Ужас глобализации

Есть признаки, что человечество оказалось на грани экономической катастрофы, какой оно не знало с 14 века. Причем коллапс захватит не только США – Америка повлечет за собой в пропасть Китай, который экспортирует в США огромной количество своей продукции.
Что касается Европы, то практически все страны Западной и Центральной Европы, кроме Британии (что важно!), перестали выполнять свои функции национальных государств.


Недавние инциденты с участием Китая – высвечивание на орбите спутника США, а затем сбивание собственного спутника оружием с лазерной наводкой – высветили происходящее. Китай на строительство своих лазерных оборонительных систем тратит гораздо больше средств, чем США на аналогичные устройства в восьмидесятые годы. Причина этого кроется в правлении Буша, стремящегося к глобализации: Китай хочет оградить себя от создаваемой Бушем возможности размещения на орбите смертоносных спутников, готовых пролить смертоносный дождь в любой точке планеты.


Я вижу в этом свидетельство того, что США и Западная Европам больше не являются индустриальными державами. Они превратились в постиндустриальные общества, в которых необученные, ничего не желающие и не умеющие делать люди надеются на сказочную защиту спутниками-автоматами, которые с орбиты уничтожат любую опасность сами.


Но это бредовая идея – автоматы нуждаются в контроле. Поэтому на месте русских – и идущих по их стопам китайцев и индийцев - я стал бы разрабатывать оружие, ликвидирующее контрольные устройства в спутниках. Именно этим и занялись русские и китайцы.



Правление Мировой Империей
Проблемы Китая, Ирана и другие – это не проблемы, точнее, часть более общей проблемы. И это – тотальная глобализация, проводящаяся британскими кругами при участии некоторых членов администрации Буша. Этим объясняется и недавний экологический поворот в его правлении.


Мы имеем ситуацию, схожую с 1000 н.э., когда на закате Византийской империи власть в Европе захватила Венецианская олигархия, которая, управляя норманнской конницей, поддерживала в Европе средневековый (ультрамонтантный) порядок при отсутствии государств.


Сейчас мы видим тенденцию к схожей ситуации, причем к венецианской олигархии, по-прежнему играющей роль, присоединяется англо-американская и англо-голландская финансовая олигархия.


Как ни глупо это звучит, но создается мировая империя, и она определяет порядок.



Защитить национальный суверенитет
Последние высказывания Чейни, а вслед за ним Блэра определяют, что является целью США – Россия, Китай, возможно, Индия. Не Иран, не юго-западная Азия – они интересны только постольку, поскольку являются воротами к России, Индии и Китаю. Ибо эти четыре нации определяют миропорядок.


Назад к Рузвельту. Поскольку мировая финансовая система уже конченная и ничто ее не спасет, мы должны создать опору для предотвращения хаоса. И именно таковым может стать союз четырех государств: СШа, России, Китая, Индии. Для этого они должны сохранить свой суверенитет, а не превращаться в размытое безгосударственное общество по примеру Средневековой Европы.


В годы войны планы Ф.Д.Рузвельта предполагали крушение колониальной системы и создание системы безопасности, основанной на суверенитете независимых государств. После смерти Рузвельта администрация Трумэна изменила эту политику. Сейчас мы должны фактически вернуться к идеям Рузвельта. И основанием для этого является крах системы, установившейся в 60ые годы, а в основном – в годы правления Р.Никсона. Мы должны спасти мир от коллапса, и именно это является основной проблемой стоящей на повестке дня.

Линдон Ларуш
EIR (Executive Intelligence Review). Online № 7



Предлагаем читателю краткую справку о Линдоне Ларуше
Линдон Х. Ларуш родился 8 сентября 1922 года в Рочестере, Нью-Хэмпшир. Он обучался в Рочестере и Линне, окончил Северо-Восточный Университет в Бостоне. Служил в армии, участвовал во Второй мировой войне, после чего находился на военной службе в Бирме и Индии (Калькутта). В 1948-52 занимался исследованиями в области экономики, открыл метод, позже названный "методом "Ларуша-Римана". В 1952-72 работал консультантом по менеджменту в частных компаниях. В дальнейшем занимался исключительно философской и общественной деятельностью. Свои взгляды на мироустройство и проблемы человеческой цивилизации он изложил в своих книгах: "Наука христианской экономики", "Диалектическая экономика", "Власть разума", "Путь к возрождению", "Вы в самом деле хотите все знать об экономике?". В его последней книге, "Экономика ноосферы", содержится высокая оценка научной деятельности и наследия В.И.Вернадского и его научной школы.


