Кризис - инструмент глобализма


Читателям сайта представляем автора.

Четверикова Ольга Николаевна – кандидат исторических наук, доцент. Преподаёт в университете МГИМО на кафедре истории и политики стран Европы и Америки.

Закончила факультет МО МГИМО в 1983 году. Работала в Институте общественных наук на кафедре международного рабочего движения. Специализировалась по проблемам социальной и политической истории стран Латинской Америки. Имеет научные статьи по проблемам изучения особенностей политических религиозных движений, политического сознания и политической культуры латиноамериканских стран. Кандидатская диссертация на тему «Тенденции и противоречия рабочего движения в Перу в 1975-1980 гг.» посвящена исследованию социальных конфликтов Перу в период пребывания у власти военного режима Моралеса Бермудеса. После работы в институте сотрудничала в ряде газет и журналов, занималась вопросами политической истории России, имеет публикации по темам, связанным с русской политической культурой.

Область научных интересов: основы и эволюция европейского религиозного сознания, Римско-католическая церковь в европейской геополитике, этнические и религиозные конфликты в Западной Европе в конце XX – начале XXI вв., финансовые механизмы европейской политики новейшего времени, религиозно-финансовые аспекты глобализации, новые религиозные движения и корпоративная религия.


***

Представляем две статьи Ольги Четвериковой, в которых вы увидите знакомые вам фамилии Морганов, Ротшильдов и Рокфеллеров – истинных властителей мира сего. Умные и циничные люди с холодным расчётом. Они на этой планете, населённой 6,5 миллиардами рабов (в том числе и закланных евреев), могут всё. Соблазн велик, искушения огромны. Игра во всесильных богов. Они вне религий и убеждений. Их бог – господство посредством денег. То, что когда-то декларировалось в «Протоколах сионских мудрецов» в качестве цели, достигнуто. Мировое господство существует, что бы там ни говорили демагоги и PR-щики, что бы там ни мнили о себе суверенные цари, короли, султаны и президенты. Хотя фамилии сильных мира сего и их неприкрытые «легальные» масонские затеи давно набили оскомину читателям, ничего с этим поделать невозможно. Плевали они на ваше мнение и ваше возмущение. Все мы – рабы.

Пока, а там посмотрим.






Ольга Четверикова


Закулисная предыстория второй мировой войны: об ответственности Запада


Американское сотрудничество с немецким военно-промышленным комплексом было настолько интенсивным и всепроникающим, что к 1933 г. под контролем американского финансового капитала оказались ключевые отрасли германской промышленности и такие крупные банки, как «Дойче Банк», «Дрезднер Банк», «Донат Банк» и др. Одновременно готовилась и та политическая сила, которая призвана была сыграть решающую роль в реализации англо-американских планов. Речь идёт о финансировании нацистской партии и лично А.Гитлера.


Одним из испытанных приёмов информационной войны Запада против России является направление интеллектуальной энергии в тупиковое русло бесплодных дискуссий, в которых русских заставляют постоянно оправдываться и защищаться от обвинений в тех преступлениях, которые они не совершали. Недавняя резолюция Парламентской ассамблеи ОБСЕ, полностью уравнивающая роли Советского Союза и нацистской Германии в развязывании второй мировой войны, кроме того, что имеет чисто прагматическую цель выкачать из России деньги на содержание некоторых обанкротившихся экономик, направлена на то, чтобы демонизировать Россию как правопреемницу СССР и подготовить правовую почву для лишения её права выступать против пересмотра итогов войны (не случайно резолюция одобрена одновременно с принятием японским парламентом закона, объявляющего Южные Курилы исконной территорией Японии). В преддверии годовщины начала войны на Западе уже развернута широкая информационная кампания по формированию «единого понимания европейской истории», направленная на то, чтобы признать преступления коммунизма против человечества в правовом порядке, как это сделано в отношении нацизма.

Но если уж ставить вопрос об ответственности за эти преступления, то именно Россия, как главная жертва общеевропейской военной экспансии ХХ в., должна взять на себя инициативу в выявлении и осуждении (с соответствующими политическими последствиями) истинных виновников мировой бойни. И ключевым здесь является вопрос о том, кто обеспечил приход нацистов к власти, кто направлял их по пути к мировой катастрофе. Вся предвоенная история Германии показывает, что обеспечению «нужного» политического курса служили управляемые финансовые потрясения, в которые, кстати, мир оказался ввергнут и сегодня.

И тогда, и сейчас организаторами этих потрясений стали англо-американские финансовые кланы, образующие высший мировой банкирский слой. Поэтому когда совершенно справедливо предлагается объявить 30 сентября – дату подписания Мюнхенского сговора — днём памяти жертв либерализма и нацизма, надо помнить, что этот сговор был одним из звеньев в цепи событий, подготовленных в полном соответствии с планами англо-американской финансовой верхушки, стратегия которой была направлена на организацию военного столкновения СССР и Германии.

В предвоенной истории Запада мы можем выделить много дат, которые мировая общественность должна отмечать как дни памяти жертв союза международных банкиров и нацистов. Такой же трагической датой, кстати, является и день подписания конкордата между Ватиканом и нацистской Германией, обрёкшего христиан-католиков на тотальное подчинение нацистскому режиму.

***

Ключевыми структурами, определявшими стратегию послевоенного развития Запада, были центральные финансовые институты Великобритании и США – Банк Англии и Федеральная резервная система (ФРС) — и связанные с ними финансово-промышленные организации, поставившие цель установить абсолютный контроль за финансовой системой Германии, чтобы управлять политическими процессами в Центральной Европе. В реализации этой стратегии можно выделить следующие этапы:

1-й: с 1919 по 1924 гг. — подготовка почвы для массивных американских финансовых вливаний в немецкую экономику;

2-й: с 1924 по 1929 гг. — установление контроля за финансовой системой Германии и финансовая поддержка национал-социализма;

3-й: с 1929 по 1933 гг. — провоцирование и развязывание глубокого финансово-экономического кризиса и обеспечение прихода нацистов к власти;

4-й: с 1933 по 1939 гг. – финансовое сотрудничество с нацистской властью и поддержка её экспансионистской внешней политики, направленной на подготовку и развязывание новой мировой войны.

На первом этапе главными рычагами обеспечения проникновения американского капитала в Европу стали военные долги и тесно связанная с ними проблема германских репараций. После формального вступления США в первую мировую войну они предоставили союзникам (в первую очередь Англии и Франции) займы на сумму 8,8 млрд долл. Общая же сумма военной задолженности, включающая и займы, предоставленные США в 1919-1921 гг., составила более 11 млрд долл. Решить свои проблемы страны-должники пытались за счёт Германии, навязав ей огромную сумму и крайне тяжёлые условия выплаты репараций. Вызванные этим бегство немецких капиталов за границу и отказ от уплаты налогов привели к такому дефициту государственного бюджета, который мог быть покрыт только за счёт массового выпуска ничем не обеспеченных марок. Результатом этого стал коллапс германской валюты — «великая инфляция» 1923 г., составившая 578 512 %, когда за один доллар давали 4,2 трлн марок. Германские промышленники стали открыто саботировать все мероприятия по выплате репарационных обязательств, что спровоцировало в итоге известный «рурский кризис» – франко-бельгийскую оккупациию Рура в январе 1923 г.

Именно этого ждали англо-американские правящие круги, чтобы, дав увязнуть Франции в затеваемой авантюре и доказав её неспособность решить проблему, взять инициативу в свои руки. Государственный секретарь США Юз указывал: «Надо выждать, когда Европа созреет для того, чтобы принять американское предложение».

Новый проект разрабатывался в недрах «Дж.П.Морган и Кº» по указанию главы Банка Англии Монтегю Нормана. В основе его лежали идеи представителя «Дрезднер Банка» Ялмара Шахта, сформулированные им ещё в марте 1922 г. по предложению Джона Фостера Даллеса (будущего госсекретаря в кабинете президента Эйзенхауэра), юридического советника президента В.Вильсона на Парижской мирной конференции. Д.Ф.Даллес передал эту записку главному доверенному лицу «Дж.П.Морган и Кº», после чего Дж.П.Морган рекомендовал Я.Шахта М.Норману, а последний – веймарским правителям. В декабре 1923 г. Я.Шахт станет управляющим Рейхсбанка и сыграет важнейшую роль в сближении англо-американских и немецких финансовых кругов.

Летом 1924 г. данный проект, известный как «план Дауэса» (по имени председателя готовившего его комитета экспертов, американского банкира, директора одного из банков группы Моргана), был принят на Лондонской конференции. Он предусматривал снижение вдвое выплаты репараций и решал вопрос об источниках их покрытия. Однако главной задачей было обеспечение благоприятных условий для американских инвестиций, что было возможно только при стабилизации немецкой марки. Для этого план предусматривал предоставление Германии крупного займа на сумму 200 млн долл. (800 млн марок), половина из которых приходилась на банкирский дом Моргана. При этом англо-американские банки устанавливали контроль не только над переводом германских платежей, но и за бюджетом, системой денежного обращения и в значительной мере системой кредита страны. К августу 1924 г. старую немецкую марку заменили новой, финансовое положение Германии стабилизировалось, и, как писал исследователь Г.Д.Препарта, Веймарская республика была подготовлена к «самой живописной экономической помощи за всю историю, за которой последует самая горькая жатва в мировой истории» — «в финансовые жилы Германии неудержимым потоком хлынула американская кровь».

Следствия этого не замедлили себя обнаружить.

Во-первых, в силу того, что ежегодные выплаты репараций шли на покрытие суммы выплачиваемых союзниками долгов, сложился так называемый «абсурдный веймарский круг». Золото, которое Германия платила в виде военных репараций, продавалось, закладывалось и исчезало в США, откуда оно в виде «помощи» по плану возвращалось в Германию, которая отдавала его Англии и Франции, а те в свою очередь оплачивали им военный долг США. Последние, обложив его процентами, вновь направляли его Германии. В итоге все в Германии жили в долг, и было ясно, что в случае, если Уолл-стрит отзовёт свои займы, страна потерпит полное банкротство. При этом американские банкиры ничего не потеряли бы, поскольку, получая в обмен на займы облигации, они продавали их американским гражданам.

