлемой альтернативы, даже ради дальнейшего существования США как государства.


На практике такая реформа в США будет зависеть политически от перспектив объединения руководящих кругов США, России, Китая и Индии в качестве комитета спонсоров и инициаторов всеобщей, практически мгновенной реформы мировой экономической системы. Такое решение четырех ведущих стран было бы научно обосновано — возврат к решению Рузвельта о создании после Второй мировой войны Бреттон-вудской антиколониальной системы с фиксированными курсами валют. Это немедленно мобилизует мировой торговый потенциал, достаточный для принятия необходимых чрезвычайных мер.


Следует осознать, что убийственное безумие Гора с его идеями "глобализации" совершенно нетерпимо. Нужно понять, что следует положить конец англо-голландским либеральным планам использовать Юго-Западную Азию в качестве детонатора стратегического разлома, и США, Россия, Китай и Индия могли бы прийти к соглашению по этому вопросу очень быстро.


Главное сейчас — склонить США к немедленным неформальным контактам с представителями этих трех государств и их меньшими партнерами для решения проблемы разворачивающегося мирового экономического кризиса и накопления политической воли, чтобы пресечь английские попытки разжечь пожар в Юго-Западной Азии.


История требует выбрать поле боя и добиться скорейшей победы во имя всего человечества. И следует уклоняться от любых войн, уводящих мир в любую другую сторону.
 

Линдон Ларуш
 

Примечание
Статья опубликована в журнале Executive Intelligence Review от 6 апреля 2007 года.
Перевод с английского К.Бородинского.

 

Социальные сервисы:


Комментариев: 2

Ужас глобализации

Есть признаки, что человечество оказалось на грани экономической катастрофы, какой оно не знало с 14 века. Причем коллапс захватит не только США – Америка повлечет за собой в пропасть Китай, который экспортирует в США огромной количество своей продукции.
Что касается Европы, то практически все страны Западной и Центральной Европы, кроме Британии (что важно!), перестали выполнять свои функции национальных государств.


Недавние инциденты с участием Китая – высвечивание на орбите спутника США, а затем сбивание собственного спутника оружием с лазерной наводкой – высветили происходящее. Китай на строительство своих лазерных оборонительных систем тратит гораздо больше средств, чем США на аналогичные устройства в восьмидесятые годы. Причина этого кроется в правлении Буша, стремящегося к глобализации: Китай хочет оградить себя от создаваемой Бушем возможности размещения на орбите смертоносных спутников, готовых пролить смертоносный дождь в любой точке планеты.


Я вижу в этом свидетельство того, что США и Западная Европам больше не являются индустриальными державами. Они превратились в постиндустриальные общества, в которых необученные, ничего не желающие и не умеющие делать люди надеются на сказочную защиту спутниками-автоматами, которые с орбиты уничтожат любую опасность сами.


Но это бредовая идея – автоматы нуждаются в контроле. Поэтому на месте русских – и идущих по их стопам китайцев и индийцев - я стал бы разрабатывать оружие, ликвидирующее контрольные устройства в спутниках. Именно этим и занялись русские и китайцы.



Правление Мировой Империей
Проблемы Китая, Ирана и другие – это не проблемы, точнее, часть более общей проблемы. И это – тотальная глобализация, проводящаяся британскими кругами при участии некоторых членов администрации Буша. Этим объясняется и недавний экологический поворот в его правлении.


Мы имеем ситуацию, схожую с 1000 н.э., когда на закате Византийской империи власть в Европе захватила Венецианская олигархия, которая, управляя норманнской конницей, поддерживала в Европе средневековый (ультрамонтантный) порядок при отсутствии государств.


Сейчас мы видим тенденцию к схожей ситуации, причем к венецианской олигархии, по-прежнему играющей роль, присоединяется англо-американская и англо-голландская финансовая олигархия.


Как ни глупо это звучит, но создается мировая империя, и она определяет порядок.



Защитить национальный суверенитет
Последние высказывания Чейни, а вслед за ним Блэра определяют, что является целью США – Россия, Китай, возможно, Индия. Не Иран, не юго-западная Азия – они интересны только постольку, поскольку являются воротами к России, Индии и Китаю. Ибо эти четыре нации определяют миропорядок.


Назад к Рузвельту. Поскольку мировая финансовая система уже конченная и ничто ее не спасет, мы должны создать опору для предотвращения хаоса. И именно таковым может стать союз четырех государств: СШа, России, Китая, Индии. Для этого они должны сохранить свой суверенитет, а не превращаться в размытое безгосударственное общество по примеру Средневековой Европы.


В годы войны планы Ф.Д.Рузвельта предполагали крушение колониальной системы и создание системы безопасности, основанной на суверенитете независимых государств. После смерти Рузвельта администрация Трумэна изменила эту политику. Сейчас мы должны фактически вернуться к идеям Рузвельта. И основанием для этого является крах системы, установившейся в 60ые годы, а в основном – в годы правления Р.Никсона. Мы должны спасти мир от коллапса, и именно это является основной проблемой стоящей на повестке дня.