Коллеги Ларуша по организованному им международному Шиллеровскому институту науки и культуры издают еженедельный политический журнал EIR, научный журнал "XXI век. Наука и технологии" и культурологический журнал "Ибикус". Ряд изданий выпускается сотрудниками института в Германии и Франции. В специальных докладах EIR и монографиях, написанных коллегами Ларуша ("Гражданская война и американская система", "Предательство в Америке", "Неавторизованная биография Джорджа Буша", "Корпорация "Наркомафия" и др.), содержится чрезвычайно ценное для российского читателя осмысление истории США и мировой экономической системы, а также анализ причин деградации мировой экономики с последней трети XX века, обусловившей самые острые проблемы современности.


Еще в 1971 году Ларуш предупреждал, что отказ от послевоенной системы Бреттон-Вудских соглашений и отрыв доллара от золотого эквивалента приведет к неконтролируемому развитию фиктивного капитала, который в итоге может похоронить под собой реальную (физическую) экономику.


Он подверг сокрушительной критике философию постиндустриального ("информационного") общества, считая, что ее воплощение приведет к деградации как производительных сил, так и человеческой морали.


Не менее резкой критике он подверг идеологию глобализации, служащую, по его мнению, "дымовой завесой" для разрушения производительных сил и внутренних рынков (в том числе России с 1992 года) в сиюминутных интересах мировой финансовой олигархии.


В 1995 году, за два года до финансового кризиса в Юго-Восточной Азии, Ларуш предупредил мир о неизбежности грядущего кризиса и предложил неотложные меры по его предотвращению. Тогдашним лидерам ведущих стран рекомендовалось распустить МВФ, вернуться к принципам Бреттон-Вудса и преобразовать мировую систему на прочных основаниях физической экономики, на стратегии развития международной инфраструктуры (трансконтинентальных коридоров развития), на совместном освоении космического пространства, в том числе с целью стимулирования научно-технического прогресса. Те же меры Ларуш предлагал применить для разрешения региональных кризисов на Ближнем Востоке, на Балканах и др., и в первую очередь для разрешения вопиющих проблем бедности в странах "третьего мира".


Однако как прогнозы, так и рекомендации Ларуша вызывали открытую ненависть у мировой финансовой и криминальной олигархии и зависимого от нее политического истэблишмента. В конце 1980-х гг. Ларуш стал для этих сил "нежелательным элементом". При непосредственном участии таких известных личностей, как Эдгар Гувер и Генри Киссинджер, против философа были сфабрикованы политические обвинения, а затем формальные основания для его изоляции и дискредитации в глазах общества. В 1989 году его приговорили к 15 годам лишения свободы. Аналогичным преследованиям были подвергнуты ближайшие коллеги Ларуша. В 1994 году под давлением общественности философ был освобожден.


С 1988 года Линдон Ларуш выдвигает свою кандидатуру на всех выборах президента США, используя возможности предвыборной агитации для пропаганды своих идей. Первой страной, которую он посетил после освобождения, была Россия. Задолго до этого Ларуш относил Д.И.Менделеева, С.Ю.Витте и В.А.Вернадского к мыслителям мирового масштаба. В Москве ему удалось близко познакомиться с П.Г.Кузнецовым и другими нестандартно мыслящими учеными, разделяющими приоритеты физической экономики и предвидящими новую миссию России в будущей цивилизации, основанной на новых принципах.


В июне 2001 года, выступая на парламентских слушаниях в Госдуме РФ, Линдон Ларуш предсказал неотвратимый коллапс долларовой системы. События сентября того же года в США он связал с политикой американской теневой элитой, срочно изыскивающей предлог для решения неотложных экономических проблем не способами мирного развития, а средствами военно-политической агрессии. Как и в 1990 году, Ларуш подверг резкой критике военные действия США в Ираке. Как он и предвидел, англо-американская олигархия, развязавшая войну, не смогла ни оправдать своей политики, ни добиться стабильности на Ближнем Востоке.