Во-вторых, хотя формально кредиты выдавались для обеспечения выплат, речь шла фактически о восстановлении военно-промышленного потенциала страны. Дело в том, что за кредиты немцы расплачивались акциями предприятий, так что американский капитал стал активно интегрироваться в немецкую экономику. Общая сумма иностранных вложений в германскую промышленность за 1924-1929 гг. составила почти 63 млрд золотых марок (30 млрд приходилось на займы), а выплата репараций – 10 млрд марок. 70% финансовых поступлений обеспечивали банкиры США, большей частью банки Дж.П.Моргана. В итоге уже в 1929 г. германская промышленность вышла на второе место в мире, но в значительной мере она находилась в руках ведущих американских финансово-промышленных групп.

Так, «ИГ Фарбениндустри», этот основной поставщик германской военной машины, на 45% финансировавший избирательную кампанию Гитлера в 1930 г., находился под контролем рокфеллеровской «Стандарт Ойл». Морганы через «Дженерал электрик» контролировали германскую радио- и электротехническую промышленность в лице АЭГ и «Сименс» (к 1933 г. 30% акций АЭГ принадлежали «Дженерал электрик»), через компанию связи ИТТ — 40% телефонной сети Германии, кроме этого им принадлежали 30% акций авиастроительной фирмы «Фокке-Вульф». Над «Опелем» был установлен контроль со стороны «Дженерал моторс», принадлежавший семье Дюпона. Генри Форд контролировал 100% акций концерна «Фольксваген». В 1926 г. при участии рокфеллеровского банка «Дилон Рид и Кº» возникла вторая по величине после «И.Г.Фарбениндустри» промышленная монополия Германии — металлургический концерн «Ферейнигте штальверке» (Стальной трест) Тиссена, Флика, Вольфа и Феглера и др.

Американское сотрудничество с немецким военно-промышленным комплексом было настолько интенсивным и всепроникающим, что к 1933 г. под контролем американского финансового капитала оказались ключевые отрасли германской промышленности и такие крупные банки, как «Дойче Банк», «Дрезднер Банк», «Донат Банк» и др. Американцы потратили на это более 150 долгосрочных займов, выданных в течение 7 лет, так что «план Дауэса» не случайно называют первой немецкой пятилеткой в преддверии войны.

Одновременно готовилась и та политическая сила, которая призвана была сыграть решающую роль в реализации англо-американских планов. Речь идёт о финансировании нацистской партии и лично А.Гитлера.

Образовавшись в 1919 г., нацистская партия начала свой рост только весной 1922 г., когда у её лидеров появились финансовые средства. Как писал в своих мемуарах бывший канцлер Германии Брюнинг, начиная с 1923 г. Гитлер получал крупные суммы из-за рубежа. Откуда они шли неизвестно, но поступали через швейцарские и шведские банки.

Известно также, что в 1922 г. в Мюнхене состоялась встреча А.Гитлера с военным атташе США в Германии капитаном Трумэном Смитом, составившим о ней подробное донесение вашингтонскому начальству (в Управление военной разведки), в котором он высоко отзывался о Гитлере. Именно через Смита в круг знакомых Гитлера был введён Эрнст Франц Зедгвик Ганфштенгль (Путци), выпускник Гарвардского университета, сыгравший важную роль в формировании А.Гитлера как политика, оказавший ему значительную финансовую поддержку и обеспечивший ему знакомство и связи с высокопоставленными британскими деятелями7. В 1937 г. Ганфштенгль покинул Германию и прибыл в Америку, где в годы войны работал в качестве советника Ф.Д.Рузвельта.

Гитлера готовили к большой политике, однако, пока в Германии царило процветание, его партия оставалась на периферии общественной жизни. Положение резко меняется с началом кризиса.

С осени 1929 г. после спровоцированного ФРС краха американской фондовой биржи начинает осуществляться третий этап стратегии англо-американских финансовых кругов. Показательно, что уже с 1928 г. Уолл-стрит стал постепенно отзывать свои кредиты из Германии, но именно после финансового коллапса в США Банк Англии, ФРС и банкирский дом Моргана принимают решение прекратить кредитование Германии, инспирировав банковский кризис и экономическую депрессию в Центральной Европе. В сентябре 1931 г. Англия отказалась от золотого стандарта, сознательно разрушив международную систему платежей и полностью перекрыв финансовый кислород Веймарской республике. Между тем, как пишет Ф.Энгдаль, в то время даже минимальная пролонгация кредитов на небольшие суммы вполне могла бы предотвратить неконтролируемый кризис ещё на раннем этапе8. Однако Ялмар Шахт неожидан подаёт в отставку, а новый президент Рейхсбанка Ханс Лютер, назначенный по требованию М.Норманна и Дж.Гаррисона (главы ФРС), послушно воздержался от каких-либо действий для предотвращения коллапса крупных немецких банков.

Зато с НСДАП происходит финансовое чудо: в сентябре 1930 г. в результате крупных пожертвований Тиссена, «ИГ Фарбениндустри» и Кирдорфа партия получает 6,4 млн голосов, занимает второе место в Рейхстаге, после чего и начинаются щедрые вливания из-за рубежа. Основным связующим звеном между крупнейшими немецкими промышленниками и зарубежными финансистами становится Я.Шахт.

В октябре 1931 г. в Лондон приехал А.Розенберг, где он встретился с крупнейшими британскими финансистами и бизнесменами: с М.Норманом, с Генри Детердингом, главой «Ройял Датч Шелл», предоставившим Гитлеру до 1933 г. 10 млн марок, и, наконец, с Фрэнком К.Тайарксом, первым лицом лондонского «Банка Шрёдера», связанного с нью-йоркским «Дж.Г.Шрёдер Банком» и кёльнским «И.Г.Штайн Банком», принадлежавшим барону Курту фон Шрёдеру. Банкирский дом Шрёдеров был крайне влиятельным во всемирной финансовой сети и входил в тот узкий круг лондонских домов, которые пользовались признанным влиянием в правлении Банка Англии (с 1918 по 1945 гг. Тайаркс был доверенным лицом Шрёдера в Банке Англии). Тесные связи Шрёдер имел и с Морганом, и с Рокфеллером, а официальным представителем его на Уолл-стрит была юридическая фирма «Салливен и Кромвель», в которой работали братья Джон Фостер и Аллен Даллесы (последний входил в совет директоров банка Шрёдера).

Эти связи нацистов имели решающее значение, поскольку, когда после 1931 г. барон фон Шрёдер и Шахт обратились к ведущим промышленным и финансовым магнатам Германии за поддержкой НСДАП, первым вопросом был следующий: а как международное финансовое сообщество и Норман лично отнесутся к перспективам немецкого правительства во главе с Гитлером и готовы ли они помочь кредитами?

Ответ был утвердительным, и 4 января 1932 г. на вилле Курта фон Шрёдера состоялась его встреча с А.Гитлером и фон Папеном, на которой было заключено тайное соглашение о финансировании НСДАП, к тому времени обременённой огромными долгами. На этой встрече присутствовали также и братья Даллесы, о чём не любят упоминать их биографы. А 14 января 1933 г. состоялась ещё одна встреча Гитлера со Шрёдером, Папеном и Кеплером, где программа Гитлера была полностью одобрена. Именно здесь был окончательно решён вопрос о передаче власти нацистам, и 30 января Гитлер становится рейхсканцлером. Теперь начинается реализация четвертого этапа стратегии.

Отношение англо-американских правящих кругов к новому правительству стало крайней благожелательным. Когда Гитлер отказался платить репарации, что, естественно, поставило под вопрос выплату военных долгов, ни Англия, ни Франция не предъявили ему претензий по поводу платежей. Более того, после поездки поставленного вновь во главе Рейхсбанка Я.Шахта в США в мае 1933 г. и его встречи с президентом и крупнейшими банкирами с Уолл-стрит Америка выделила Германии новые кредиты на общую сумму в 1 млрд долл. А в июне во время поездки в Лондон и встречи с М.Норманом Шахт добивается предоставления английского займа в 2 млрд долл. и сокращения, а потом и прекращения платежей по старым займам. Таким образом, нацисты получили то, чего не могли добиться прежние правительства.

В начале 1934 г., когда группа крупнейших финансистов собралась у М.Нормана для обсуждения политической ситуации в Европе, Германия была оценена как стабилизирующая сила, а в мае того же года Норман посетил Берлин, чтобы договориться о тайной финансовой поддержке нового режима. Летом 1934 г. Британия заключила англо-германское трансфертное соглашение, ставшее одной из основ британской политики по отношению к Третьему рейху, и к концу 30-х годов Германия превращается в основного торгового партнёра Англии. Тогда же Англия возобновляет установленный ещё в 1931 г. мораторий на выплату долгов по «плану Дауэса» и всех средств, которые Германия задолжала лондонским банкам. Более того, М.Норман авансировал нацистам новый заём в 4 млн фунтов для облегчения мобилизации германского коммерческого кредита. Англия одалживала и частным германским концернам, таким как «И.Г.Фарбениндустри, при этом Банк Англии инструктировал своих служащих открыто не обсуждать эту проблему ввиду её конфиденциальности. Банк Шрёдера превращается в главного агента Германии в Великобритании, а в 1936 г. его отделение в Нью-Йорке объединяется с домом Рокфеллеров для создания инвестиционного банка «Шрёдер, Рокфеллер и Кº», который журнал «Таймс» назвал «экономическим пропагандистом оси Берлин-Рим».

В итоге к 1939 г. Германия вернула своим кредиторам менее 10% иностранных денег, которые составляли её долг в 1932 г., однако международные финансовые круги всячески благоволили нацистам. Как признавался сам Гитлер, свой четырёхлетний план он задумал на финансовом основании зарубежного кредита, поэтому он никогда не внушал ему ни малейшей тревоги.

