Сионизм – еврейский шовинизм, деньги и обман




Читателям нашего сайта предлагаем подборку материалов о сионизме известного израильского писателя публициста Исраэля Шамира. Сначала о нём.


Миф о Шамире

За несколько лет публикаций Исраэля Шамира в «Завтра» редакция получила около десятка килограмм и полтора мегабайта почты, в которой обстоятельно и непротиворечиво, на разный манер и на разных языках доказывалось, что такого человека попросту нет и быть не может. В общей сложности двадцать семь доводов против Изи. Плюс разгромные опровержения, тонкие софистические приемы, мольбы признаться в подлоге, доказательства от противного, сличение фактов, сравнительный и контентный анализ, клятвы и разоблачения.

Эти осязаемые письма с марками и обратными адресами наталкивали на мысль о том, что их авторы — вполне живые люди, сомневаться в существовании которых не приходилось. Поэтому мы начинали сомневаться в существовании Шамира. Чем больше приходило писем — тем больше возникало сомнений. Действительно, уж не Проханов ли пишет все эти антиизраильские статьи, как доказывали нам полторы сотни респондентов? Не может же — вот уж поистине чудо! — еврей так писать о евреях. Или все же может?

Несколько факторов только усиливали путаницу. Во-первых, шамировский злосчастный псевдоним «Роберт Давид», от которого не было покоя. Кто под чьим именем и против кого пишет? Еврей под именем американца против израильтян на русском языке? Русский под ивритской фамилией против американских евреев? Израильтянин под псевдонимом, переводивший сам себя с английского на русский? И, вообще, где здесь фамилия, а где — имя?

Затем — необъятный кругозор автора за подписью «И.Шамир». Он поражал, он заставлял выбирать одно: либо восторгаться его эрудицией, либо принять еще одну версию — о «группе товарищей», маскирующихся за этим именем. И правда: то Изя здесь, то он там; то переводит Джойса, то — Гомера, то три года живет в Японии, то работает на Би-Би-Си, то воюет с арабами, то — с советскими спецслужбами, то он сионист, то антисемит, то он социалист, то — толкователь Талмуда… Какая, к черту, эрудиция, ведь их просто много!..

Время от времени в редакцию «Завтра» наведывался сам Исраэль Шамир, что не могло не вызвать новых вопросов. Пожилой, но поджарый, кошачий, но усталый, черный как негр и такой же курчавый, одновременно цепкий и созерцательный, остроумный и глубокомысленный, похожий и непохожий на Проханова, пьющий водку с огурчиком, разговаривающий на русском с еврейскими интонациями, но без малейшего акцента, виновато улыбающийся оттого, что, кажется, сам не знает, кто же он такой.

Я, когда в первый раз его увидел, подумал: кубинец! Как-то раз я неуверенно спросил его: «Вы Шамир?» — он ответил: «Да!» — и я засомневался еще сильнее. Чтобы развеять сомнения, я разыскал его биографию. Лежит она на «Первом неофициальном российском сайте Исраэля Шамира»; официального не существует. Вот она:

«Гид, переводчик, журналист и писатель Исраэль Шамир родился в Новосибирске в 1947 году. Он окончил физико-математическую школу и учился затем в Новосибирском университете на математическом факультете, а позже и на юридическом факультете новосибирского филиала Свердловского юридического института. Шамир еще в школе подружился с диссидентами. Изучая юриспруденцию, он написал законопроект о правах и свободах человека в СССР, за что впоследствии был отчислен из вуза. Это лишь укрепило его стремление принести себя в жертву и посвятить жизнь борьбе за правое дело. В конце 60-х годов Шамир знакомится в Москве с сионистами (которые высоко оценили опыт самиздата и конспиративной деятельности Исраэля) и становится активным участником сионистского движения. В 1968 году он протестовал против агрессии СССР в Чехословакии. А спустя год Шамир эмигрировал в Израиль. Здесь он отслужил в армии в элитных парашютно-десантных войсках и принимал участие в войне 1973 года. После армии Шамир продолжил изучение юриспруденции в Еврейском университете г. Иерусалима. Однако судьба распорядилась так, что профессия юриста была заброшена. Зато Шамир реализовал себя как журналист и писатель.

Первый журналистский опыт Исраэль Шамир получил на израильском радио. Его, как внештатного корреспондента, часто отправляли в «горячие точки» планеты: Вьетнам, Лаос, Камбоджу и др. В 1975 году Шамир переехал в Лондон и работал в русской службе BBC. В 1977-79 годах он жил в Японии, где находился по приглашению японского радио...

Уже в 70-х годах Исраэль Шамир разочаровывается в идеалах сионизма, поскольку видит, как нарушаются права неевреев в Израиле. Сама обстановка в стране в эти годы напоминает сталинскую Россию и вызывает в нем чувство протеста. Поэтому, вернувшись в 1980 году в Израиль, Шамир активно включился в политическую деятельность. Он работает в качестве пресс-секретаря Израильской социалистической партии (тогда она называлась «Мапам») и корреспондентом газеты «Гаарец». В это же время он переводит работы Агнона (лауреата Нобелевской премии) и «Улисс» Джойса.

Самая известная работа И. Шамира — «Сосна и олива» — историческое исследование о Святой Земле Израиля (Палестины) и арабо-израильских конфликтах. Она была опубликована в 1988 году. В этой книге писатель резко осуждает агрессивную и преступную по отношению к палестинцам политику Израиля.

В 1989-93 годах Исраэль Шамир в качестве корреспондента «Гаарец» находился в России. Поначалу он с воодушевлением воспринимает перестройку. Однако реальная «перестроечная» внешняя политика сразу же вызвала у него большое беспокойство своим проамериканским курсом. К этому же времени относятся его скандально известные статьи в «Правде», «Нашем современнике» и газете «День» («Завтра»), где Шамир (под псевдонимом Роберт Давид) доказывал, что советская внешняя политика была оптимальной как для самого СССР, так и для стран третьего мира. Писатель резко осудил президента Ельцина и его окружение за расстрел «Белого дома», охарактеризовав эти действия как противозаконные и нелегитимные. Вскоре, благодаря рекомендациям таких несхожих между собой литераторов, как Лев Аннинский и Станислав Куняев, Исраэль Шамир становится членом Союза Писателей России.

В 1993 году Исраэль Шамир вернулся в Израиль и поселился в городе Яффа. Он пишет многочисленные статьи для русских израильских и российских газет, сотрудничает с литературными журналами. Он также переводит знаменитую «Одиссею» Гомера. Эта его работа была опубликована в 2000 году в Санкт-Петербурге. Следующий большой проект писателя — перевод средневековой Талмудической рукописи на русский язык.

В последних своих статьях Исраэль Шамир подвергает критике позицию израильской левой «Two State solution» (разделения государства Израиль на арабское и еврейское).»

В начале двадцатого века такой пассионарный еврей еще мог бы жить, его легко представить в том времени: жажда большего, мечты о подлинной жизни и красивой смерти; бегство из унылого местечка в столицу, в кружки, в народ; ветер Революции жарко треплет буйную курчавую голову; наветы, преследования, ссылки; решающая битва и победа; грандиозные планы одновременно о рае на земле и мировом пожаре; декреты и митинги, дикое напряжение от работы; первые трения, разногласия, отставки; брошенный вызов и страшная смерть — или примирение и долгая старость где-нибудь на берегу Амура, среди сопок, которые так прекрасны в сентябре… Но сейчас жить жизнью Шамира?! Невозможный человек.