Деятельность Ларуша и его гражданская позиция, вызывающая острую неприязнь мировой олигархии, исключительно важна в мировой политике. Напоминая американцам и всему миру о принципах, на которых первоначально строилась политика США, в особенности в период Джорджа Вашингтона и Авраама Линкольна, а позже – Франклина Рузвельта, Линдон Ларуш олицетворяет совесть Америки. Отдавая должное гению русских ученых, Ларуш говорит о миссии России с захватывающим историческим оптимизмом, которого так не хватает нашим соотечественникам. Его оценки, прогнозы и инициативы представляют исключительную ценность как для ученых, так и для общественности, задумывающихся о перспективах мировой истории и стратегической роли России в разрешении мировых противоречий, достигших критического уровня в наши дни и требующих неотложного разрешения.

Руслан Пуршега (подборка и редактирование)     

Социальные сервисы:


Оставить комментарий

Доллар падает, потому что США – банкрот

Линдон Ларуш – влиятельный американский политик, бывший претендент в кандидаты от демократической партии на президентских выборах – ещё 3 года назад говорил то, что и сейчас актуально.


Доллар падает, потому что США – банкрот


Корреспондент: Господин Ларуш, прежде всего я хотел бы узнать, какую связь вы видите между понятием фашизм и действиями кабинета Джорджа Буша?


Линдон Ларуш: Я не думаю, что сам президент знает, что означает фашизм. Но я уверен, что вице-президент Дик Чейни и люди вроде Джорджа Шульца (бывший госсекретарь США, один из ведущих финансистов страны, советник Джорджа Буша) знают, что это означает. Я же под ним разумею то, что, например, Шульц знает от своего отца: в 1920-1930-х картель международных финансистов, известный под названием «Синархистского интернационала», осуществил ряд фашистских государственных переворотов, начиная с переворота в Италии в 1922 году — усилиями банкира Вольпи ди Мизурата. И этот картель царствовал во всей Европе, до самой советской границы, в период до 1945 года.


Однако даже поражение в войне не устранило финансового влияния этой группы. Некоторых нацистов из системы вышвырнули, некоторых, в качестве жертв, наоборот, ввели — но перерезать финансовую подпитку гитлеровским идеям не удалось. Эти люди сегодня составляют «правое крыло» англо-американской системы. К примеру, убийство бывшего премьер-министра Италии Альдо Моро в 1978 году было осуществлено правым крылом натовской сети «Гладио», а эти ребята вышли из кругов генерала СС Карла Вольфа, который проводил операции в северной Италии в конце войны.


Сегодня мы на всех парах несемся к новому великому мировому финансовому кризису, подобно тому, что разразился в период 1918-1933 гг., после окончания Первой мировой войны. И те же самые финансисты, того же «розлива», снова пытаются создать империю, правда, под новым названием — глобализация. А это ни что иное как имперская версия фашистской мировой системы.


Россияне уже знают, что в мире доминируют интересы ряда стран, которые вовлечены в борьбу за источники сырья на планете. И Россия сегодня — один из главных сырьевых источников для этих стран. Все мы являемся свидетелями взлета цен на сырье, в частности, на нефть. Этот бум происходит из-за спекуляций и является признаком глобальной войны за контроль над мировыми запасами сырья. Они считают: кто контролирует сырье, тот контролирует будущее планеты.


- Почему падает курс доллара?

- США — банкрот: при нынешнем положении дел наш федеральный долг никогда не будет выплачен. Стоимость доллара по отношению к евро рухнула до 1,33. А в ближайшее время доллар скорее всего опустится до 1,60, если не ниже. Мы находимся в тисках великого валютно-финансового кризиса, и одновременно экономического кризиса. В таких условиях эта группа (Чейни, к примеру) пытается создать уже глобализированную диктаторскую систему.


Вот в каком мире мы живем. В этом мире кое-кого представительное правление больше не устраивает. Им не нужны республики, им нужна финансовая диктатура, поэтому они сейчас сражаются не на жизнь, а на смерть, чтобы сохранять свое влияние.


- Получается, что сейчас в мире царит принцип разделяй и властвуй?