При нацистах влияние иностранного капитала в Германии начинает расти главным образом за счёт прямых инвестиций. В августе 1934 г. «Стандарт Ойл» приобрела в Германии 730 тыс. акров земли и построила крупные нефтеперерабатывающие заводы, которые снабжали нацистов нефтью. Тогда же в Германию из США было доставлено тайно самое современное оборудование для авиационных заводов стоимостью в 1 млн долларов, на котором начнётся производство немецких самолетов. От американских фирм «Пратт и Уитни», «Дуглас», «Бендикс Авмэйшн» Германия получила большое количество военных патентов, и по американским технологиям строился «Юнкерс-87». К 1941 г. американские инвестиции в экономику Германии составили 475 млн долл. «Стандарт Ойл» вложила в неё 120 млн, «Дженерал моторс» – 35 млн, ИТТ – 30 млн, а «Форд» – 17,5 млн.11

Особо важную роль в обеспечении связей между финансовыми кругами США и Германии играл Банк международных расчётов (БМР), созданный в 1930 г. в соответствии с «планом Юнга» объединёнными усилиями мировых банков для регулирования получения и распределения германских репарационных платежей. Хотя банк был создан для контроля над операциями по переводу иностранной валюты из Германии за границу, он стал выполнять прямо противоположную функцию, превратившись в канал по перекачке американских и английских денег в резервуары нацистов. К началу второй мировой войны БМР полностью перешёл под контроль Гитлера, хотя правление банка возглавлял американец Томас Маккитрик. Вдохновителем этого предприятия был всё тот же Я.Шахт, вынашивавший идею создания такого учреждения, которое и в случае мирового военного конфликта позволило бы сохранить связи между крупнейшими финансистами мира. Поэтому в Устав БМР была включена статья, обеспечивавшая банку неприкосновенность в любой ситуации: он не подлежал ни конфискации, ни ликвидации, а его деятельность не подвергалась контролю.

Теснейшее финансово-экономическое сотрудничество англо-американских и нацистских деловых кругов и было тем фоном, на котором в 30-х годах проводилась политика умиротворения агрессора и состоялся Мюнхен.

Сегодня, когда мировая финансовая верхушка приступила к реализации плана «Великая депрессия — 2» с последующим переходом к «новому мировому порядку», выявление её ключевой роли в организации преступлений против человечества становится первостепенной задачей.



Ольга Четверикова


Кризис как способ построения мирового тоталитарного государства


С началом мирового финансово-экономического кризиса лидеры западного сообщества настойчиво внушают человечеству мысль о том, что из этого потрясения «мир выйдет иным». Хотя образ «обновлённого» мира остаётся смутным и размытым, главная идея обрисовывается вполне ясно: если мы не хотим всеобщего хаоса, необходимо ввести единое «глобальное управление».

Из уст западных политиков постоянно звучат слова о «новом мировом порядке», «новой мировой финансовой архитектуре», «наднациональном контроле», только теперь это предпочитают называть всемирным «Новым Курсом». Первым это выражение употребил в сентябре 2007 г. (то есть до начала кризиса) Николя Саркози в своём выступлении на Генеральной Ассамблее ООН. А на февральской встрече в Берлине 2009 г., занимавшейся подготовкой саммита «двадцатки», его повторил Гордон Браун: «Мы нуждаемся во всемирном «Новом Курсе»… Мы сознаём, что в той сфере, в которой проходят всемирные финансовые потоки, мы не выйдем из ситуации с помощью чисто национальных властей; нам нужны органы власти и инстанции всемирного надзора, которые следили бы за тем, чтобы деятельность финансовых институтов, действующих на мировом рынке, была бы для нас полностью открыта». Оба – Саркози и Браун – ставленники финансовой группы Ротшильдов.

Выступления представителей «глобальной элиты» говорят о том, что нынешний кризис используется как механизм провоцирования глубоких социальных потрясений, в результате которых человечество, ввергнутое в хаос и напуганное призраком всеобщего насилия, должно будет само потребовать вмешательства в ход мировых дел «наднационального» арбитра с диктаторскими полномочиями. События раскручивают полностью в соответствии с логикой периода Великой депрессии 1929-1933 годов: финансовый кризис – экономический спад – социальные конфликты – установление тоталитарных диктатур – развязывание войны в целях концентрации власти и капитала в руках более узкого круга людей. Но на этот раз речь идёт yже о завершающей стадии реализации стратегии «глобального управления» – с нанесением решающего удара по институту национально-государственного суверенитета и переходом к системе частной власти транснациональных элит.

Дэвид Рокфеллер, автор идеи частной власти, которая должна заменить правительства, ещё в конце 90-х годов говорил: «Мы стоим на пороге глобальных перемен. Всё, в чём мы нуждаемся – это в масштабном кризисе, и тогда народ примет новый мировой порядок».

Жак Аттали, советник Саркози и бывший глава ЕБРР, говоря о неспособности элит решить валютные проблемы 30-х годов, заявил: «Боюсь, что подобная ошибка повторится. Мы сначала будем воевать, убьём триста миллионов, а затем последуют реформы и мировое правительство», так не лучше ли уже сейчас «подумать о мировом правительстве». О том же твердит и Генри Киссинджер: «В конечном счёте, главная задача состоит в том, чтобы определить и сформировать общую озабоченность большинства стран, а также всех ведущих государств в отношении экономического кризиса, учитывая коллективный страх перед террористическим джихадом. Затем всё это должно быть превращено в общую стратегию действий… Таким образом, Америка и её потенциальные партнёры обретают уникальную возможность превратить момент кризиса в предвидение надежды».

К принятию идеи «нового порядка» мир подводят постепенно, чтобы не спровоцировать событий, под влиянием которых всеобщий протест против ухудшения условий человеческого существования повернёт «не в то» русло и станет неуправляемым. Главное, чего удалось здесь достигнуть на первом этапе, – это начать широкую дискуссию о «глобальном управлении», о «недопустимости протекционизма», с упором на «бесперспективность» национально-государственных моделей выхода из кризиса. Эта дискуссия разворачивается в условиях информационного давления, нагнетающего общую тревогу, страх и неуверенность людей. В числе таких информационных акций надо отметить прогнозы МОТ, предрекающей, что в 2009 году за чертой бедности могут оказаться 1,4 млрд. человек; предупреждение генерального директора ВТО об угрозе наступления самого масштабного обвала в мировой торговле в послевоенной истории; заявление главы МВФ Доминика Стросс-Кана (протеже Саркози) о том, что без масштабной реформы финансового сектора мировой экономике грозит крах.

Материал для сайта приготовил Сергей Батурин, 2010

Социальные сервисы:


Комментариев: 2

Просто о якобы сложной экономике

Профессионализм ведущего Ильи Колосова давно оценили многие. Его программа "25-й час" на канале "ТВ Центр" имеет высокие рейтинги. В прошлом году И.Колосов снял документальный фильм "Бесценный доллар", в котором рассказывается, почему доллар захватил весь мир, - и этот фильм вызвал десятки тысяч зрительских откликов.

В своей книге И.Колосов затрагивает темы, о которых не принято говорить по телевидению. Куда делся наш Стабилизационный фонд; почему наше правительство беспрекословно выполняет все рекомендации Международного валютного фонда и фактически больше заботится о развитии американской экономики, чем российской; кому выгодна долларовая зависимость России, - и многое другое.

Кроме того, читатель найдет в книге рассказ о закулисных тайнах российского телевидения, о секретных пружинах, приводящих в движение средства массовой информации, о способах воздействия электронных СМИ на зрителей.

В предлагаемой ниже статье пойдёт разговор об экономике, о том, как дурят нашего брата. Не только в России, такое же происходит и на Украине, и во многих странах.


Отрывок из книги




ПЕРЕСКАЗ ПРОЙДЕННОГО МАТЕРИАЛА,

или

ЭКОНОМИКА ПАПУАСОВ


Посмотрев первый «Бе$ценный доллар», многие люди вопрошали:

— Нет, ну они там совсем дураки, что ли?

Я всякий раз пытался объяснить, что там нет дураков. В Минфине и Центробанке работают очень умные люди. Просто у каждого человека свой интерес в жизни. И не надо думать, что интерес сотрудников Центробанка или Минфина в том, чтобы сделать жизнь граждан России лучше. Их интерес от нашего с вами уровня жизни никак не зависит. Их интерес зависит совсем от другого.

Давайте я вам на ином примере поясню. Сели вы в маршрутное такси. Водитель рвет с места, подрезает другие машины, шпарит по тротуару или, еще хуже, по встречке. Вы, конечно, можете возмущаться: — Как так? Я ж ему деньги плачу! Я же клиент! Почему он не заботится о моем комфорте и безопасности? С одной стороны — да. Действительно, вы клиент и деньги вы платите. Но, с другой стороны, деньги идут не ему. Деньги получает фирма, на которой он работает. А заработок водителя зависит от количества проданных билетов, от количества рейсов, которые он за день сделает, и от личного отношения к нему бригадира, который ведомости подписывает. Поэтому водителю наплевать на ваши комфорт и безопасность. Он на другое внимание обращает.

Вот и наша власть. Ну разве есть кому-то там дело до того, что живут они все за счет налогоплательщиков? Ну разве получат они денег меньше только лишь потому, что мы с вами их работой недовольны? Главное, чтобы были довольны те, кто наши общие деньги перераспределяет. А кто этим занимается? Руководство Минфина и Центробанка. У них — власть над всеми нашими деньгами. Я понимаю, это .трудно представить, но это так.

Депутатов Госдумы и Совета Федерации я в расчет не беру, поскольку большинство из них давно уже тоже на зарплате у Минфина, ЦБ и тех организаций, которые с ними сотрудничают. Бррр... Наверно, уже сложно. А дальше сложнее будет. Но разобраться в этом нужно. Иначе так и будем удивляться, почему у нас все именно так, а не иначе.

Поехали.

У нашего Центробанка офигенная работа. Он может напечатать денег столько, сколько посчитает нужным. При этом он ни от кого не зависит. Сам себе господин. В работе он руководствуется, точнее, должен руководствоваться только Конституцией РФ, статьей 75-й. О том, что там записано, мы поговорим чуть позже, в сценарии «Бе$ценного доллара-2». А пока идем дальше.

Количество рублевых денег в стране зависит от того, сколько ЦБ этих денег напечатает.

— А нам какое дело, сколько рублевых денег в стране? Нам важно только, чтобы этих денег у нас в кошельке было побольше!

Не совсем так. Количество рублей, которое будет напечатано и введено в оборот, напрямую влияет на ценность тех рублей, которые сейчас лежат у вас в кошельке. Еще раз приведу этот простой пример. Все очень условно. Упрощаем до примитива, только чтобы было понятно: если в стране всех рублевых денег — 100 рублей, а ЦБ, не спрашивая вас, напечатал еще 10 рублей и ввел их в оборот, значит, покупательная способность всех рублей уменьшилась на 10 процентов. Значит, на те рубли, что были лично у вас, с этих пор можно будет купить на 10 процентов меньше товара, чем можно было раньше.