Биография не дала ничего, кроме новых сомнений. И все же наибольшая путаница была вызвана самим творчеством этого автора.

Часто русские пишут против России, и читатели объясняют это элементарно: либо неправильностью такой России, либо нерусскостью таких русских. Но когда библейский, талмудический еврей выступает не только против Израиля, но и против понятия «еврейской нации» в целом, мир как мы его знаем раскалывается вдребезги, и ситуация требует срочного истолкования.

Слово «предатель» было самым распространенным в той кипе писем, авторы которых, по стройной логике, доказывали одновременно измену Шамира еврейскому делу и невозможность его существования как человека. Они ненавидели того, кого, по их мнению, никогда не существовало. Но это — самое простое истолкование.

Конечно, из истории и литературы мы знаем схожие случаи, и слепец Борхес в «Истории воина и пленницы» довольно убедительно поведал о «тайном порыве, который сильнее любых доводов» и о том, что не следует путать предателя и прозревшего, перебежчика и новообращенного. Но в случае Изи Шамира тема измены не проходит. Потому что не очень понятно, кто же на самом деле предатель — Шамир, государство Израиль или мировое еврейство.

Из институтского курса логики известен софизм про критянина, который утверждал, что все критяне — лжецы, и не каждый студент с первого раза выбирался из этого замкнутого круга. Из шамировских текстов следует, что еврейское государство — недоразумение, а сама еврейская нация — не более чем идея, завладевшая умами, но не реальность. Присутствие же в мире самого Шамира возводит эту гипотезу в ранг доказанных теорем. Если бы это писал нееврей, то он бы лгал. Но если так пишет еврей, то тогда лжет уже Израиль, а евреев, как мы их знаем, не существует. Таким образом, встает дилемма: или Шамир — или Израиль; и неизвестно, кто кого. И стоит только допустить наличие Исраэля, как придется засомневаться в существовании Израиля.

Может быть, правильнее всего говорить, что Шамир — это единственный существующий сегодня еврей, а Березовский, Сорос, Вулфовиц и Рабинович — непонятно кто. Может быть, истинное государство Израиль как раз пытается проявиться в мире через такого человека, как Шамир, а всякие Шароны ему мешают. Быть может, евреев вообще не существует, и Шамир, доказав это, в данную минуту уже утончается и растворяется раз и навсегда в звенящей палестинской жаре.

Во всяком случае, сам Шамир не ответит, реален он или нет. Скорее даже, он склонен согласиться, что его не существует. И повторить, вслед за Джойсом: «Я — это не я, ведь все мои молекулы уже переменились».

Ратибор Петрушкин


Холокост как удачный гешефт

Как быть богатым и влиятельным - и избежать зависти и ненависти? Как обобрать ближнего, чтобы он тебе еще и посочувствовал? Как править - и вызывать жалость и сострадание? Это задача почище квадратуры круга. Испокон веков аристократы и священнослужители бились над ее решением. Они твердили, что власть и деньги от бога, и лучше выдумать не могли. Раньше или позже гильотина и топор ставили все на свои места. С исчезновением веры задача стала казаться невыполнимой.

Квадратуру круга решили американские евреи. Верхушка этой супер-богатой, влиятельной, мощной общины качает деньги из швейцарцев, немцев и американцев, правит Америкой и миром, способствует преступлениям против человечности в Израиле, определяет курс доллара, и в то же время поддерживает свой имидж несчастных, обиженных, гонимых с помощью одного простого, но эффективного средства - пропагандистской машины холокоста.

Так пишет Норман Финкельштейн, американский еврейский ученый и диссидент, профессор нью-йоркского университета. Он выпустил на днях небольшую книжку «Индустрия холокоста», раскрывающую глаза на некоторые стороны этого гениального еврейского изобретения. Финкельштейн доказывает, что до 1967 года никто в мире не интересовался гибелью евреев в дни второй мировой войны. Менее всех интересовались американские евреи, которые и об Израиле не думали. С 1945 по 1967 год в Америке вышло лишь две книги о гибели евреев, причем и они прошли незамеченными общественностью.

В 1967 году Израиль одержал блестящую победу над своими соседями. Американцы заметили успехи молодого хищника и сделали его союзником. Только после этого американские евреи стали раскручивать пропагандистский аппарат холокоста. С его помощью они защищали и оправдывали нарушения прав человека на оккупированных Израилем территориях. Чем больше палестинцев Газы погибало от израильского оружия, тем громче кричали американские евреи о нацистских газовых камерах. Израиль и холокост стали столпами новой еврейской религии в США, подменившей собой обветшавший Ветхий Завет.

С тех пор процесс пошел: выросло богатство американских евреев и их влияние в госаппарате и прессе США. 30% самых богатых людей Америки, 30% министров и банкиров, 20% профессоров университетов, 50% ведущих юристов - евреи. Евреям принадлежит около половины всех капиталов Уолл-стрита. Легенда о вечно гонимом народе и о страшном холокосте стала необходима - не только для защиты Израиля от осуждения мировой общественностью, но и для защиты еврейских богатеев и олигархов от критики. Стоит сказать слово против еврея-жулика, как принадлежащая евреям пресса срочно подымает на боевой пост тень Освенцима.

«С помощью рассказов о холокосте», - пишет Финкельштейн, - «одну из самых сильных в военном смысле держав мира с чудовищными нарушениями прав человека представляют потенциальной жертвой, а самую преуспевающую в США этническую группу - несчастными беженцами. Статус жертвы дает в первую очередь иммунитет от заслуженной критики».

Для нас, израильтян, слова Нормана Финкельштейна не внове. Многие израильские публицисты и историки писали, что сионизм использует память жертв нацизма в своих корыстных интересах. Так, известный израильский публицист Ари Шавит писал с горькой иронией (в газете Гаарец после убийства ста беженцев в деревне Кана в Ливане в 1996 году): «Мы можем убивать безнаказанно, потому что на нашей стороне музей холокоста». Боаз Эврон, Том Сегев и другие израильские авторы предвосхитили многие заявления Финкельштейна. Но в Израиле всегда было больше свободы, нежели в еврейских общинах Рассеяния.

В США не многие готовы рискнуть. Финкельштейну помогает происхождение. Он - сын жертв холокоста. Вся его семья погибла от рук нацистов, лишь отец и мать прошли через Варшавское гетто, концлагеря, принудительный труд и добрались до берегов Америки. Это придает особый эффект его словам, когда он прямо говорит о тех, кто зарабатывает на крови жертв.

Он доказывает, что верхушка еврейской общины стяжала миллионы и миллиарды на гешефте холокоста, в то время как подлинным жертвам нацизма перепадают жалкие крохи. Так, из миллиардов долларов, выкачанных еврейской верхушкой из Германии, люди вроде Лоренса Иглбергера, бывшего министра иностранных дел США, получают 300 тысяч долларов в год, а родители Финкельштейна за все свои концлагеря получили три тысячи долларов в зубы. Директор центра Визенталя («Диснейлэнд-Дахау»), этого охотника за нацистами, получает полмиллиона долларов в год. Только 15% немецких компенсаций, полученных на «неимущих страдальцев», достигли цели, прочее застряло в каналах и в карманах еврейских организаций.