- Мы живем в настоящее «смутное время». Люди типа З.Бжезинского (бывшего помощника президента США по национальной безопасности — прим. Родной), и Блэра в Великобритании, — вспомним, что Блэр возглавляет фракцию либеральных империалистов Фабианского общества, — эти «либеральные империалисты» не собираются создавать правительства, даже марионеточные. Это видно на примере Ирака, где изначально целью было не захватить Ирак, а разрушить его. То же самое происходит на Северном Кавказе. Бжезинский и Р.Холбрук (американский дипломат –прим. Родной), которые номинально являются демократами, нацелены на разрушение России через дестабилизацию Северного Кавказа. Это уже произошло в Грузии, а теперь то же самое переносят и в Украину.


- Как вы можете прокомментировать события в Украине?

- Посмотрите на идиота Бжезинского — я не оскорбляю, это констатация факта. Так вот, идиот встал во время импровизированной встречи в Американском институте предпринимательства, состоявшейся по поводу недавних выборов в Украине, и произнес экспромт — злобную, хищную, идиотскую речь, которая, я уверен, взбесила людей из окружения Путина, и вызвала злобу как к США, так и демократической партии. Представьте себе, как президент России слушал подобную галиматью, зная, что Холбрук натворил на Балканах? Естественно, ничего кроме ненависти по отношению к США это не вызовет.


Эти люди стремятся развалить Украину, используя в своих целях все имеющиеся проблемы в этом регионе. Бжезинский еще в 70-х, когда был лидером «Трехсторонней комиссии» и выступал с этой же идеей, говорил о мягком подбрюшье СССР. Это он дирижировал моджахедами в Афганистане, создав новые проблемы, связанные с наркобизнесом, а также обеспечил плацдарм для операций на Северном Кавказе против России и соседних стран.


Усилия этих людей приведут к хаосу планетарного масштаба. Сейчас необходим спокойный уравновешенный голос, а ни в коем случае не вмешательство и указания извне, как себя вести Украине.


- То есть, по вашему мнению, правительство США в настоящее время совершает в отношении России враждебные действия?


- В каком-то смысле да. Им нужна мировая империя. Они говорят, что Россия должна отступить. Это физиократы — об экономике, настоящей экономике они не думают. Они думают только о власти, а сырье для них инструмент власти. Им нужна Сибирь с ее запасами. А Россию, по их задумке, надо опустошить до такой степени, чтобы она сама сдала свои экономические интересы.


Буш может сколько угодно говорить Путину: ты мне нравишься, но подразумевает-то он при этом «ты нам нравишься, но только лакеем, а не партнером». 11-е сентября используется в качестве предлога для дальнейших действий — дескать, это война с терроризмом и создание мировой системы безопасности.


- Получается, что мы стоим на пороге новой мировой войны?

- Не исключаю такой возможности. Но дело обстоит сложнее. Невозможно дать простой прогноз, события могут развиваться по-разному. Например, крупные долларовые инвесторы, такие как Китай и другие страны, начнут менять валюту. В том числе и Россия будет пытаться налаживать более тесное сотрудничество с Европой и другими странами. Деньги будут выводиться из долларовой зоны. И это исключительно защитная мера — весь мир в курсе стремительного обвала доллара. Некоторые страны предпочтут комбинацию различных валют, а не только доллары.


Но отток этого моря денег из США утопит денежно-финансовую систему страны. Сегодня для поддержания системы от краха необходим приток двух миллиардов долларов ежедневно. Взрыв «пузыря» цен на недвижимость последует и в Великобритании. Валютно-финансовая катастрофа набирает обороты, она приведет к величайшей экономической депрессии новых времен.


Если разумно подойти к этим проблемам, то можно найти выход, как это сделал Ф. Рузвельт, и избегнуть войны. В современном мире имеет место сочетание всех видов вооружений — от сверхмощного атомного и водородного до самых разнообразных асимметричных средств ведения боевых действий. Все, чему мы были свидетелями во всех конфликтах, последовавших после второй мировой войны, взятое вместе. Вот опасность, которая встала перед нами. Но есть альтернатива таким конфликтам, такому хаосу, если найдутся силы, которые объединятся и будут настаивать на проведении альтернативного курса.


- Что ждет США?