— Минуточку. А кто же сможет купить больше? Ведь не бывает так, что стало просто меньше. У кого-то обязательно станет больше!

Правильно. Больше стало у тех, кто получил эти свеженапечатанные рубли и сумел их потратить до того, как цены в магазинах выросли на те самые 10 процентов. Собственно, по большому счету, наша финансовая власть и те, кто с ней сотрудничает, ничем больше и не занимаются, как только делят свеженапечатанные рубли.

— А кто их получает?

Ага. Подходим к очень важному моменту. Тут без ст... Простите. Тут без эксперта не разберешься. Помните, в начале книжки я рассказывал о Гиви Кипиани? Этот человек сумел разобраться в том, почему у нас все через ж... В свое время помог разобраться и мне, только у него на это довольно много времени ушло. А я теперь, поскольку времени у нас мало, попробую это изложить совсем простым языком, чтобы ребенку понятно было.

Итак.

Проверенная на практике теория Гиви Кипиани в наипростейшем изложении, или Как соотношение валют в открытой экономике влияет на состояние этой экономики.

Большинство из вас, наверно, еще помнит времена, когда мы слыхом не слыхивали ни о каких курсах доллара. Советский Союз. Времена застоя. Ценники на водку и хлеб — по десять лет без перемен. Тишь да благодать. Железный занавес. Но потом началось.., и все не в нашу пользу. Увидели мы доллары. И откуда они только в нашей стране появились вдруг? Не должны ж были. Платежная единица одна — рубль. Но только долларов этих становилось все больше и больше, и к оплате они принимались уже практически везде. Стало престижным получать зарплату в долларах. Появились даже клише типа «валютная проститутка», а потом уже с юмором — валютный психолог, пиарщик и т.д. К чему я это все? К тому, что в нашей стране жить стали лучше те, кто получал зарплату в валюте. Вообще-то власти, которые это допустили, — преступники. Они нарушили Конституцию. Но у нас на закон вообще чихать все хотели. Народ только одобрительно гудел: кому, мол, нужны эти «деревянные»! И потихоньку подкупал «зеленые». Почему? Потому что доллары всегда можно было обменять на рубли, причем по более выгодному курсу. Рубль постоянно опускался, а доллар рос. Как и почему это происходило — граждане не спрашивали. Они просто поняли, что так есть, так будет и поэтому нужно хранить сбережения в валюте. Но давайте все-таки разберемся, как это происходило.

Проводились торги на валютной бирже, на которых фактически Центральный банк от имени государства заявлял: сегодня я готов платить за доллар столько-то рублей. При этом ЦБ не интересовался тем, сколько на самом деле рублей было в экономике. Он просто выражал готовность напечатать столько рублей, сколько было нужно для поддержания того курса, который был заявлен. Иначе говоря, Центробанк, не спрашивая нас — держателей рублей, проводил эмиссию, т.е. печатал новые рубли и передавал их тем, у кого на тот момент были доллары. Мы сейчас не вдаемся в причины того, почему он так делал, — внешний долг, торговый баланс, низкие цены на нефть и т.д. — он так делал, и точка. Значит, наши с вами рублевые сбережения без нашего на то согласия обесценивались. В августе 1998 года за один день они обесценились в 4 раза. Значит, все товары и активы, номинированные в рубле, владельцы долларов могли после этого купить в 4 раза дешевле. Значит, вся наша страна стала для них стоить в 4 раза дешевле.

— Офигеть! Но так ведь быть не должно. Ведь не могут все плоды нашего труда, все то, что мы строили на протяжении нескольких десятилетий, обесцениться за один день. Это ведь мошенничество! С нами в наперсток играют!

Правильно. Поэтому давайте разбираться, где зарыто это мошенничество. Мы уже поняли, что для получения возможности купить что-то задешево нужно ввести параллельное средство оплаты, которое ты контролируешь. Нужно связать его с прежним средством оплаты в такой пропорции, чтобы можно было обвально снижать цену. И тут, конечно, речь не о цене на шмотки и водку, хотя и о ней тоже. Тут посерьезнее игра. В 90-х годах продавали нашу страну.

Итак, параллельное, альтернативное средство оплаты. Что это за средство? Доллар, разумеется. Сколько наши младореформаторы гудели о том, что за всю историю американской валюты не было, мол, ни одного дефолта. То есть ни одного отказа по выплатам. Хотя многие экономисты были готовы доказать, что этих дефолтов у доллара было аж четыре. Но этим экономистам слова, разумеется, не давали, и россияне, которые понятия не имели ни о валютном курсе, ни о валюте как таковой, верили реформаторам. Несчастных сограждан заставили бегать, высунув язык, по обменным пунктам и обменивать рубли. Зачем они это делали? Зачем носились по обменникам и меняли зарплату на доллары? А затем, чтобы оказаться в числе тех, кто может быстро получить доступ к свеженапечатанным рублям и, обогнав рост цен, приобрести необходимый товар. Но эти обмены, как вы понимаете, даже в масштабе всей страны — сущие копейки. Ну что там этой зарплаты было у среднего обывателя в 90-х годах? Тогда кто же наживался по-крупному? Давайте рассуждать.

Если мыслить глобально, широко — то, конечно, наживались те, кто печатал доллары. То есть владельцы Федеральной резервной системы. В первом «Бе$ценном долларе» мы выяснили, что это потомки знаменитых банкирских фамилий — Ротшильды, Рокфеллеры, Морганы и Варбурги. Сейчас их доля, возможно, несколько поубавилась, но нет оснований полагать, что они совсем вышли из списка выгодополучателей.

Свою долю от привязки рубля к доллару и от постоянного падения этого курсового соотношения имели, конечно, и власти США. Сами подумайте: геополитический конкурент выставлен на продажу, и цена зависит лишь от их желания этого конкурента купить. И точно такая же схема — продажа конкурента — действительна и для транснациональных корпораций. С той только разницей, что говорим уже не о геополитической выгоде, а о чисто коммерческой.

Но что касается всех этих иностранных ребят, то у меня и в мыслях нет осуждать их. Они действуют разумно, жестко, красиво и цинично. Они уничтожают конкурента. Они завоевывают территорию. Они развиваются. Молодцы да и только! Однако так эффективно развиваться можно только в том случае, если в команде соперника есть свой человек. Кто он? Кто вольно или невольно работает на интерес конкурента?

Оставим пока этот вопрос без прямого ответа и просто порассуждаем над тем, кто в нашей стране оказался главным бенефициантом во всей этой свистопляске с валютными курсами. Очевидно, что самый большой кусок отрывали те, кто продавал свой товар за доллары. То есть экспортеры. Кто в нашей стране был и остается главным экспортером? Сырьевики.

— А как же авиация, вооружения, ядерная энергетика?

Да, во времена Советского Союза мы экспортировали и самолеты, и вооружения. Но они шли дружественным государствам и, как правило, либо в долг, либо за бартер — чай, горошек, шмотки и прочее. Так что высокие технологии оставались практически без валюты. Собственно, оставались они без валюты и до своей клинической смерти, которую можно было констатировать в начале нового тысячелетия. А вот сырьевики валютой были обеспечены и в Советском Союзе, и в Российской Федерации. Правда, во времена СССР это особой выгоды не приносило, поскольку, во-первых, доллар стоил 62 копейки — особо не заработаешь, а во-вторых — американская валюта в нашей стране не имела хождения. Категорически. Нет — и все! За валютные операции — расстрельная статья. Вы думаете, власти перегибали палку? Возможно. Но, по крайней мере, им не откажешь в проницательности. Они уже страны вдруг решит вмешаться или не вмешиваться в ее формирование.

Паритетный курс — это соотношение между денежными единицами различных стран, исчисляемое с учетом их покупательной способности. Как правило, паритетный курс определяется сопоставлением стоимости в национальных валютах одного и того же набора товаров и услуг. Но возможно и полное сопоставление всего того, что имеется или производится в рассматриваемых странах.

Валютный курс: одному или нескольким покупателям нужен импортный товар или услуга. Причем нужен сегодня. Он или они готовы заплатить за это столько, сколько запросят на рынке.

Паритетный курс: обывателю нужен товар или услуга. Он готов заплатить за нее столько, сколько позволяет зарплата. А больше не готов — больше просто денег нет.

Очень важно, чтобы мы с вами понимали разницу между двумя этими понятиями. Валютный курс — величина однодневная. Состоялись торги — получили валютный курс. Защитил ЦБ рубль — получили один валютный курс, не защитил — получили другой. А паритетный курс — это соотношение всего того, что наши страны имеют, что наработали за свою историю. Это гораздо серьезнее, и быстро меняться такая величина не может.

Ни одна уважающая себя страна не допускает значительного отклонения друг от друга валютного и паритетного курсов. Почему? Ну, во-первых, потому что ни одна нормальная страна не заинтересована в том, чтобы ее активы мог за бесценок купить конкурент. Даже если в этом будет лично заинтересован некий чиновник, ему не позволят этого сделать ни правоохранительные органы, ни — что самое главное — граждане этой страны. Они не допустят ситуации, при которой их благосостояние по вине властей вдруг уменьшится в несколько раз. И во-вторых. Значительное различие между валютным и паритетным курсами может отрицательно повлиять на стратегию экономического развития страны. Вторая причина многосложна, и с ней придется разбираться отдельно и подробно. Но пугаться не стоит, поскольку разбираться мы будем на собственном примере, который всем нам близок и понятен.

Казалось бы, математика — наука точная, а статистика — чистая математика. Однако существует великое множество методик статистических расчетов. У американцев, например, самый большой в мире валовой внутренний продукт. И таковым он является в значительной мере из-за того, что они зачисляют туда абсолютно все, что можно измерить деньгами. Тогда как многие другие страны предпочитают иные способы расчетов. Я это к тому, что нельзя точно назвать паритетный курс для соотношения рубля и доллара или рубля и евро. Так и эдак можно посчитать. И все-таки, даже с учетом различных подходов к определению этого соотношения, получается, что все последние годы его значение было гораздо меньше действующего валютного курса. Я в силу своей профессии регулярно общаюсь с представителями различных экономических школ. И могу констатировать, что данные по паритетному курсу расходятся у них совсем незначительно. 16—18 рублей за доллар по версии так называемого либерального крыла и 10—12 — в варианте сторонников усиления государственного влияния в экономике. Чтобы не подвергаться обвинениям в предвзятости, выберем нечто среднее. Будем исходить из того, что в 2009 году паритетный курс рубля к доллару США составляет 14:1.