Еврейские требования компенсаций превратились в рэкет и вымогательство, пишет Финкельштейн. Так, швейцарские банки оказались легкой добычей - они зависели от американского бизнеса, и боялись дурной славы. Американские евреи, контролирующие прессу США, начали кампанию клеветы и диффамации против швейцарских банков, носящую расистский характер: «швейцарцы жадны и скупы», «характер швейцарцев сочетает простоту и двуличность», «швейцарцы - лишенный очарования народец, не давший человечеству ни художников, ни героев». К этому добавился экономический бойкот - ведь американские евреи стоят во главе большинства финансовых организаций Америки и распоряжаются триллионами долларов пенсионных фондов. Чтобы избежать еще больших убытков, швейцарцы согласились заплатить вымогателям. Полученные деньги осели в карманах еврейских адвокатов и организаций.

Американские банки получили больше депозитов от евреев, чем швейцарские банки, тем не менее, они отделались в 200 раз меньшей суммой в полмиллиона долларов. Видимо, еврейские дельцы от холокоста понимают, с кем можно, а с кем не стоит связываться. «Если бы они вели себя с американскими банками, как со швейцарскими, евреям пришлось бы искать убежище в Мюнхене», - шутит Финкельштейн.

Разделавшись с швейцарцами, еврейские организации взялись по новой за Германию. Они потребовали компенсацию за принудительный труд, и под страхом бойкота и судебных акций немецкие компании согласились заплатить.

В то же время евреи Израиля отказываются заплатить за конфискованное имущество гоев - земли, вклады, дома палестинцев. Американские евреи выступают против компенсации американским неграм за годы рабства. Америка и не думает компенсировать индейцев, ставших жертвой геноцида в 19-м веке.

Опыт вымогательства в Швейцарии и Германии - это лишь пролог к предстоящему ограблению Восточной Европы. Индустрия Холокоста, пишет Финкельштейн, приступила к вымогательству у бедняков бывшего социалистического лагеря. Первой жертвой давления стала Польша, у которой еврейские организации требуют все имущество, когда-либо принадлежавшее евреям, и оцениваемое во многие миллиарды долларов. Следующая на очереди - Белоруссия, с ее годовым доходом в сто долларов на душу населения. Одновременно готовится ограбление Австрии.

Его особенно возмущают ораторы и лицедеи холокоста, такие как Эли Визель, «бессовестный защитник израильских преступников, бездарный писатель, актер с вечно готовой слезой, оплакивающий жертвы за сходную плату в двадцать пять тысяч долларов за выступление плюс лимузин». «Не за свой (несуществующий) талант писателя или за отстаивание прав человека выдвинулся Визель. Он безошибочно поддерживает интересы, стоящие за мифом о холокосте». Финкельштейн объясняет причины своего негодования. Эксплуатация холокоста используется для оправдания преступной политики Израиля и американской поддержки израильской политики. Вымогательство денег в европейских странах во имя «нуждающихся жертв» унижает жертвы нацистского геноцида.

Американская еврейская община, разбогатев, позабыла о своих «левых» симпатиях и стала консервативной. Антисемитизм в наши дни, в понимании американской еврейской верхушки, это защита прав афро-американцев, попытки урезать военный бюджет, борьба против ядерного оружия и нео-изоляционизм. Холокост используется, чтобы сделать любую критику еврейской политики нелегитимной, в частности, критику со стороны бедного черного населения США. Именно еврейские круги добились ликвидации программ «позитивной дискриминации», которые могли бы помочь черным стать учителями и врачами.

Финкельштейн высмеивает бредовый тезис «уникальности холокоста». «Каждое историческое событие уникально в том смысле, что имеет свои особенности. Ни одно из них не обладает абсолютной уникальностью». Почему же эта морально и логически несостоятельная идея легла в основу мифа? Да потому, что уникальность холокоста - это еврейский «моральный капитал», железное алиби для Израиля, и подтверждение исключительности еврейского народа. Религиозный еврейский деятель Исмар Шорш определил идею уникальности холокоста как «светскую разновидность идеи избранного народа». Недаром Эли Визель постоянно утверждает, «Мы, евреи - другие, мы не такие, как все». Связанная с этим идея «извечного, иррационального антисемитизма всех гоев» способствует созданию особого параноидального духовного климата в Израиле и в еврейских общинах. «Нас преследуют уже 2000 лет. Почему? Без всякой причины!» - восклицает Визель. Спорить с ним невозможно, потому что, по его мнению, любая попытка объяснить антисемитизм уже является актом антисемитизма. «Уникальность еврейского страдания - избранность евреев - вечно виноватые гои - безвинные евреи - безусловная защита Израиля и еврейских интересов - такова формула мифа о холокосте, воспетого Визелем».

Руководители американского мемориала боролись изо всех сил против признания цыган жертвами холокоста. Хотя цыган пропорционально погибло не меньше, признание их жертвами уменьшило бы «моральный капитал» евреев, и подорвало бы тезис об уникальности еврейского страдания. Довод еврейских организаторов был прост - как можно равнять еврея и цыгана, как можно равнять еврея и гоя? Финкельштейн приводит нью-йоркскую шуточку: если сегодня газеты оповестят о «ядерном холокосте, уничтожившем треть планеты», назавтра появится письмо Эли Визеля в редакцию под заголовком «Как вы можете равнять!?» Мы, израильтяне, знаем это слишком хорошо: редкий еврей считает гоя - равным себе. Недаром положение прав человека - не еврея в Израиле одно из худших в мире.

Финкельштейн сравнивает успешные усилия евреев получить компенсацию за ущерб - с отношением Америки к последствиям агрессии во Вьетнаме. Американцы убили 4-5 млн человек в Юго-Восточной Азии, разрушили 9 из 15 тыс. городков Южного Вьетнама, и все большие города Севера, оставили во Вьетнаме миллион вдов, тем не менее еврейский министр обороны США, Уильям Коэн, отверг не только идею компенсации, но даже извиниться отказался: «Это была война». Евреи стали единственным в мире исключением из этого правила.

«Полученные промышленностью холокоста средства следовало бы направить на компенсацию палестинским беженцам», - заключает Норман Финкельштейн. Добавлю от себя - на этом промышленность холокоста обанкротится, кому нужны разговоры о холокосте, если в этом нет денег?

Израиль Шамир


Израильский сувенир

«Когда я оказался на Западе, я был поражен строгим разграничением на евреев и неевреев», писал Иосиф Бродский. Эти слова поэта привел Владимир Бондаренко в своей замечательной статье о поэте, вышедшей в «Литературной России» и в «Еврейской газете», статье, которая вернула поэта в Россию и в русскую поэзию, как я писал в статье «Возвращение на родину». Действительно, в России, в отличие от Америки, потомки евреев были интегрированы, и стали (по крайней мере, до начала сионистской идеологической экспансии) своими. Сейчас Израиль тратит миллиарды долларов на постройку всемирной идеологической стены, отделяющей «избранный народ» от прочих, неизбранных, наподобие той, что строит Шарон на палестинских землях. Сионистские организации активно импортируют еврейский расизм в Россию, небеспочвенно надеясь на цепную реакцию.

Я получил письмо из Москвы от хорошего человека Марины М., редактора журнала, которая с ужасом писала о расистской программе еврейского образования, проводимой израильскими засланцами в России. «Я участвовала в их семинарах, и меня возмущал грубый расизм представителей Сохнута (сионистского «Еврейского Агентства»). Они определяют евреев по Нюрнбергским законам, требуют выгнать гоев из еврейских школ, и таким образом импортируют в Россию израильский еврейский шовинизм».