- Вы же следили за нашими выборами. Наблюдая выборы изнутри, — а я принимал в них участие в качестве представителя демократической партии, — я отметил целую полосу нарушений, повлиявших на результат.


США совершают безумные поступки, как это было с оккупацией Ирака. С США никто не хочет воевать — есть, наверное, отдельные люди, но не правительства. Однако, всему есть предел. Когда действия США ставят под угрозу само существование других стран, результаты могут быть самыми непредсказуемыми.


Интервью взято с сайта EIR (Executive Intelligence Review), редактор-учредитель Линдон Х. Ларуш мл. (3.12.2004).

http://www.larouchepub.com/russian/lar/041204_rg.html

Линдон Ларуш

Социальные сервисы:


Оставить комментарий

Война могла закончиться в 1943 году

Беседа доктора исторических наук Валентина Фалина с военным обозревателем агентства РИА «Новости» Виктором Литовкиным. В ней раскрываются малоизвестные страницы Великой Отечественной войны, рассказывается о скрытых механизмах и пружинах тех или иных решений на высшем уровне, которые оказывали решающее влияние на ход и исход боевых действий.



В.Литовкин: В современной историографии Второй мировой войны существуют различные оценки ее заключительного этапа. Одни специалисты утверждают, что война могла закончиться намного раньше, - известны, в частности, мемуары маршала Чуйкова, который об этом писал. Другие считают, что она могла затянуться еще, как минимум, на год. Кто ближе к истине? И в чем она? Какой точки зрения придерживаетесь Вы?


В.Фалин: По этому вопросу спорит не только сегодняшняя историография. О сроках ведения войны в Европе и о времени ее окончания шли дискуссии еще в ходе войны. Они велись непрестанно с 1942 года. Если быть точным, то сей вопрос занимал политиков и военных с сорок первого года, когда подавляющее большинство государственных деятелей, включая Рузвельта и Черчилля, полагали, что Советский Союз продержится, максимум, четыре-шесть недель. Только Бенеш верил и утверждал, что СССР устоит перед нацистским нашествием и, в конечном счете, разобьет Германию.


- Эдуард Бенеш, если я правильно помню, был президентом Чехословакии в эмиграции. После Мюнхенского сговора 1938 года и захвата страны он находился в Великобритании?


- Да. Затем, когда эти оценки и, если позволите, расценки нашей жизнестойкости не сбылись, когда под Москвой Германия потерпела первое, подчеркиваю, стратегическое поражение во Второй мировой войне, взгляды резко переменились. На Западе зазвучали опасения, как бы Советский Союз не вышел из этой войны слишком сильным. А если он действительно окажется слишком сильным, то станет определять лицо будущей Европы. Так говорил Берле, заместитель Госсекретаря США, координатор американских разведок. Так считало и окружение Черчилля, включая очень солидных людей, разрабатывавших до войны и в ходе войны доктрину действий британских вооруженных сил и всей британской политики.


Это объясняет, во многом, сопротивление Черчилля открытию второго фронта в 1942 году. Хотя Тивербрук, Криппе в британском руководстве, и, особенно, Эйзенхауэр и другие разработчики американских военных планов полагали, что есть и технические, и иные предпосылки для того, чтобы нанести немцам поражение именно в сорок втором году. Использовать фактор отвлечения подавляющей части германских вооруженных сил на Восток и, по существу, открытое для вторжения двух тысяч километровое побережье Франции, Голландии, Бельгии, Норвегии, да и самой Германии для армий союзников. Вдоль атлантического побережья у нацистов тогда не имелось никаких долговременных оборонительных сооружений.


Более того, американские военные настаивали и убеждали Рузвельта (есть несколько меморандумов от Эйзенхауэра на этот счет), что второй фронт необходим, что второй фронт возможен, что открытие второго фронта сделает войну в Европе, в принципе, кратковременной и заставит Германию капитулировать. Если не в сорок втором году, то, самое позднее, в сорок третьем.


Но подобные расчеты никак не устраивали Великобританию и деятелей консервативного склада, которых на американском Олимпе было предостаточно.