Валютный курс с нашим ЦБ — вообще труднопредсказуемая величина. Но предположим, что по итогам 2009 года он не будет больше 33 рублей за доллар. Даже в этом случае получается более чем двукратное превышение. Что это значит? Значит, что для среднестатистического американца, если он со своей зарплатой приедет сюда, среднестатистическая корзина товаров будет стоить более чем в два раза дешевле. Еще это значит, что среднестатистическому россиянину, который получает зарплату в рублях, за ту же самую корзину товаров придется работать почти в два раза больше, чем американцу. Ведь в этой корзине больше половины товаров — импортные, пересчитанные в рубли по валютному курсу. При условии, что значительное число наименований товаров из этой корзины не просто одинаковы, но даже сделаны одним производителем, — получается форменное издевательство.

Как же финансовые власти объясняют этот произвол? Это может показаться странным, но, по большому счету, у них есть всего одно объяснение. И, что еще более странно, мы ему верим уже почти 20 лет. Ну просто заклинание какое-то! Мантра.

Минфин и Центробанк говорят: ТАК НУЖНО ДЛЯ ВАШЕГО ЖЕ БЛАГА.

И хоть для передачи нам этого сообщения они используют другие слова, смысл изменений не претерпевает. Они говорят: повышение курса доллара к рублю благотворно влияет как на тех, кто продает свою продукцию за рубеж (выгодно потом доллары на рубли обменивать), так и на тех производителей, которые реализуют её в нашей стране (иностранная продукция становится для нас недоступной, мы покупаем отечественную, и, следовательно, высокий курс доллара способствует процессу импортозамещения). И вот когда они так говорят, то все мы входим в состояние транса...

Эй! Очнитесь! Мы ж разобраться хотели. Давайте еще раз на эту мантру посмотрим. Я даже готов оригинал представить, чтобы не было недопонимания. Вот как ее пели в 2006 году. Цитата из газеты «Аргументы и факты»:

«Что такое «укрепление рубля»?

По радио экономисты и члены правительства все время говорят об укреплении рубля. Что это означает для нас, простых людей? Например, у меня пенсия 1400 рублей. Неужели при укреплении рубля она станет больше, и я смогу, наконец, позволить себе покупать овощи?

О. Красюк, Воронеж».

Ответ:

«Укрепление рубля— это его подорожание относительно валют других стран, например, по отношению к доллару. Не так давно, чтобы купить один доллар, требовалось 30 рублей, а теперь достаточно 28,5. Кроме того, укрепление рубля сдерживает рост цен. А вот для экономики укрепление национальной валюты не очень здорово.

Простой пример. Предположим, что женская кофточка в России стоит 2860 руб. А за границей — 100 долларов. При курсе в 28,6 руб. наши производители и заграничные находятся в равном положении, — объясняет министр финансов Алексей Кудрин. Но если за доллар начинают давать 27 руб., то импортное изделие оказывается дешевле отечественного. Российские заводы на мировом рынке, да и на внутреннем, проигрывают, и это удар по экономике. Все страны очень неохотно укрепляют свою валюту. И мы считаем, что рубль не должен слишком укрепляться. В 2006 г. средний курс составит 28,6 руб. за доллар». Сосредоточились. Думаем. Ищем, где нас обманывают. На первый взгляд, все правильно, логично. Но шарика-то под наперстком уже после первого пасса нет. Смотрим в замедленном повторе:

«Предположим, что женская кофточка в России стоит 2860 руб. А за границей — 100 долларов...»

Вот оно, видели?! В России— 2860, а за границей — 100 долларов. Ловкач приравнивает американца и россиянина, исходя из валютного курса! Нельзя платежеспособный спрос населения сравнивать по валютному курсу. Только по паритетному! И тогда что получается? Тогда так: в Америке — 100 долларов, а в России — 1400 рублей. Или так: в России — 2860, а в США — 2860:14 = 204,2 доллара. Ровно столько американец должен заплатить за кофточку, чтобы быть в равном положении с россиянином. Покажите мне среднего американца, который за кофточку 200 баксов отдаст! Да там шмотье копейки стоит. Американский производитель с такой ценой у себя и не продаст ничего! Там и за сотню продать трудно. А нам, в отличие от американцев, хотят за две впарить и еще объяснялки всякие придумывают, чтоб мы думали, что это выгодно.

Идем дальше: «При курсе в 28,6 руб. наши производители и заграничные находятся в равном положении». Второй отвлекающий пасс. Повторяю: американец за кофточку больше сотни долларов не выложит — у него зарплата 1200 в месяц. У россиянина — 10 000 рублей. Сравниваем, какую часть зарплаты обыватель там и здесь потратит на кофточку: американцу надо потратить — 1200:100 = 12 — одну двенадцатую часть от зарплаты, а россиянину — 10 000:2860 = 3,49 —больше четверти! И как же после этого можно утверждать, что производители находятся в равном положении? Ведь американскому производителю в три раза проще у себя на родине продать свою кофточку, чем нашему — у себя!

Следующий финт: «Если за доллар начинают давать 27руб., то импортное изделие оказывается дешевле отечественного».

Вместо того чтобы рассматривать картину в целом, то есть на макроуровне, они указывают на то, что импортные товары на один доллар, раньше стоившие на внутреннем рынке 28,6 рублей, должны стоить больше. Например, 30 рублей. И это, по их мнению, даст преимущество отечественным производителям аналогов или тем, кто захочет заняться импортозамещени-ем. Якобы они могут в этих условиях увеличить цену на свою продукцию без боязни конкуренции со стороны иностранцев, тем более что иностранцы должны еще понести затраты на транспортировку и раста-моживание. Однако это ложь. Дело в том, что емкость нашего рынка, и в частности платежеспособный спрос населения, никак не соотносится с повышением цен. Он как был привязан к паритетному курсу, так и остался. То есть рублей в стране по-прежнему не больше, чем товаров, которые можно купить по курсу 1:14. В этом смысл паритетного курса!

Нам — не экономистам— довольно сложно в этом разобраться. И расчет как раз на то, что мы запутаемся в цифрах и не зададим им весьма неприятные вопросы. Ну, например: скажите, а зачем нам тогда вообще вся торгово-финансовая система, если после валютных торгов, которые по большей части носят спекулятивный характер, импортное изделие оказывается дешевле подобного отечественного? Чем тогда заняты ЦБ, Минфин, Минэкономразвития и торговли? За что вам, господа, платят зарплату? Почему ЦБ не поддерживает стабильность национальной валюты? А министерства — они что, кроме валютного курса, ничего не знают? Ни о пошлинах никогда не слышали, ни о квотах, ни о дотациях отечественному производителю?

В руках у наших министерств масса рычагов воздействия на ситуацию. Они же почему-то всегда выбирают валютный курс. Почему? Над этим стоит подумать...

«Все страны очень неохотно укрепляют свою валюту. И мы считаем, что рубль не должен слишком укрепляться...»

Мда... Вы поняли, что он сказал? Он — министр финансов России — сказал, что рубль не должен укрепляться. Перевожу на русский. Он сказал, что мы с вами не должны иметь возможность на свою зарплату купить больше. Что мы в принципе не можем работать лучше, производить больше и жить комфортнее. Что ценность нашей страны, сколько бы мы сил в нее ни вкладывали, не может увеличиваться. Мне, честно говоря, надоело внимать этому бреду. Посмотрите, как объединенная Европа «загнивает» с сильным евро. Как производители «переживают» по поводу того, что сырье, которое они закупают у таких, как мы, становится для них все дешевле и дешевле. Как «неохотно» они путешествуют по миру, имея в кошельке евро, и обменивая их в том числе и на пачки девальвированных рублей, которые, по мнению Кудрина, «не должны слишком укрепляться».

Теперь чуть подробнее о главном доводе монетаристов во главе с Кудриным. Рубль должен быть слабым, и тогда наш отечественный производитель возрадуется, говорят они. В торговой системе, которая ничем, кроме валютного курса, не регулируется, получается вот что: с укреплением доллара прямо пропорционально повышается и рублевая цена на импорт. Значит, продать импорт за рубли будет сложнее. И монетаристы утверждают, что долю рынка, которая раньше принадлежала импорту, теперь займет наш производитель. Более того, наш производитель сможет и на экспорт свой товар отправлять. Теперь-де из-за слабого рубля он может установить низкую долларовую цену и все равно, поменяв потом полученные доллары на рубли, отбить свои затраты.

Замечательно. Садись, «пятерка»! Знаете, чем отличается финансист от бухгалтера? Тем, что финансист учитывает еще одну переменную — время. То, что вы прочли в предыдущем абзаце, — это ярко выраженная позиция бухгалтера. У него счеты или, в лучшем случае, арифмометр. И нарукавники черные. Нет, конечно, сегодня на нем может быть костюм от Луи Виттона, а расчеты он может производить на «эппле». Но по сути он бухгалтер из советской конторы. Можете представить? Его уже и на свете-то нет, а он все считает и считает, и - страшный сон! — мы живем так, как он нам насчитает...

Теперь посмотрим на ситуацию глазами финансиста. Поехали.

С укреплением доллара повышается рублевая цена на импорт? Верно. Значит, импорт продать за рубли будет сложнее? Тоже верно. После четырехкратного укрепления рубля в 1998 году импорт почти никто не покупал. Ну, кроме тех, конечно, кто получал зарплату в долларах. Таким образом, доля рынка, которую раньше занимал импорт, освобождается, и ее занимает наш реальный сектор. Круто! Но, добавив в уравнение время, получаем вот что.