Мой венгерский друг-журналист, немолодой человек, рассказывал мне о своей встрече с представителями Израиля, которые хотели его мобилизовать для кампании в печати. «Вы – чистокровный еврей?» – спросили они полуутвердительно. «В последний раз этот вопрос мне задавали в гестапо», - ответил мой товарищ. Пораженный сходством (или идеологической близостью) этих организаций, он стал заядлым антисионистом.

В русской израильской газете «Вести» недавно была напечатана «Переписка из двух углов» между русским израильским литератором Наумом Вайманом и московским сионистом-философом Иосифом Фридманом, в значительной степени касающуюся меня и моей статьи в газете «Завтра», где я писал: «Большая часть людей, называющих себя «русскими евреями», - дети смешанных браков. Перед ними выбор – быть «неполноценными евреями» или обычными русскими людьми. Сольются ли еврейские ручьи в русском море, оно ль иссякнет в них – этот вопрос решается сейчас».

Вайман цинично замечает: «Полукровок наш антирасист старается привлечь на свою сторону», а его московский собеседник радостно подхватывает: «Да, статья написана как бы от лица полукровки и для полукровок – отсюда понятно и сочувствие полукровки Льва Аннинского. Не полукровка ли Шамир? И если нет, то зачем ему с ними самоотождествляться?»

Меня не задевает суждение этих авторов о моей скромной персоне. Но употребление расистского термина «полукровка» (русский перевод гитлеровского «мишлинге») в крупной израильской газете мне представляется взятием нового рубежа. Видимо, «Вести» всерьез решили исполнить резолюцию ООН, приравнивающую сионизм и расизм.

Спорить с расистами невозможно – они не понимают, что для нормальных людей их термины («метис», «полукровка») лишены смысла, взяты из параллельной (или перпендикулярной) вселенной. Скажем им: люди, употребляющие гитлеровскую терминологию, выводят себя из цивилизованного сообщества. С тех пор, как закрылся «Дер Штюрмер», не было на нашей планете – от Нью-Йорка до Москвы, от Берлина до Каира – ни одной центральной газеты, где могли бы запросто обсуждать состав крови авторов. Те, кого чистопородные и густопсовые расисты презрительно называют «полукровками», только на 50% евреи или негры, но на 100% люди. А о расистах и этого не скажешь.

«Почему Шамир не обращается к стопроцентным, «полным» евреям?» - спрашивает Фридман. Извольте. Обращусь.

«Зрелище жидов города Москвы не выдерживаю. Будь моя воля, я душил бы их в колыбели – из сострадания и для их же пользы». Вот вам обращение к стопроцентным евреям. Конечно, не мое, и не газеты «Завтра», которую Фридман дерзает назвать «погромной». Это слова московского сионистского философа Иосифа Фридмана в той же публикации. «Жиды города Москвы» ему не понравились, потому что они не достаточно отождествляют себя с еврейским шовинизмом, как ему хотелось. Александр Эткинд у него «никогда не вызывал доверия», потому что он сомневается в идеальной непорочности сынов Израиля, а такой еврей не лучше гоя. Фридману мало «чистопородности», ему подавай и «беспощадность к врагам сионистского рейха».

Фридмана не устраивают и европейские расисты – потому что у них не хватает расистского запала. Он пишет с сожалением: «Кому же как не Ле Пену взять Америку в союзники против заполонивших страну мусульман? Но нет, кишка тонка. Точно таков же и Хайдер. Так что все эти правые националисты – скользкая антисемитская мразь». А если бы Ле Пен и Хайдер послушались советов Фридмана-Ваймана и взялись бы за «заполонивших страну мусульман» по-нашенски – вывели бы их из антисемитов и ввели бы как чистых праведников под своды иерусалимского музея холокоста «Яд-ва-Шем» сфотографироваться с Шароном, вслед за Джанфранко Финни, итальянским фашистом.

За угадку, как Фридман относится к России («этой стране»), призов не положено. Но если интересно, то пожалуйста: «Эта страна не представляет особой опасности в качестве врага, а вот в качестве «друга» очень даже может нагадить».

Мне искренне жаль людей, которых привезли (или собираются привезти) в Израиль на пушечное мясо. Я представляю, как до боли обидно родственникам погибших солдат читать расистские суждения Ваймана-Фридмана о чистоте пролитой их сыновьями крови. Как противно моему другу, замечательному русскому писателю Аннинскому услышать в свой адрес слова, за которые он, небось, в школе морды бил. Как неприятно русским евреям узнать, что задушить их хочет – не русак-антисемит, а преданный делу Сиона философ-иудей. Но нет худа без добра. Если эта грязь отвернет людей от сионистской заразы – то стоит почаще публиковать откровенные исповеди Ваймана, Фридмана и прочих еврейских расистов.

Несмотря на вопли об «антисемитизме», в еврейской среде расизм цветет махровым цветом. Так, еврейские журналисты МК и подобных изданий не упускали случая напомнить Жириновскому про «отца-юриста», они же педалировали тему «лиц кавказской национальности», которая привела к антагонизму между выходцами с Кавказа и коренными россиянами. В Москве с ее сильным еврейским влиянием и раньше расизм ощущался куда острее, чем в русской глубинке. Да и сейчас, когда мне попадается статья с расистскими выпадами против мусульман, я все чаще замечаю под ней еврейскую подпись. Заметно это и в русском зарубежье: выходящее в Нью-Йорке «Новое Русское Слово», не стесняясь, печатает из номера в номер расистские статьи о «невежественных неграх, которых надо отправить обратно в Африку» и о кровожадных мусульманах.

Когда на расизм «Нового Русского Слова» обратили внимание в английской прессе, и этот порок свалили на ужасных русских. Но справедливо заметила русская американка Лена из Айовы: «Новое Русское слово - орган еврейской иммиграции из России. Моё личное наблюдение - русские евреи, иммигрировавшие в США имеют тенденцию быть расистами, республиканцами, и сторонниками Буша. Я заметила, что расизм проникает и в сознание русских, но, по-моему, в основном под влиянием еврейской русскоязычной прессы».

У еврейского расизма – глубокие корни. Несколько недель назад в Нью-Йорке вышла книга раввина Саадии Грама под названием Romemut Yisrael Ufarashat Hagalut, («Величие Израиля и смысл Изгнания»), сопровождаемая хвалебными рекомендациями крупнейших раввинов. В этой книге Грама пишет: «Евреи и гои различаются по своей сути. Еврей по своей сути благ, а суть гоя - абсолютное зло. Это не религиозное различие; евреи и гои - разные особи». Об этом сообщила нью-йоркская еврейская газета «Форвард», на которую немедленно обрушились раввины и обвинили в… угадали, антисемитизме. Но Саадия Грама лишь повторил то, что до него говорили другие раввины, в том числе духовные пастыри секты «Хабад», особо влиятельной в России. К этой секте относится и главный московский раввин.