- Кого вы имеете в виду?
- Ну, например, крайне недружественно в отношении СССР был настроен весь госдепартамент во главе с Хэллом. Это объясняет, почему Рузвельт не взял с собой Хэлла на Тегеранскую конференцию, а протоколы встреч «большой тройки» госсекретарь получил для ознакомления через шесть месяцев после Тегерана. Курьез в том, что Гитлеру протоколы были доложены политической разведкой Рейха через три или четыре недели. Жизнь полна парадоксов.


После Курской битвы 1943 года, завершившейся поражением Вермахта, 20 августа в Квебеке заседали начальники штабов США и Великобритании, а также Черчилль и Рузвельт. В повестке дня стоял вопрос о возможном выходе Соединенных Штатов и Британии из антигитлеровской коалиции и о вступлении в союз с нацистскими генералами для ведения совместной войны против Советского Союза.


- Почему?
- А потому, что по идеологии Черчилля и тех, кто эту идеологию разделял в Вашингтоне, нужно было «задержать этих русских варваров» так далеко на Востоке, как только можно. Если не разбить Советский Союз, то предельно ослабить его. Прежде всего, руками немцев. Так ставилась задача.


Это старый-престарый черчиллевский умысел. Он развивал эту идею в разговорах с генералом Кутеповым еще в 1919 году. Американцы, англичане и французы терпят неудачу и не могут задавить Советскую Россию, говорил он. Нужно возложить эту задачу на японцев и немцев. В аналогичном ключе Черчилль наставлял в 1930 году Бисмарка, первого секретаря посольства Германии в Лондоне. Немцы повели себя в первой мировой войне, как недоумки, утверждал он. Вместо того, чтобы сосредоточиться на разгроме России, начали войну на два фронта. Если бы они занялись только Россией, то Англия нейтрализовала бы Францию.


Для Черчилля это была не столько борьба с большевиками, сколько продолжение Крымской войны 1853-1856 года, когда Россия хорошо ли плохо ли старалась положить предел британской экспансии.


- В Закавказье, Центральной Азии, на богатом нефтью Ближнем Востоке...
- Естественно. Следовательно, когда мы говорим о разных вариантах ведения войны с нацистской Германией, не должно забывать о разном отношении к философии союзничества, к обязательствам, которые брали перед Москвой Англия и США


Отвлекусь на мгновение. В Генте в 1954 или 1955 году проходил симпозиум священников по теме - целуются ли ангелы? В итоге многодневных дебатов были сделаны выводы: целуются, но без страсти. Союзнические отношения в антигитлеровской коалиции в чем-то напоминали ангельскую причуду, если не сказать, поцелуи Иуды. Обещания были без обязательств или – хуже того – для введения советского партнера в заблуждение.


Такая тактика, напомню, сорвала переговоры СССР, Великобритании и Францией в августе 1939 года, когда еще можно было сделать что-то для сдерживания нацистской агрессии. Демонстративно не оставили советскому руководству иного выбора, как заключить с Германией договор о ненападении. Нас подставили под удар изготовившейся к агрессии нацистской военной машины. Сошлюсь на установку, как она была сформулирована в кабинете Чемберлена: «если Лондону не уйти от соглашения с Советским Союзом, британская подпись под ним не должна означать, что в случае нападения немцев на СССР, англичане придут на помощь жертве агрессии и объявят Германии войну. Мы должны зарезервировать возможность заявить, что Великобритания и Советский Союз по-разному толкуют факты».


- Известный исторический пример, когда Германия в сентябре 1939 года напала на Польшу, союзника Великобритании, Лондон объявил Берлину войну, но не сделал ни одного серьезного шага, чтобы чем-то реально помочь Варшаве.
- Но в нашем случае не шло речи даже о формальном объявлении войны. Тори исходили из того, что немецкий каток пройдет до Урала и попутно все утрамбует. Некому будет сетовать на коварство Альбиона.
Эта связь времен, связь событий существовала во время войны. Она давала пищу для размышлений. И эти размышления, как мне представляется, были не очень оптимистичными для нас.
- Но давайте вернемся к рубежу сорок четвертый - сорок пятый год. Могли мы закончить войну раньше мая или нет?
- Поставим вопрос так: почему высадка союзников планировалась именно на сорок четвертый год? Этот момент почему-то никто не акцентирует. Между тем, дата выбрана совершенно не случайно. На Западе принимали в расчет, что под Сталинградом мы потеряли огромное количество солдат и офицеров, боевой техники. Колоссальные жертвы были и на Курской дуге… Танков мы потеряли больше, чем немцы.