Рано или поздно, но у наших производителей закончатся запасы сырья на складах. А закончатся они довольно скоро, поскольку товар раскупается быстрее, чем раньше, вследствие более низкой по сравнению с импортным цены. (Заметьте, мы стали покупать больше отечественного товара не потому, что качество его выше, и не потому, что зарплата у нас выросла, а лишь потому, что импорт стал дороже.) Итак, запасы сырья на складах заканчиваются. Что в этом случае делают производители? Разумеется, идут к сырьеви-кам с намерением приобрести то, что необходимо для производства. Если это ферма, то требуется электричество, солярка, удобрение, комбайны. Если это автозавод — нужен металл, стекло, резина, топливо и т.д. Приходят эти люди к поставщикам сырья, все из себя радостные» мол, хочу купить еще, дела пошди в гору... А в ответ слышат:

— Мой дорогой. Если хочешь купить у меня сырье, то плати мировую цену. Я ж его могу и за границу продать. За доллары. Чего же это ради я буду оказывать безвозмездную помощь нуждающимся рабочим и крестьянам? У меня — акционерное общество. Акционеры не поймут, если я им сообщу, что из патриотических соображений продал товар ниже рыночной цены. А уж УБЭП и вовсе слушать не будет. Обвинят в сговоре и откатах. Поди потом докажи, что ты не верблюд! Поэтому, мил человек, плати по курсу ММВБ на день покупки. И скажи спасибо, что два процента сверх того не беру за конвертацию. А не согласен — до свиданья!

Еще пять минут назад весьма перспективный, а теперь довольно грустный производитель покупает сырье по мировым ценам и расплачивается в рублях по валютному курсу. Сырьевая составляющая в конечной цене его товара подскакивает ровно на столько, на сколько ЦБ опустил рубль по отношению к доллару. Если взять 98-й год — то в четыре раза. Что происходит с товаром? Он дорожает. Но зарплата потенциальных покупателей не успевает за таким ростом цены. У людей просто нет денег, чтобы платить больше — в этом смысл паритетного курса! Значит товар, произведенный с учетом новой цены на сырье, продается все хуже и хуже.

Между тем из-за того, что через некоторое время в экономику начинают поступать свеженапечатанные под покупку валюты рубли, в стране растет инфляция. И тот же ЦБ устанавливает новую ставку рефинансирования. То есть рубли, которые наш ЦБ продает финансовым организациям, становятся дороже. Теперь ставка гораздо больше той, которая была до обвала рубля. И значит, кредит для производства тоже становится дороже. Бедный производитель, чьи оборотные средства и без того сократились из-за повышения расходов на сырье, вынужден закладывать в цену товара еще и подорожавший кредит, после чего продажи падают еще сильнее. В результате они оказываются на уровне, после которого уже нет смысла поддерживать предприятие на плаву. И что происходит? Отечественный производитель, о благе которого так много говорили сторонники слабого рубля, разоряется.

— А если еще времени добавить?

Пожалуйста. Моделируем ситуацию. Как это обычно бывает, ваша зарплата не успевает за ростом цен, который неизбежно следует за снижением курса национальной валюты. То есть цены повысились, а зарплата нет или почти нет. Вы начинаете экономить на всем, что не является продуктами первой необходимости. Вы не покупаете мебель, машину, бытовую технику, кухонную утварь (во втором «Бе$ценном долларе» мы в качестве примера рассматриваем кастрюлю) или любой другой товар, приобретение которого можно отложить. Те отечественные производители, которые поставляли на рынок подобные товары, по сути, остались без покупателя. Падают продажи, падает производство, сокращаются рабочие места, и в итоге предприятие закрывается. Однако со временем даже то, что не было для вас продуктом первой необходимости, таковым становится, поскольку имевшиеся в семье мебель, машина, бытовая техника выходят из строя. Ну покатаетесь вы на автомобиле еще пять лет, но ведь и он сыпаться начнет. И тогда вы будете вынуждены купить себе новую машину, но уже не нашу, а импортную. Потому что нашей — уже в природе не существует. Предприятие, работавшее на внутренний рынок, закрылось. И вы покупаете импортный товар. Таким образом, через определенное время, весь наш рынок отходит к зарубежному производителю.

Видите, что получается, если в том же самом уравнении учесть всего-то еще одну переменную — время. А разве можно не учитывать время?! Все переворачивается с ног на голову. Вернее, с головы на ноги. Было отлично, а стало плохо. Были «виды на урожай», а стало «посчитали — прослезились». — Нет, ну они там что, дураки, что ли? Они этого всего не знают и не замечают?

Я ведь говорил уже, что там дураков нет. Вряд ли кто-то сможет меня убедить в том, что восемнадцать лет финансового беспредела в стране — это всего лишь результат ошибок некомпетентных руководителей. — Не вегю! — как сказал бы Владимир Ильич.

Там люди очень жестко блюдут свой интерес. И этот интерес можно вычислить.


Материал для сайта приготовил Сергей Батурин, 2010



А теперь послушайте Гиви Григорьевича Кипиани и делайте выводы сами. Мы призываем вас думать.





Социальные сервисы:


Комментариев: 5

Время перемен



В прошлой статье Игорь Острецов кратко выразил своё кредо:

«Общество, в котором я хотел бы жить, — это система, являющаяся не результатом голосования или консенсуса после обмена мнениями, не итогом всевозможных общественных договоров, не плодом диктаторских указов, а результатом применения научно обоснованных законов, которым подчинен феномен разума. Никому не придёт в голову обсуждать на форумах законность применения закона Ома».

Мысль не нова. И Платон пришёл к тому же выводу: править должны мудрецы. И древняя кастовая традиция главенства брахманов над царями оказалась самой устойчивой, ибо не признаёт охлократию – власть толпы. Мнение мудреца ценнее мнения толпы.

Но нынешней чиновничьей власти профанов такие взгляды не по нутру. Мы видим, что министром обороны может быть мебельщик Сердюков или экономист Ехануров, РАО ЕС или Ростехнологией может руководить великий «электрик» Чубайс, а атомной энергетикой и промышленностью – «учёный» атомщик Кириенко.

Игорь Николаевич Острецов прислал мне материал в виде трёх статеек, из которых я сложил эту статью. Материал острый, злободневный и опасный. За него российская чиновничья власть дважды пыталась уволить профессора с работы.

Читайте и мотайте на ус.

Ю.Ларичев




Сначала о духовном


Современному поколению пришлось жить во время радикального изменения смысла человеческого существования. В предыдущей истории человечества подобное происходило единственный раз. Как выразился автор одной из рецензируемой мною (но пока не изданной) книги – «Если отношение состоит в прямом и непосредственном подчинении природного начала божественному, то мы имеем первобытного человека; если действительность человека принадлежит его материальному началу, тогда мы имеем человека природного; если человеческая жизнь состоит в деятельном согласовании природного начала с божественным, такое отношение составляет духовного человека».

Первый революционный скачок в развитии человеческой цивилизации заключался в осознании человеком своих возможностей в материальном мире и выработке таких организационных форм существования, которые позволили на осознанном уровне использовать возможности природы в интересах человека. Результатом такого осознания явилась наука об окружающем нас мире. Основные принципы построения организационных форм и отношений между людьми в этот период были даны пророком Моисеем в «Ветхом Завете» в виде «Моисеева Закона» или «Десяти Заповедей». Однако, несмотря на то, что «Моисеев Закон» обеспечил материалистическое развитие человеческой цивилизации, он настолько противоестественен истинной сути человека разумного, что уже на заре материалистической эпохи в мир пришёл Христос с «Новым Заветом», возвестившим неизбежность наступления эры истинно человеческих отношений между людьми. Без этого человечество не смогло бы выжить в материалистическую эпоху, эпоху жёсткого дарвинистского отбора, безоговорочно отвергающего духовную суть человека. В течение двух тысяч лет «Новый Завет» явился тем светочем, который спас род человеческий от самоуничтожения.

«Христос сказал им [фарисеям]: Закон [Моисеев] и пророки до Иоанна [Крестителя]; с сего времени Царствие Божие благовествуется» (Лк.16:16).

Сегодня Ветхий Завет полностью себя исчерпал и превратился в угрозу возможности существования и дальнейшего развития «человека духовного». Моисеев закон в Евангелии называется «иудейским», «законом заповеди плотской», «законом греха и смерти». «Закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа» (Ин.1:17). «Конец [Моисеева] закона - Христос» (Рим. 9:31-10:4).

С наступлением христианской эпохи высшее предназначение становится основной идеей развития общества и личности как «богоподобной».

Современный мир радикально изменяется. Назрела необходимость создать новую парадигму психологической науки и практики, сориентированную на активизацию души как их основного предмета и духовное развитие человека и общества.





Теперь об атомной энергетике


Удвоить производство плутония труднее, чем удвоить ВВП.

Вот, что писала «Российская газета» 10 декабря о докладе главы Росатома С.Кириенко председателю правительства:

«По его словам, Россия возвращается к серийному строительству, и каждый год атомная отрасль будет сдавать один или несколько блоков внутри страны и за границей. Ближайшие цели – достройка второго блока Ростовской атомной станции. В 2010 г. Росатом планирует зарубежные пуски – Бушерской АЭС в Иране и первый блок индийской «Куданкулам». Кстати, именно Индия для Росатома – ключевой рынок, как объяснил Кириенко. «Подписано межправительственное соглашение, и мы завершаем подготовку контракта. 4 блока на «Куданкуламе» – там, где мы два сейчас достраиваем, еще 4 блока – на этой площадке. И важнейшая вещь: они нам выделили еще одну площадку. Это Западная Бенгалия, где будет от 4 до 6 блоков», – объявил глава госкорпорации.

– Здорово, – отреагировал Путин.

– Это означает, что в совокупности с тем, что у нас есть, – это 12–14 блоков по российским технологиям в Индии, – подытожил Кириенко».

На сайте ПроАтом, уважаемом в ядерном сообществе, самый «ласковый» комментарий такой: «Бушер» пускаем с 2001 г., а «Куданкулам» – с 2007 г. Итого в общей сложности по арифметике СВК одиннадцать пуско-блоков» (10.12.2009).

На статью «Путин уверен в будущем «Ижорских заводов»:

«Опять ВВП [Путина] подставили ребята с Ордынки. Или ничего не понимают, или вредят премьеру. Откуда они хотят взять такие огромные энергомашиностроительные мощности для строительства 32 блоков? В России в ближайшие 15 лет все усилия будут направлены на реновацию, на замещение и ремонт изношенного оборудования, зданий, ЛЭП» (03.12.2009).

Удвоение ВВП проходили. Пройдем ли удвоение плутония? Давайте разбираться.

Основной задачей программы строительства реакторов на быстрых нейтронах (бридерах) является резкое расширение природных, весьма ограниченных запасов ядерного горючего (урана-235) за счет производства на них искусственного изотопа плутония-239. Однако задача эта не может быть решена в пределах текущего и следующего столетий просто потому, что время удвоения по производству плутония на уран-плутониевых бридерах превышает 50 лет.