«Я придерживаюсь теории, что на эволюционной лестнице человечества тоже нет равенства… Что не все люди – люди… Мы – грубо говоря разные особи…» - а эта фраза, почти дословно повторяющая речи Грамы, принадлежала Иосифу Бродскому. Замечательный поэт, хотя и пришел к Христу, и ногой не ступал в синагогу, не смог избавиться от предрассудков, всосанных с молоком матери. Об этом справедливо пишет Владимир Бондаренко: «Нелюбовь к востоку принимает у Иосифа Бродского ксенофобские формы. Тут к месту и не к месту употребляемый «Чучмекистан» в самом презрительном контексте. Тут и презрительное по отношению к восточной мусульманской цивилизации эссе «Путешествие в Стамбул» с утверждением, что «все эти чалмы и бороды – это униформа головы, одержимой только одной мыслью : резать… «рэжу», следовательно существую». Тут и Сатана, живущий не где-нибудь, а в мусульманском мире, и «Календарь Москвы заражен Кораном», и «Тьфу-тьфу, мы выросли не в Исламе…».

Московский философ Григорий Померанц, в свое время потрудившийся на благо перестройки, с годами одумался, крестился, стал куда человечнее, но и ему не удалось до конца изжить еврейский расизм. Приехав в Израиль, он дал пространное интервью «Вестям», где поддержал еврейский апартеид и гнуснейшим образов отозвался об арабах, которые, вроде бы, ничего плохого ему не сделали. Впрочем, не отказался он и от своих поклепов на Александра Солженицына.

Не изжил еврейский расизм и поэт-диссидент Наум Коржавин, он по-прежнему призывает выселить негров из Нью-Йорка в Африку, а арабов из Израиля - в Аравию. Он пишет на еврейском сайте 7-40: «"живые бомбы" терроризировали жизнь израильских городов. А ведь эти события были даже не террором в обычном понимании этого слова, а новым, пока еще диковинным способом ведения тотальной войны - через истребление гражданского населения.» Все верно, только истребляемое гражданское население – палестинцы, а убийцы – евреи. Вот и сегодня, когда я пишу эти строки, израильскими солдатами был убит десятилетний ребенок, ловивший птиц возле стены, окружающей со всех сторон самый большой концлагерь в мире – сектор Газы. Коржавин пишет о себе, извиняясь: «мои пути совершенно естественно привели меня к христианству, и изменять себе в конце жизни я не собираюсь». А если бы не в конце жизни – то собрался бы?

Можно продолжать без конца этот грустный перечень, но принцип уже ясен. Русские евреи научились не картавить, но куда более важный и более глубокий изъян – традиция еврейского расизма – все еще не изжита. Она получает постоянную подпитку из расистского Израиля. Ей прямо противостоит русская православная открытость и идущая от князя Игоря через Льва Николаевича Гумилева глубокая приязнь к Востоку. От того, кто победит, зависит будущее России, а значит, и будущее мира.

Исраэль Шамир


Майский хамсин

«Где больше уважают русского человека, по ту или по эту сторону Пиренеев?» - этим вопросом задавался герой романа «Москва-Петушки», - и отвечал: «Не знаю, как по ту, а по эту не очень». Я вспомнил об этом, когда в Иерусалиме, в Израиле, сорвали празднование Девятого мая. Когда ветераны войны, последние герои Сталинграда и Курской дуги, а с ними – и сотни других русских израильтян пошли по главной улице города, как они это делают из года в год, им навстречу пустили поток машин, а потом полиция преградила им путь и не позволила дойти до мэрии. Практически шествие было разогнано, сорвано иерусалимским муниципалитетом, к немалому возмущению собравшихся. «Парад закончился скандалом», сообщил новостной сайт.

Покруче, чем в Таллине – говорили люди. Ну, с Эстонией все понятно: для многих эстонцев девятое мая – день траура. Они воевали на стороне Германии и потерпели поражение. Но в Израиле, казалось бы, память о войне должна быть живой и свежей. Ведь Красная Армия спасла евреев от гибели, да и с тех пор Израиль не упускает случая вспомнить о трагедии и напомнить другим. Но, как в книжке Чуковского «От двух до пяти», они плачут не нам, а маме. Только русские в Израиле празднуют этот день, и напоминают другим. Израильтяне в своей массе даже не знают, что Россия воевала с нацистской Германией. В музее Холокоста в Иерусалиме говорится об армиях союзников, но не о решающем вкладе России.

Эта странная оптическая ошибка особенно видна на отношении к ветеранам войны. Многие из них приехали доживать свой век в Израиль. Одно время в российских СМИ часто писали, как хорошо к ним относятся в еврейском государстве. Но эта эпоха миновала. Красная Армия и русские вышли из моды, и даже в Иерусалиме городские власти решили сорвать шествие. Это не было абсолютной неожиданностью - мэр Святого города объявлял о своем решении запретить шествие и застолье на площади, чтобы оно не нарушало спокойное чаепитие муниципальных чиновников.

На это решение мэра резко отозвался Аркадий Гайдамак, не забывший, откуда он родом. Гайдамак уже несколько лет опекает празднование девятого мая и заботится о ветеранах. «Муниципалитет Иерусалима готов шагать впереди планеты всей и проводить гей-парады, но демонстрация ветеранов Красной Армии смущает покой чиновников. Они хотят переписать историю, чтобы и в Израиле народ позабыл, чье мужество отстояло мир и спасло евреев от рук нацистов. Я возмущен этим кощунственным решением городских властей. Мы не забудем героев, которые спасли мир» - заявил он.

Мэр Иерусалима, ортодоксальный еврей Луполянский, сказал было, что его не поняли, и что он совсем не против. Но как выяснилось девятого мая, он все же решил показать русским, кто хозяин в городе.

В иерусалимском муниципалитете, конечно, нет нацистов. Позорное решение мэрии вызвано обычным пренебрежением к русским. Не только в Таллинне – но и в Израиле привыкли относиться к русским как к гражданам второго сорта. И тут нет разницы между «этническими русскими» и «этническими евреями» из России, израильтяне всех одинаково называют «русскими», и относятся одинаково, не замечательно. Если у иммигрантов была надежда, что в Израиле они станут своими, то она рассеялась. Впрочем, не получилось и у русских немцев стать немцами в Германии, и многие из них вернулись в Россию. Не получилось у русских греков, не получилось… короче, миф о крови был побит реальностью почвы. Хоть гражданство у большинства выходцев из бывшего СССР есть, но с престижем слабовато. Израильские газеты, не слыхавшие о «политической корректности», регулярно сообщают о «русских проститутках», «русских наркоманах», «русской мафии».

Русским в Израиле нет ходу – ни бедным, ни богатым, ни талантливым, ни совсем простым. В израильской прессе русских нет. Талантливая русская журналистка Наташа Мозговая, казалось, одно время пробила этот барьер, и даже вела программу на втором канале израильского телевидения. Но против нее была организована кампания «писем читателей», которые негодовали по поводу ее «русского выговора», и девушке пришлось уйти. Мозговая – смелая и рискованная журналистка, она слала репортажи и из Чечни, и из Эфиопии, и из лагерей палестинских беженцев, и с поля боя ливанской войны. У нее замечательный иврит – она перевела Виктора Пелевина на этот язык. Искренне жаль, что и в «Едиот Ахронот» ее держат в черном теле.