В сорок четвертом году страна мобилизовала уже семнадцатилетних мальчишек. Деревню практически всю вычистила. Только на оборонных заводах щадили возраст 1926-1927 года, - их директора не отпускали.


Американская и британская разведка, оценивая перспективы, сходилась на том, что к весне 1944 года наступательный потенциал Советского Союза будет исчерпан. Что людские резервы будут полностью израсходованы, и Советский Союз не сможет нанести Вермахту удара, сравнимого с Московской, Сталинградской и Курской битвами. Стало быть, ко времени высадки союзников, увязнув в противостоянии с нацистами, мы уступим США и Англии стратегическую инициативу.


К моменту высадки союзников на континент был приурочен и заговор против Гитлера. Приведенные к власти в Рейхе генералы должны были распустить Западный фронт и отрыть американцам и англичанам простор для оккупации Германии и «освобождения» Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Югославии, Австрии… Красная армия должна была быть остановлена на границах 1939 года.


- Помню, американцы и англичане даже высаживали десант в Венгрии, в районе Балатона с целью захватить Будапешт, но немцы его весь расстреляли…
- Это был не десант, а скорее контактная группа для восстановления связей с венгерскими антифашистскими силами. Но сорвалось не только это. Гитлер после покушения остался жив, Роммель оказался тяжело раненным и выбыл из игры, хотя на Западе делали ставку именно на него. Остальные генералы струсили. Случилось то, что случилось. Легкого марша по Германии под бравурную музыку у американцев не вышло. Они ввязались в бои, временами тяжелые, вспомним Арденнскую операцию. Тем не менее, решали свои задачи. Решали их, порой, достаточно цинично.


Приведу конкретный пример. Войска США подошли к Парижу. Там началось восстание. Американцы остановились в тридцати километрах от столицы Франции и ждали, пока немцы перебьют восставших, так как это были, в первую очередь, коммунисты. Убито было там, есть разные данные, от трех до пяти тысяч человек. Но восставшие овладели ситуацией, и только тогда американцы взяли Париж. Тоже самое отмечалось и на юге Франции.


Вернемся к тому рубежу, с которого мы с вами начали разговор.
- Зима сорок четвертого – сорок пятого года.
- Да. Осенью сорок четвертого года в Германии прошло несколько совещаний, которыми руководил Гитлер, а потом по его поручению Йодль и Кейтель. Смысл их сводился к следующему - если устроить американцам хорошую взбучку, у США и Англии пробудится большой вкус к переговорам, которые велись в тайне от Москвы в 1942-1943 годах.


Арденнская операция замышлялась в Берлине не как операция на победу в войне, а как операция на подрыв союзнических отношений между Западом и Советским Союзом. США должны были понять, насколько еще сильна Германия, насколько она интересна для западных держав в их противоборстве с Советским Союзом. И насколько у самих союзников не хватит ни сил, ни воли, чтобы остановить «красных» на подступах к территории Германии.


Гитлер подчеркивал, что никто не будет говорить со страной, которая находится в тяжелой ситуации, - с нами будут говорить только тогда, когда Вермахт покажет, что он - сила.


Внезапность была решающим козырем. Союзники заняли зимние квартиры, считали, что Эльзасский район, Арденнские горы – прекрасное место для отдыха и очень плохое место для боевых операций. Немцы между тем собирались прорваться к Роттердаму и отрезать возможность американцам пользоваться портами Голландии. И это обстоятельство полностью решит всю западную компанию.
Начало Арденнской операции несколько раз откладывалась. Сил у Германии не хватало. И она началась именно в тот момент, когда зимой сорок четвертого Красная армия вела тяжелейшие бои в Венгрии, в районе Балатона и под Будапештом. На кону были последние источники нефти – в Австрии и кое-какие в самой Венгрии, которые контролировались немцами.


Это была одна из причин, почему Гитлер решил защищать Венгрию, несмотря ни на что. И почему он в разгар Арденнской операции и перед началом Эльзасской операции начал по существу оттягивать силы с западного направления и перебрасывать войска на советско-венгерский фронт. Главная сила Арденнской операции – 6-я танковая армия СС была снята с Арденн и переброшена в Венгрию…


- Под Хаймашкер.
- По существу началась передислокация еще до того панического обращения к Сталину Рузвельта и Черчилля, когда они, в переводе с дипломатического на обычный язык, начали просить: помогите, спасите, мы оказались в беде.