Линдон Ларуш
EIR (Executive Intelligence Review). Online № 7



Предлагаем читателю краткую справку о Линдоне Ларуше
Линдон Х. Ларуш родился 8 сентября 1922 года в Рочестере, Нью-Хэмпшир. Он обучался в Рочестере и Линне, окончил Северо-Восточный Университет в Бостоне. Служил в армии, участвовал во Второй мировой войне, после чего находился на военной службе в Бирме и Индии (Калькутта). В 1948-52 занимался исследованиями в области экономики, открыл метод, позже названный "методом "Ларуша-Римана". В 1952-72 работал консультантом по менеджменту в частных компаниях. В дальнейшем занимался исключительно философской и общественной деятельностью. Свои взгляды на мироустройство и проблемы человеческой цивилизации он изложил в своих книгах: "Наука христианской экономики", "Диалектическая экономика", "Власть разума", "Путь к возрождению", "Вы в самом деле хотите все знать об экономике?". В его последней книге, "Экономика ноосферы", содержится высокая оценка научной деятельности и наследия В.И.Вернадского и его научной школы.


Коллеги Ларуша по организованному им международному Шиллеровскому институту науки и культуры издают еженедельный политический журнал EIR, научный журнал "XXI век. Наука и технологии" и культурологический журнал "Ибикус". Ряд изданий выпускается сотрудниками института в Германии и Франции. В специальных докладах EIR и монографиях, написанных коллегами Ларуша ("Гражданская война и американская система", "Предательство в Америке", "Неавторизованная биография Джорджа Буша", "Корпорация "Наркомафия" и др.), содержится чрезвычайно ценное для российского читателя осмысление истории США и мировой экономической системы, а также анализ причин деградации мировой экономики с последней трети XX века, обусловившей самые острые проблемы современности.


Еще в 1971 году Ларуш предупреждал, что отказ от послевоенной системы Бреттон-Вудских соглашений и отрыв доллара от золотого эквивалента приведет к неконтролируемому развитию фиктивного капитала, который в итоге может похоронить под собой реальную (физическую) экономику.


Он подверг сокрушительной критике философию постиндустриального ("информационного") общества, считая, что ее воплощение приведет к деградации как производительных сил, так и человеческой морали.


Не менее резкой критике он подверг идеологию глобализации, служащую, по его мнению, "дымовой завесой" для разрушения производительных сил и внутренних рынков (в том числе России с 1992 года) в сиюминутных интересах мировой финансовой олигархии.


В 1995 году, за два года до финансового кризиса в Юго-Восточной Азии, Ларуш предупредил мир о неизбежности грядущего кризиса и предложил неотложные меры по его предотвращению. Тогдашним лидерам ведущих стран рекомендовалось распустить МВФ, вернуться к принципам Бреттон-Вудса и преобразовать мировую систему на прочных основаниях физической экономики, на стратегии развития международной инфраструктуры (трансконтинентальных коридоров развития), на совместном освоении космического пространства, в том числе с целью стимулирования научно-технического прогресса. Те же меры Ларуш предлагал применить для разрешения региональных кризисов на Ближнем Востоке, на Балканах и др., и в первую очередь для разрешения вопиющих проблем бедности в странах "третьего мира".


Однако как прогнозы, так и рекомендации Ларуша вызывали открытую ненависть у мировой финансовой и криминальной олигархии и зависимого от нее политического истэблишмента. В конце 1980-х гг. Ларуш стал для этих сил "нежелательным элементом". При непосредственном участии таких известных личностей, как Эдгар Гувер и Генри Киссинджер, против философа были сфабрикованы политические обвинения, а затем формальные основания для его изоляции и дискредитации в глазах общества. В 1989 году его приговорили к 15 годам лишения свободы. Аналогичным преследованиям были подвергнуты ближайшие коллеги Ларуша. В 1994 году под давлением общественности философ был освобожден.


С 1988 года Линдон Ларуш выдвигает свою кандидатуру на всех выборах президента США, используя возможности предвыборной агитации для пропаганды своих идей. Первой страной, которую он посетил после освобождения, была Россия. Задолго до этого Ларуш относил Д.И.Менделеева, С.Ю.Витте и В.А.Вернадского к мыслителям мирового масштаба. В Москве ему удалось близко познакомиться с П.Г.Кузнецовым и другими нестандартно мыслящими учеными, разделяющими приоритеты физической экономики и предвидящими новую миссию России в будущей цивилизации, основанной на новых принципах.


В июне 2001 года, выступая на парламентских слушаниях в Госдуме РФ, Линдон Ларуш предсказал неотвратимый коллапс долларовой системы. События сентября того же года в США он связал с политикой американской теневой элитой, срочно изыскивающей предлог для решения неотложных экономических проблем не способами мирного развития, а средствами военно-политической агрессии. Как и в 1990 году, Ларуш подверг резкой критике военные действия США в Ираке. Как он и предвидел, англо-американская олигархия, развязавшая войну, не смогла ни оправдать своей политики, ни добиться стабильности на Ближнем Востоке.


Деятельность Ларуша и его гражданская позиция, вызывающая острую неприязнь мировой олигархии, исключительно важна в мировой политике. Напоминая американцам и всему миру о принципах, на которых первоначально строилась политика США, в особенности в период Джорджа Вашингтона и Авраама Линкольна, а позже – Франклина Рузвельта, Линдон Ларуш олицетворяет совесть Америки. Отдавая должное гению русских ученых, Ларуш говорит о миссии России с захватывающим историческим оптимизмом, которого так не хватает нашим соотечественникам. Его оценки, прогнозы и инициативы представляют исключительную ценность как для ученых, так и для общественности, задумывающихся о перспективах мировой истории и стратегической роли России в разрешении мировых противоречий, достигших критического уровня в наши дни и требующих неотложного разрешения.

Руслан Пуршега (подборка и редактирование)     

Социальные сервисы:


Оставить комментарий
Прыг: 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
Скок: 10 20 30