Апофеозом антирусской кампании в Израиле стал навет на Романа Задорова. Задоров жил на самом севере страны, в городке Кацрине. В школе в Кацрине произошло страшное убийство тринадцатилетней школьницы Таир Рады, потрясшее Израиль. И без реальных улик израильская полиция схватила Задорова, и обвинила его в убийстве. По сей день никаких доказательств его вины нет. На него давили так, что он признался бы и в убийстве Арлозорова, сказал его адвокат. Полиция распустила слухи о его «сексуальных проблемах», о его якобы сделанном признании – соседу по камере. Задоров по-прежнему сидит, хотя и на первых заседаниях суда полиция не смогла привести доказательств его вины, и даже семья погибшей девочки требует его освобождения – чтобы искали настоящего убийцу. Русские уверены в его невиновности, но для многих израильтян любые обвинения любого русского не требуют и доказательств.

Пошедшие в политику русские не смогли стать влиятельными политиками. Первым был Щаранский, который быстро превратил свою партию в отделение правящей. Его держали в «Ликуде», как в свое время в Верховном Совете держали знатную доярку – для представительства. Он во всем подыгрывал местным элитам, и несмотря на предвыборные обещания, не помог русской общине. Талантливый Роман Бронфман, сторонник классических левых взглядов, был отвергнут левой израильской партией «Мерец» - та решила, что и без русских можно прожить. Пробивной Ивет Либерман – далеко не ангел - был превращен в пугало стараниями израильской прессы.

Так, Либерман в свое время предложил провести новый передел Палестины-Израиля по факту конкретного проживания евреев и палестинцев, с тем, чтобы район «малого треугольника», населенный палестинцами, отошел к Палестинской автономии, а район большого поселения Ариэль – к Израилю. Мысль спорная, но легитимная. О нем писали все израильские газеты, как о крайнем образце расизма, как о еврейском Гитлере, не больше и не меньше. Но затем Гилад Шарон, сын полупокойного премьера, выступил с предложением куда более жестким – просто лишить всех палестинцев гражданства – и ничего. Протестов не последовало.

На сегодняшний день все русские политики в Израиле оттеснены на обочину. Не помогает и богатство. Владимир Гусинский стал совладельцем газеты «Маарив». То есть деньги-то он вложил, но к редакционной политике его не подпускают и на километр. Его, дошлого и ушлого бывшего хозяина НТВ, кинули, как последнего лоха – бабки взяли, но товар не дали. Прочие русские олигархи попробовали сунуться, но быстро оказались под судом и следствием. Есть такая интересная черта израильской элиты – они спускают полицию на любого нарушителя их территории.

Добро бы старые израильские элиты справлялись со своими обязанностями. Но как показали последние события, они обанкротились и оправданно утратили доверие народа. Министр культуры ни разу в жизни не был в опере, министр по делам иммигрантов знает только идиш и считает, что правильное, иудейское вероисповедание – это не личное, но государственное дело. Министр обороны не знал, что у соседей есть ракеты на вооружении и не умеет пользоваться биноклем. Премьер-министр рассуждает о том, сколько «Томагавков» он запустит по Ирану. Поэтому русской общине в Израиле нельзя смиряться со своей маргинальностью – ей необходимо спасать положение, чтобы не утонуть вместе с утлым корабликом еврейской государственности.

На этом фоне в израильской политической и общественной жизни возникает феномен Аркадия Гайдамака. В первый раз он приехал в Израиль в начале 70-х, быстро уехал искать счастья за рубежом, и нашел его. Во второй раз, в наши дни, Гайдамак возвращается, как филантроп. Он берет на себя дела, которые должно было бы взять государство. Государство не собирается помочь ветеранам войны отпраздновать День Победы. Раньше ветераны утерли бы скупую слезу и пошли по домам. Сейчас за это берется Гайдамак, и организовывает праздник для всей русской улицы.

В качестве организатора ему нет равных. За несколько дней он организовал палаточный городок для беженцев с обстреливаемого Хизбаллой Севера. Послал бедных жителей южных городков, страдавших от обстрелов, отдохнуть в Эйлат, на модный курорт. Гайдамак красиво тратит свои личные средства в интересах израильской бедноты, и этим он отличается от прочих филантропов, которые предпочитают на свои деньги построить еще одно здание в университетском кампусе или музее, чтобы сразу было видно, кто пожертвовал. Гайдамак же действует, как Робин Гуд – помогает бедным. В целом, положительный образ, герой второго тома «Мертвых душ», иллюстрация к пословице «Бабло побеждает Зло».

К добрым делам легко относиться с циничной усмешкой, и так и поступает антирусская израильская медиа: «Откуда взялся этот русский? Наверное, он чего-то хочет». Но обычные, непривилегированные израильтяне, которым в первый раз что-то, кроме обещаний, обламывается, принимают его на ура. Ведь и в прошлом в Израиле появлялись богатые еврейские бизнесмены, говорившие о своем желании облагодетельствовать народ. Но они, как правило, ограничивались обещаниями. Он не только обещает, но и делает, и циничные намеки прессы только сердят народ – не только русских. Его футбольная команда – «Бейтар» - предмет гордости иерусалимцев, и в первую очередь простых сефардов. Если бы перед жителями города поставили выбор, Стена плача или «Бейтар», они бы выбрали «Бейтар», говорит местный фольклор. Если «Бейтар» победит, акции Гайдамака в народе вырастут до небес.

В отличие от прочих олигархов и русских политиков Израиля Гайдамак не разыгрывает антироссийскую карту. Он не тянется свергать Путина, как Невзлин, не спешит осуждать Москву, как Гусинский. В интервью, данном израильскому русскому радио, он не побоялся сказать: «Я с глубоким уважением отношусь к деятельности президента Путина по многим вопросам. Стремление к созданию добрых отношений со всеми странами - это очень правильное решение, которое я поддерживаю. Я однозначно считаю, что Россия хотела бы видеть в Израиле своего доброго партнера, с которым существуют исторические предпосылки для налаживания отношений». Да оно и правильно – олигархи пробовали поставить русскую общину Израиля против России, и ничего путного из этого не вышло. Сейчас, когда каждый второй русский израильтянин проводит время в Москве, для антирусской позиции нет места на карте. Чем весомее Россия, тем весомее и русская община, а она имеет достаточный потенциал, чтобы сыграть большую роль в жизни страны – это талантливые, энергичные и культурные люди. Обитатели и посетители Интернет-форумов зачастую сталкиваются с экстремистами и отморозками из этой среды – но они вовсе не представительны.

Для русской общины Гайдамак – это шанс поднять свои акции. А Гайдамак организовал общественное движение и заявил о своей готовности бороться за должность мэра Иерусалима, чтобы антирусские инциденты, наподобие позорного срыва шествия ветеранов, не повторялись. Возможно, сама возможность его участия в выборах изменит отношение городских и всеизраильских властей к русским. Израильтяне уважают силу, а в Гайдамаке они видят силу.

Гайдамак мог бы помочь Иерусалиму, самому бедному городу страны. В Иерусалиме, как и повсюду в Израиле, много проблем, одна из основных – острое социальное неравенство, связанное с принадлежностью к этно-религиозной общине. Вороватый муниципалитет – вторая проблема. Третий раз раскрадывают бюджет, отпущенный на строительство трамвая. Кумовство, протекционизм, притеснение этнически неполноценных, – все это процветает в Святом городе. Тут нужен не только благодетель, но и в первую очередь хороший и неподкупный организатор с серьезной опорой в массах.