Кроме того, при данном времени (минимальном) удвоения радиохимическое производство по выделению плутония должно находиться непосредственно на АЭС. При этом в цикле производства плутония (наработка в реакторе, выдержка в хранилище до приемлемых для работы доз, выделение плутония, фабрикация новых тепловыделяющих элементов) будет крутиться более 20 т плутония на каждый миллион кВт электрической мощности. А для бомбы его требуется около 6 кг. Если, как декларирует Росатом, данная технология решает проблему нераспространения ядерного оружия, то ему можно рекомендовать выйти с инициативой строительства такого реактора, например, в Иране.

Сегодня весь мир отказался от программ создания бридеров. Джорж Буш декларировал развертывание такой программы во время своего президентства исключительно с той целью, чтобы спровоцировать Россию встать на этот пагубный путь. Пришедший же к власти Обама немедленно объявил о её свертывании как абсолютно абсурдной и назначил главой министерства энергетики учёного.

Да и В.Путин еще на саммите тысячелетия в 2000 г. заявил: «Мировая ядерная энергетика в XXI веке должна быть избавлена от использования обогащенного урана и плутония», – и позже, собрав мировые СМИ: «…ядерная энергетика должна развиваться, повторяю, при недискриминационном доступе всех желающих». Абсолютно точно.

Во время посещения нами США и Китая специалисты этих страны порой просто смеются: «Заявляете об избавлении всего мира от плутония, а сами строите плутониевые бридеры! Раз нет дискриминации в доступе к вашей ядерной энергетике, то, может быть, построите плутониевый бридер в Иране и Северной Корее?» Адресуем этот вопрос С. Кириенко.

По современным представлениям, широкомасштабной ядерной энергетики без плутония быть не может. Сегодня доля ядерной энергетики в производстве электричества составляет примерно 16%. Доля электроэнергетики в общем энергобалансе равна примерно 10%. Поэтому вклад атомной энергетики в общий баланс не превышает 2%. С точки зрения выполнения основной задачи – замещения органики – ее практически нет. А вот с точки зрения всяких отходов и проблем нераспространения – ее очень даже много. Для того чтобы заместить органику, ядерной энергетике действительно альтернативы нет, и её долю надо довести как минимум до 60–70%, т.е. увеличить в 30–35 раз.

Но если плутония в текущем веке для широкомасштабной энергетики не будет, остаётся печальная перспектива – сжигать уран-235. Мы в течение уже многих лет твердим о том, что это пагубный путь. Дело в том, что основным вопросом, стоящим на пути прогресса в современном мире, является вопрос о развитии базовой энергетики, основывающейся на доступе к энергоресурсам.

Именно стремление всех активно развивающихся стран к обладанию базовыми энергетическими возможностями, а также крайняя неравномерность их распределения лежат в основе коренных противоречий и проблем современного мира. Все эти проблемы по существу сводятся к вопросу, который можно сформулировать так. На Земле проживает около 6 млрд чел. Из них нормально (на цивилизованном уровне) живет около 1,5 млрд чел. Однако если уровень жизни всех поднять до западных стандартов, то нагрузка на биосферу Земли увеличится многократно. Этого биосфера не выдержит. По прогнозам ООН, к середине XXI в. численность населения Земли достигнет 9–10 млрд чел. К этому моменту никакие земные ресурсы, в первую очередь энергетические, не смогут удовлетворить потребностей населения. Любая крупная технологическая деятельность на Земле станет паразитической. Единственным выходом будет промышленно-энергетическая экспансия в космос.

Средством освоения космоса является ракетная техника. Однако на химических двигателях никакие крупные задачи в космосе решены быть не могут. Например, вес космического корабля, стартующего на Марс с опорной орбиты вокруг Земли с целью высадки на Марс двух космонавтов и их возвращения на Землю через три года после старта, составит около 2000 т. При использовании самого крупного советского носителя Н-1 или американского «Сатурн-5» сборка космического корабля на опорной орбите займет не менее двух лет. При реализации марсианской экспедиции с помощью ядерного двигателя будет достаточно одного носителя типа «Энергии». Поэтому единственным средством промышленной экспансии человечества в космос будет ядерная энергия, причем на реакторах, использующих уран-235. Для того чтобы эти работы были технологически готовы к внедрению хотя бы к середине века, необходимо немедленно начинать их реализацию. Работы в этом направлении велись только в СССР и США. Технологический уровень советских разработок был по объему и достигнутым параметрам несоизмеримо выше американских.

Поэтому сжигать уран-235 – это преступление перед будущими поколениями. А много ли его осталось? Всем известно, что очень мало. Собственно, и затевается по этой причине бридерная программа. Но все-таки насколько мало? Как по заказу, появляется статья швейцарского физика Микаэля Диттмара, который провел масштабное исследование и установил, что в ближайшие несколько лет мировая энергетика может столкнуться с дефицитом урана. Статья еще не принята к публикации, однако ее препринт в нескольких частях доступен на сайте arXiv.org.

Прямым подтверждением этого является то, что практически ни одна из развитых стран не строит ядерных реакторов, использующих этот изотоп урана. США заказали свой последний реактор еще в 1978 г. Большинство реакторов, работающих на Западе, к 2013 г. выработает свой ресурс и будет выводиться из эксплуатации. Поэтому западные страны выйдут из этой ситуации с минимальными потерями и благодарностью потомков, которым они сохранят уран-235.

Российская программа, наоборот, ориентирована на масштабное строительство АЭС с реакторами ВВЭР-1000, использующих в качестве топлива именно уран-235. Данное направление после прояснения ситуации с бридерами (с подачи Росатома) было провозглашено в докладе президента в качестве основного в развитии атомной энергетики в России на ближайшую перспективу. Но, как следует из статьи Диттмара, после 2013 г. построенные у нас в стране АЭС останутся без топлива.

В России уран есть только на Краснокаменском месторождении. Но там очень низкое содержание изотопа урана-235, и месторождение будет исчерпано в ближайшем будущем. При нехватке урана в мире трудно надеяться на то, что мы сможем получать его из-за рубежа.

Весьма вовремя подоспело соглашение об ограничении количества боеголовок на ракетах стратегического назначения. Зачем нужно такое соглашение? Да просто затем, чтобы подкормить «голодающие» американские АЭС. Уран боеголовок в условиях его дефицита будет продан в США. Все для них, любимых! Ведь там наши деньги. Их надо защищать. От кого? От Китая! «Нехороший» Китай требует (сначала в Киото, а теперь и в Копенгагене) делить квоты на эмиссию углекислоты (читай: на возможности энергопроизводства) пропорционально численности населения в странах. Он никак не может согласиться с тем, что американец живет лучше китайца. При этом КНР нет в числе договаривающихся об ограничении стратегических наступательных вооружений. Что, в Китае нет ядерного оружия? Он более двадцати лет «пашет» в закрытых городах на западе страны на реакторах-наработчиках оружейного плутония и обогатительных заводах и никак не может сделать несколько тысяч боезарядов? Вы в это верите? Сколько нам и американцам потребовалось лет для решения этого вопроса? Тоже двадцать. И это при необходимости создавать технологии с нуля. А Китай все получил готовым. Так что бомбы в Китае есть в достаточном количестве. Просто об этом страшно подумать. Вот и тусуемся с американцами всего лишь для подкормки их АЭС.

Боеголовки можно пилить на «орала» просто потому, что они сегодня действительно ничего не решают. Есть и другой сценарий. Сценарий государственного терроризма. Некий шикарный белый пароход подходит под американский берег напротив Нью-Йорка, шарахает в «час икс» заряд в 500 Мт, и волна в сотни метров идет на берег. И ни к кому никаких претензий. Ядерное производство расползлось. Контроль организовать невозможно. А Штатов нет. Все, включая Европу, тихо радуются, явно выражая гневное возмущение. Потребление энергии-то сократилось почти вдвое. Есть время подумать и о термояде – «светлом будущем всего человечества», и о его «творце» академике Е. Велихове.

Но и тут прокол. Некто А.Даньшов пишет вначале Евгению Павловичу, затем, за отсутствием ответа от него, в Генпрокуратуру РФ письмо «Открытое обвинение академика Е.П.Велихова и других идеологов проекта ИТЭР в совершенной ими фальсификации результатов научных экспериментов при разработке научно-технических основ для создания международного термоядерного реактора ИТЭР», в котором, ни много ни мало, утверждает, что продукт термоядерной реакции – гелий в токамаках никогда не фиксировался, а нейтроны имеют нетермоядерное происхождение. Кстати, именно за это открытие Л.Арцимович в 1958 г. получил Ленинскую премию. Был даже фильм про это – «Девять дней одного года». Но даже если это не так (что маловероятно в силу хотя бы молчания Е. Велихова), нет сомнений в том, что термояда в этом веке, так же как и бридеров, не будет.

Так что наиболее вероятен первый, террористический сценарий. Именно поэтому мы делаем все возможное, чтобы снабдить США мобильной системой дистанционного обнаружения ядерных материалов. Надо строго контролировать их периметр. Но это одновременно и боевая система против боеголовок ракет, авианосцев, АЭС, подлодок, крылатых ракет и так далее. Нехорошо, вроде бы, потенциального противника снабжать такой штукой. Но и это еще не все. Инспекция сопряжена с облучением различных объектов и, следовательно, людей, их эксплуатирующих. И китайцев в первую очередь. Не понравится это им, а в ответе будем мы, потому что, во-первых, Россия – автор инструмента и технологии, но, самое главное, единственный носитель этого инструмента – тоже в России. Это АН-124 «Руслан». Как ни крути, решение проблемы и выход из критической ситуации все равно в России. И энергетика спасительная тоже здесь. И космическая, и ядерная релятивистская энергетика (ЯРТ энергетика), которая сжигает не только «отвальный» уран и торий, которых полно, но и отработавшее ядерное топливо, которого в Европе и США под каждым кустом, и с которым не знают что делать. И все это – на базе компактного ускорителя протонов BWLAP (тоже российский патент, между прочим). Того самого, что предполагается использовать для инспекции ядерных материалов.

Так что при наличии головы только сиди и банкуй.