А Гитлер прикидывал, и этому есть доказательства, что, если наши союзники столь часто подставляли под удар Советский Союз и неприкрыто выжидали, а выдержит ли Москва, не сломается ли Красная Армия, то и мы можем так поступить. Как в сорок первом они выжидали, когда падет столица СССР, когда в сорок втором не только Турция и Япония, но и США ждали, не сдадим ли мы Сталинград, чтобы решиться на пересмотр своей политики. Ведь союзники не поделились с нами даже развединформацией, например, о планах наступления немцев через Дон на Волгу и далее – на Кавказ, и прочее-прочее…


- Эту информацию, если не ошибаюсь, нам передала легендарная «Красная капелла».
- Американцы не предоставляли нам никакой информации, хотя имели ее по дням и часам. В том числе и о подготовке операции «Цитадель» на Курской дуге...


У нас, конечно, имелись весомые основания присмотреться, насколько наши союзники умеют воевать, насколько они хотят воевать и насколько они готовы продвигать свой главный план при осуществлении операции на континенте – план, который назывался «Рэнкен». Не «Оверлорд» был основой, а «Рэнкен», который предусматривал установление англо-американского контроля над всей Германией, над всеми государствами Восточной Европы, чтобы не допустить туда нас.


Эйзенхауэр, когда был назначен командующим силами второго фронта, получил директиву: готовить «Оверлорд», но всегда иметь в виду «Рэнкен». Если сложатся благоприятные условия для проведения плана «Рэнкен», отбросить «Оверлорд», и все силы направить на выполнение плана «Рэнкен». Восстание в Варшаве было начато под этот план. И многое другое проводилось под этот план.


В этом смысле сорок четвертый год, конец его – начало сорок пятого стал моментом истины. Война шла не на двух фронтах – Восточном и Западном, а война шла на два фронта. Формально союзники вели боевые действия, для нас очень важные – какую-то часть германских войск они, безусловно, связывали. Но главный их замысел был остановить, по возможности, Советский Союз, как говорил Черчилль, и более резко выражались отдельные американские генералы, «остановить потомков Чингиз-хана».


Между прочим, эту мысль в грубо антисоветской форме Черчилль сформулировал еще в октябре сорок второго года, когда еще не началось наше контрнаступление 19 ноября под Сталинградом. «Нужно остановить этих варваров как можно дальше на Востоке».
И когда мы говорим о наших союзниках, - я ни в коем случае не хочу и не могу умалить заслуги солдат и офицеров союзных войск, которые воевали, как и мы, не зная ничего о политических интригах и махинациях своих правителей, - воевали честно и стойко. Я не умаляю помощи, которая нам досталась по ленд-лизу, хотя мы никогда не были главными получателями этой помощи. Я просто хочу сказать, насколько сложной, противоречивой и опасной была ситуация для нас на протяжении всей войны до ее победного салюта. И насколько трудным, порой, было принятие того или иного решения. Когда нас не просто водили за нос, а продолжали и продолжали просто подставлять под удар.


- То есть война действительно могла закончиться много раньше мая сорок пятого?
- Если абсолютно откровенно ответить на этот вопрос, то я скажу: да, могла. Только не вина нашей страны в том, что она не закончилась еще в сорок третьем году. Не наша вина. Если бы наши союзники честно выполняли свой союзнический долг, если бы они придерживались тех обязательств, которые брали перед Советским Союзом в сорок первом, сорок втором и в первой половине сорок третьего года. А так как они этого не сделали, война затянулась, как минимум, на полтора-два года.


А главное - не будь этих затяжек с открытием второго фронта, жертв среди советских людей и среди союзников, особенно на оккупированной территории Европы, было бы на 10-12 миллионов меньше. Не работал бы даже Освенцим, он ведь начал действовать на полную мощность в сорок четвертом году…

Руслан Пуршега
По материалам РИА «Новости»
 

Социальные сервисы:


Комментариев: 1
Прыг: 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
Скок: 10 20 30