Но ему не стоит ограничиваться муниципальным уровнем. Гайдамак может многого добиться в связке с русской общиной, а русские могут, используя локомотив-Гайдамак, вытянуть страну из кризиса и справиться с дискриминацией – но для поезда нужен не только локомотив. В отличие от других общин страны, русские еще не научились действовать себе на пользу, легко поддаются пропаганде, повторяют чужие лозунги. Желание израильской элиты потопить Гайдамака понятно, но они хотят это сделать русскими руками. Хватит ли у русской общины ума и зрелости не поддаться? Омраченный праздник Девятого мая, Дня Победы, особого дня для всех россиян, включая русских евреев, может способствовать сплочению этой команды.

Исраэль Шамир


Исраэль Шамир считает Израиль государством расовой сегрегации

Известный леворадикальный писатель и публицист из Израиля Исраэль Шамир 3 июня встретился с немногочисленными журналистами в пресс-центре РИА «Новости». Он давно и публично высказывает позицию, мягко говоря, отличную от позиции большинства политической элиты государства Израиль. В конце 80-х, будучи сотрудником одной из ведущих израильских газет «Гаарец», И. Шамир публично заявил, что раз крымские татары в СССР возвращаются в Крым, то и палестинцам пора вернуться на свои исконные земли.

С тех пор в своих статьях и выступлениях И. Шамир активно не приемлет государства Израиль в его нынешнем виде, считая его государством расовой сегрегации и дискриминации, наподобие Южно-африканской республики прошлых лет. По его мнению, нужно стремиться к переходу от сегодняшней дуальной модели Израиля и палестинской автономии, которую он сравнил с бантустаном, к созданию единого государства Палестина, где все граждане, независимо от происхождения и вероисповедания, имели бы равное право голоса.

В ходе пресс-конференции стало очевидно, что, несмотря на то, что в ближневосточной проблеме религиозная составляющая является одной из определяющих, разговор явно уходит в «светскую» сферу - обсуждение вопроса статуса выходцев из России в Израиле, а также плана Ариэля Шарона по «отделению Израиля от Палестины», отвергнутого его партийными товарищами из блока Ликуд. Поэтому у корреспондента Портала–Credo.Ru к г-ну И. Шамиру возникло два вопроса: о нынешнем состоянии «иерусалимского вопроса» и о том, может ли он подтвердить, что на землях палестинской автономии идет систематическая обструкция, «выдавливание» арабов-христиан со стороны арабов мусульман.

Исраэль Шамир начал с пространного ответа на второй вопрос и им же закончил.

– Я очень рад, что могу ответить на этот вопрос, – начал г-н Шамир.– Отношения между православными и мусульманами в Палестине были, остаются и будут совершенно замечательными и беспроблемными. И это несмотря на бесконечные попытки сионистов стравить эти религиозные группы между собой. У них это не получается, и, прежде всего, потому, что мусульмане и православные (а большинство палестинских христиан – православные) принадлежат к одним и тем же родам. Вся Палестина изначально была православной, и только с VII века, времени завоевания ее халифом Умаром, сюда пришел ислам. Переход в ислам палестинцев затянулся на сотни лет, вплоть до относительно недавнего времени. Так, если вы поедете в деревни недалеко от Эль-Халиля (Хеврона) то увидите, что местные крестьяне – мусульмане по исповеданию сохранили многое из христианской культуры. Они давят вино, у них христианский календарь, а в деревне Обуд христиане и мусульмане вместе посещают церковь в праздник св. Варвары – тамошней покровительницы. Словом, мусульмане и христиане, живут в одних и тех же селах, и у них, повторю, нет между собой никаких проблем.

Но если все так хорошо, то почему количество христиан тает не по дням, а по часам! И это абсолютная правда. Тому есть причина. В принципе, израильская политика направлена на вытеснение из Палестины всего нееврейского, как живого, так и неживого. Например, в старом городе Иерусалима было разрушено и заасфальтировано кладбище христианских мучеников, относящееся к 615 году. В тот момент иудеи, поддерживаемые персами, ворвались в Иерусалим и устроили форменный геноцид христиан. И подобные уничтожения происходят постоянно...

Христинам, в отличие от мусульман, просто легче эмигрировать в том смысле, что они лучше адаптируются к западной культурно-бытовой среде, являющейся в своей основе христианской. В принципе, палестинец скорее сядет в тюрьму, чем эмигрирует. Но вот пример. К востоку от Иерусалима есть арабское предместье Бейт-Джала. Зажиточное предместье, его населяют наполовину православные, наполовину католики. Так вот, оно постоянно находится либо под обстрелом, либо под дулами израильских танков. И в такой ситуации, поверьте, я понимаю чемоданные настроения этих людей.

Г-н Шамир, сам православный по вероисповеданию, в своем выступлении также заметил, что будущее Палестины он видит в восстановлении ее православной идентичности.

Израильский журналист находится в Москве в связи с выходом в издательстве "Ультракультура" его книги "Сосна и олива".

Валерий Емельянов


Вторжение

Перевод Лидии Волгиной

(автор и переводчик – израильские евреи)

В эти дни мы испили до дна чашу отчаяния и бессилия. Наши протесты и петиции, электронные письма и демонстрации оказались так же действенны, как заклинания и проклятия против танков. Политически корректные или безудержные, остроумные или грубые, друзья равенства в Палестине столкнулись с превосходящими силами противника. Президент США провозгласил «право Израиля на самозащиту», BBC и СNN изобрели выражение «в ответ на», и войска Шарона вторглись в палестинские города. Они успешно уничтожили палестинское самоуправление и начали облавы, массовые аресты и хладнокровные расстрелы. В Вифлееме мирная демонстрация европейских пацифистов была обстреляна захватчиками из пулеметов. Церковь Рождества осаждена, трупы лежат на площади Яслей Христовых. Местные жители говорят о десятках убитых палестинцев, застреленных в упор. Израиль и США, которыми давно уже правит одна и та же команда, препятствуют действиям ООН и международных организаций, подготавливая в то же время вторую часть операции – вторжение в Газу.

Это тяжелые времена, но не такие безнадежные, как хотелось бы думать нашим врагам. Подкупленная западная пресса лжесвидетельствует о «схватках палестинцев с израильтянами», но, на самом деле, израильские солдаты не встречают серьезного сопротивления. Почему известные своей отвагой палестинские боевики не сражаются с еврейскими захватчиками?

Один ответ очевиден, как заметил израильский журналист и мирный активист Ури Авнери . Неравенство сил слишком велико, чтобы плохо вооруженные палестинцы могли противостоять одной из сильнейших армий мира, за чьей спиной – их ручной Джаггернаут (воинственное индийское божество – пер.) – США. Но есть еще одна причина – Палестинская национальная автономия не стала национальным символом, за который палестинцам стоит умирать. Жизнь в ПНА осталась жизнью под властью евреев.

Сейчас неподходящее время останавливаться на прегрешениях ПА, хорошо описанных Робертом Фиском и многими другими. Напомню лишь слова Муны Хамзе из лагеря беженцев Дехейше, возле Вифлеема: «С тех пор, как Арафат и его команда получили контроль над зоной А в Вифлееме в декабре 1995 года, они использовали деньги, предназначенные для Вифлеема, для постройки нового полицейского участка с новой тюрьмой, новой штаб-квартиры для его контр-разведки, новой штаб-квартиры для разведки, новой резиденции для Арафата и его высоких гостей, и персональной вертолетной посадочной площадки на Джабал Антон, небольшом холме над Дехейше – единственном незастроенном месте рядом с лагерем. Лучше бы он построил там игровую площадку для наших детей. Вот что он сделал в Вифлееме.» («Возвращение в Холокост»,12 марта 2002 г.)