Из нашего с В.И.Волковым интервью в СМИ


Корр.: Очень многие наблюдатели да и простые граждане России отметили то обстоятельство, что на международной конференции-выставке «Атом-экспо 2009», проходившей в Москве 29, 30 ноября сего года, несмотря на мощную предварительную рекламу этого мероприятия «Росатома» на всех центральных каналах телевидения, на пленарном заседании этой конференции отсутствовал широко анонсированный доклад по замкнутому топливному циклу, как основы стратегии Российской Федерации в развитии российской и мировой атомной энергетики и обращения с отработавшем ядерным топливом (ОЯТ) атомных электростанций. А ведь там присутствовали делегации всех развитых стран и их представители выступили с докладами о политике этих стран в области обращения с ОЯТ, этого важнейшего стратегического направления обеспечения человечества энергией в двадцать первом веке. И только России, организатору конференции, оказалось нечего сказать. Позор! Как это могло произойти? Вы оба присутствовали на этом мероприятии. Не можете ли вы пояснить причину столь странного поведения «Росатома» тем более, что внедрение замкнутого топливного цикла в атомную энергетику России является одним из основных аспектов, вошедших в предварительный доклад Президента Российской Федерации под названием «Вперёд Россия», анонсирующего послание Президента Федеральному Собранию и который должен стать основой программы перспективного научно-технического прогресса России?

В.Волков: Это действительно весьма странная история. Поэтому я вначале расскажу о том, как мы попали на эту конференцию-выставку. Сначала мы хотели принять участие в ней в составе ОАО ВНИИАМ, где Игорь является, вернее был до первого ноября, заместителем директора по науке, а все мы работали там до прошлого года, поскольку исполняющий обязанности директора ОАО ВНИИАМ Кузнецов В.П. (директор Авдеев был в отпуске) дал Игорю поручение подготовить предложения института для участия в «Атом-экспо 2009». В основу наших предложений легли разрабатываемые нами ядерные релятивистские технологии (ЯРТ). Мы подготовили предложения и Игорь передал их Кузнецову. Директор Авдеев, выйдя из отпуска, запретил передавать наши предложения в оргкомитет выставки. Поэтому мы были вынуждены направить их от фирмы, организованной сотрудниками ВНИИАМ, уволенными Авдеевым в прошлом и позапрошлом годах при разгоне кадровых сотрудников и учёного совета ВНИИАМ, включая директора института академика РАН Г.А. Филиппова. Наши предложения были приняты в оргкомитете и нам было сказано, что мы аккредитованы для участия. В нашу делегацию вошли Острецов, Богомолов и я. Кроме того, наша организация оплатила участие в работе конференции ещё двух человек. Их имена были зафиксированы в списках участников конференции. И вот накануне конференции 28 ноября на сайте «Атом-эко 2009» вывешивают программу конференции. В программе наших докладов нет. Я, естественно, немедленно звоню в оргкомитет. Мне отвечают, что наши предложения не прошли в руководстве «Росатома» и мы не допускаемся к работе конференции.

Корр.: А что же произошло?

И.Острецов: А произошло очень многое. 28 июля состоялось первое заседание консультативной рабочей группы при Комиссии Президента РФ, созданной для работы над докладом Президента «Россия вперёд» в рамках подготовки его выступления с Посланием Федеральному Собранию РФ. До этого дня мы направляли массу писем руководству страны с разъяснениями о полной бессмыслице предложений «Росатома» по замкнутому топливному циклу, как основы ядерной стратегии России, поскольку, во-первых, это наводнит мир плутонием и, во-вторых, эта программа не может быть реализована в текущем столетии, поскольку время удвоения по производству искусственного ядерного топлива, плутония-239, составляет не менее 50 лет. Поэтому вся программа по существу сведётся к ускоренному сжиганию урана-235, которого и так мало, на чрезвычайно дорогих реакторах на быстрых нейтронах. Администрация исправно отправляла наши письма на отзыв в «Росатом», а там их «эксперты» исправно давали нам отрицательные заключения. И это продолжалось около 10 лет. Но на этом заседании впервые руководитель достаточно высокого ранга, В.Ю. Сурков услышал это от меня, что называется, собственными ушами и сразу, даже не будучи специалистом в ядерной физике, мгновенно среагировал на моё выступление. Судя по нашей информации, был послан запрос в Курчатовский институт и его специалистам не осталось ничего другого, как фактически подтвердить нашу информацию. Они ответили, что время удвоения равно 20-40 годам. Любой нормальный человек понимает, что это значит не менее 40 лет. В действительности, как я говорил, не менее 50 лет.

Корр.: Так это означает, что Президента грубо подставили! Один из основных его тезисов в докладе «Россия вперёд» оказался «липой»!

В.Волков: И не только это. Если посмотреть выступление В.Ю. Суркова за 20.10.09 г., то там практически полностью дезавуированы предложения по компьютерам. Он сказал: «Занимаясь модернизацией, мы много говорим о суперкомпьютерах, о важности создания таких машин… Простой вопрос: что будем считать на этих машинах?» и далее: «В нашей чрезвычайно примитивной экономике и, как следствие, чрезвычайно примитивной социальной системе почти нечего считать на суперкомпьютерах, и это надо признать. Если наша экономика линейна и примитивна, как труба, ну а что считать в трубе-то: вошел — вышел, арифметика, зачем нам суперкомпьютеры?». Кроме того, под большим сомнением находятся предложения Е.П. Велихова по работам над термоядерной проблемой. В экспериментах на токамаках, оказывается, ещё ни разу не фиксировали образование гелия, продукта реакции дейтерия и трития. Так идёт термоядерная реакция в магнитных ловушках или нет? Во всяком случае, в своём обращении к Генеральному Прокурору РФ гражданин РФ Даньшов А.Н. говорит, что не идёт. Да и мы не встречали «следов гелия» в термоядерных статьях. Молчит на эту тему Е.П. А если дополнить ещё про реакторы на быстрых нейтронах, то следует сказать, что БН-600 работает вот уже 30 лет и всё на уране. Нет там плутония. Но, тем не менее, хотят ещё построить БН-800. Надо как можно скорее сжечь весь уран-235, чтобы человечество не мучилось и загнулось как можно скорее.

Корр.: Ничего себе «перёд России» организовала наша официальная наука! Ото всей программы научно-технического прогресса осталась только бескомпромиссная борьба с «лампочкой Ильича», которая сжигает менее десятых долей электроэнергии в стране! Ловля блох! Ну, так были вы всё-таки на конференции или нет?

И.Острецов: На конференцию мы проникли, можно сказать, нелегально под именами наших сотрудников, зарегистрированных на конференции за деньги. Десять тысяч на человека, между прочим, за сомнительное удовольствие послушать иностранцев, посмотреть маленькую установку по химводоочистке и выпить чашку чая. Первый круглый стол, фактически пленарное заседание конференции, вёл заместитель Кириенко Локшин. Сам Кириенко на конференцию не пришёл, хотя и был заявлен. Видно понимал позор предстоящего. После того, как выступили представители всех стран со своими национальными программами и было предложено выступать всем желающим, я немедленно взял слово. Локшин не знает меня в лицо и поэтому разрешил мне выступить. Ну, я тут и изложил про российскую программу работы с ОЯТ. Локшин дико заволновался. Перед иностранцами, да про то, что Россия в важнейших вопросах атомной энергетики «муками Росатома» стала пустой «как барабан», да про предстоящую речь Президента. Он стал кричать, что говорить мне не позволено, что меня сейчас выведут, и это то несмотря на всеобщую демократию. В общем, не стал я нарываться на «Росатомовский» мордобой и вышел в фойе. Там ко мне подошли двое. Один представился, а второй с абсолютно лысой, блестящей, как будто на неё что-то натянули, головой только кричал, что приглашаем на конференцию, кого хотим, а всяких будем выводить силой. Ну, после этого мы с Валерой на всякий случай сбежали от греха подальше. Они молодые, здоровые, в боксе нам с ними, особенно с лысым, состязаться не резон.

Корр.: Да, хорошие международные конференции проводит «Росатом». В.В. сказал, что вы сейчас не работаете в ОАО ВНИИАМ. Почему?

И.Острецов: Действительно, после моего доклада на консультативной рабочей группе мне в институте было предано уведомление, что по указанию Кириенко моя должность заместителя директора по науке сокращается. Вместо неё открывается новая должность заместителя по науке и на неё объявляется конкурс, который я не пройду, поскольку я должен принести мед. справку по форме 086, которую обычно выписывают работникам столовых и парикмахерских на предмет отсутствия у них сифилиса и педикулёза, а мне необходимо указать заболевания, которые препятствуют мне занимать эту должность, но что это за заболевания, мне сказать отказались. И, вообще, средства в институте надо экономить, а мне платят аж девять тысяч рублей, почти как Кириенко, который день и ночь работает над замкнутым топливным циклом и строит БН-800. До этого меня уже увольняли дважды по приказам, как мне говорили, Кириенко. Я восстанавливался по суду. Сейчас мне уже осточертело бегать по районным судам. Будем надеться, что произойдёт что-то более интересное с моими увольнениями.

Корр.: Ну, а ваши то программы будут развиваться?

В.Волков: Да у нас такое впечатление, что все они уже приняты. Во всяком случае, ядерным релятивистским технологиям на первую половину нашего века альтернатив нет. И то, что все ускорительные центры России перевели в состав Курчатовского института, т.е. в зону максимального внимания правительства и, следовательно, в зону максимального финансирования, а до этого они сидели на голодном пайке, говорит о том, что ускорители в атомной энергетике у нас в стране по факту пошли. К середине века для выживания человечества надо будет подготовить ядерно-космические технологии, о чём мы говорим постоянно. И как по заказу правительство объявляет, что такие программы начинают финансироваться. И эти факты, по нашему мнению, наши крупнейшие достижения. Пока, по-видимому, есть иллюзии, что без нас можно обойтись, можно выехать только на тех, кто трудился над замкнутым топливным циклом. Но это иллюзии. Кириенковские манагеры с такими работами не справятся. Время это скоро покажет.

Корр.: Открыв глаза руководству страны на бесперспективность замкнутого топливного цикла вы в действительности предупредили крупнейший интеллектуально-экономический террористический акт против нашего государства, целью которого было завести в тупик нашу страну, и сохранили для налогоплательщика очень большие деньги. По закону вам следовало бы выплатить четверть спасённых вами сумм и, я думаю, дать звания Героев России.


© Игорь Острецов, 2009

Социальные сервисы:


Комментариев: 5
Прыг: 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
Скок: 10 20 30