Муна Хамзе несколько преувеличивает: Вифлеем подновили, дороги замощены, площадь Яслей отреставрирована, были открыты новые отели и качество жизни повысилось за годы административного управления ПА. Однако она выражает глубинные чувства многих своих соотечественников, от профессора Саида до беженцев в Дехейше, глубоко разочарованных ПА. Кому бы ПА не пыталась угодить – своему верховному повелителю – Израилю, или зажатому в тиски населению – она не получила популярности. Израиль изобрел Палестинскую Администрацию, чтобы управлять палестинцами, не для того, чтобы тем жилось лучше. Сомневаюсь, чтобы ПА могла сделать больше.

В продолжающемся палестинском Холокосте ПА вынуждена играть двусмысленную, хуже того, неисполнимую роль Юденрата (Еврейского самоуправления), которое организовали фашисты в гетто оккупированной Европы. У немцев тоже не было особого желания лично подавлять их «низшую расу». Они предпочитали дать им ограниченное самоуправление во внутренних делах. Некоторые просвещенные нацисты были готовы основать отдельное еврейское государство внутри Третьего рейха, что-то в духе представлений Шарона о палестинском государстве. Этот план был реализован на короткое время в окрестностях Люблина, в части Польши с большим количеством евреев. Еврейский район назывался по-разному: Люблинланд, Джуишланд, Юденланд, Еврейская резервация и Еврейский Автономный Округ.

После войны о Юденрате было написано много книг и пьес. Евреи были им недовольны, они считали его «продавшимся», «готовым служить врагу», «правительством коллаборационистов», «коррумпированным» как ПА в наши дни. Но Юденрат не мог сделать больше. Не может и ПА. Палестинцы были и оставались крепостными еврейского государства апартеида, в ПА или за ее пределами.

Вторжение Шарона навеки похоронило идиотское изобретение – палестинское самоуправление (независимость) на крошечном кусочке Палестины. Это был план нацистского Люблинланда, перенесенный в Палестину псевдо-левыми евреями. На первый план выходит задача демократии для всей Палестины (т.е. включая территорию Израиля), уничтожения апартеида. Не оглядывайтесь с ностальгией на дни ПА, смотрите с надеждой на завтрашнюю свободную и демократическую Палестину/Израиль от Средиземного моря до Иордана.

Муна Хамзе назвала свое эссе «Возвращение в Холокост». Тот же образ упомянул португальский писатель Жозе Сарамаго, нобелевский лауреат, сравнивший осажденную Рамаллу с варшавским гетто. Сарамаго, кого еще недавно хвалили еврейские СМИ за нетрадиционный образ Иисуса в его романе, стал мишенью ведущих израильских псевдо-левых, Ари Шавита и Тома Сегева.

Том Сегев поставил свое перо на службу еврейскому государству. «Сарамаго заявил, что действия Израиля на территориях сравнимы с тем, что происходило в Освенциме и Бухенвальде. Это больше похоже на сортирную надпись, чем на его книги. То, что он сказал, вредит делу, которому он хотел помочь, и он выглядит идиотом».

Мне уже надоело слушать это истрепанное заклинание «вредит делу», от еврейских «левых» советчиков палестинцам, от Тома Фридмана (журналист Нью-Йорк Таймс – пер.) до Тома Сегева. Я не верю, что лично они желают успеха этому делу. И сейчас, различие между еврейскими «умеренно левыми» и «крайне правыми» становится чисто внешним. Ари Шавит-«левый», но то же могла бы написать Барбара Амиель, жена Конрада Блэка (газетного магната – пер.) и друга Шарона и Пиночета: «То, что сказал Сарамаго в Рамале – не ясная критика оккупации. Это – гнусное антисемитское подстрекательство. Это не просто глупость, не просто беспочвенное утверждение. Если Рамалла – Аушвиц (как сказал Сарамаго), значит Израиль – Третий рейх. Он заслуживает уничтожения. Может быть, не все его жители должны быть убиты, но его государственность должна быть разрушена. И если Рамалла – Аушвиц, тогда Тель-Авив – Дрезден. Сжечь его – не военное преступление».

Профессор Алан Столероф хорошо ответил на это: «Еще одна попытка «левых» израильтян покрыть военные преступления и преступления против человечества, творимые израильской оккупацией. Если бы Сарамаго, или я – европейский еврей, сравнил бы окружение и блокаду с варшавским гетто, вы бы ответили то же самое? Разве не в израильских газетах было напечатано, что израильский генерал призывал изучать опыт нацистов в Варшаве, чтобы применить его против интифады? Не писали ли израильские солдаты номера на руках арестованных палестинцев? Разве 40% израильских евреев не отвечают «да» на вопрос, следует ли выселить арабов с территорий? И ковровая бомбежка Дрездена БЫЛА военным преступлением!»

Если Шавит настаивает, я готов признать: нынешний Израиль, еврейское государство апартеида, должно быть демонтировано. Его государственные учреждения должны быть распущены. И его сторонники повсюду в мире стали соучастниками военных преступлений и должны нести за это ответственность. Они не смогут заявлять о своем нейтралитете.

Не по религиозному или национальному признаку отделяем мы овец от козлищ. Это доказывает Джерри Левин из Алабамы, бывший руководитель отделения СNN в Бейруте, Он побывал в заложниках у Хизбаллы в 1984-85, а сейчас работает с Христианскими Миротворцами (см. «Две Анны»), и защищает беззащитных палестинских детей, женщин и мужчин от еврейских поселенцев. Он напомнил об «Адаме Шапиро, еврее, члене движения Международная солидарность, которые работает в Рамалле» (Шапиро – американец, его родителям и брату неоднократно угрожали смертью. Родителям пришлось скрыться из их дома в Нью-Йорке, а брата охраняет полиция – пер.) Следует упомянуть достойную восхищения Дженнифер Левенштейн, чьи репортажи из Газы печатаются сейчас в палестинских изданиях, и других защитников равенства. Все эти люди разных убеждений вместе со своими друзьями бросают вызов «право-левому» блоку еврейских расистов.

Исраэль Шамир


Шантаж Швейцарии

Счастье, что я – швейцарец, нахожусь среди вас. Швейцария - это маленькая страна, все население которой составляет половину населения Москвы. Прежде чем я начну свой доклад, напомню небольшой исторический факт. В 1820 году Швейцария потерпела большой убыток от французской революции, и тогда Россия помогла ей, предоставив продовольственную помощь. Спасибо!

Швейцария заработала себе очень хорошую репутацию, эта репутация была на высоком уровне, пока не разгорелся скандал вокруг «невостребованных еврейских вкладов». В Швейцарии есть поговорка «Хорошая репутация зарабатывается годами, но теряется в течение нескольких мгновений». Хорошая репутация, заработанная Швейцарией, явилась результатом социальной и политической стабильности, которая продолжалась в период 150-летней политики активного нейтралитета и демократического развития. Причем, все это поддерживалось и признавалось во всем мире. Эта заслуженная репутация была связана с желанием страны создать общество, основанное на национальной самобытности, но одновременно открытое иностранным культурам. Швейцария на протяжении 150 лет никогда не вела войн со своими соседями.

Такая ситуация вдруг сильно изменилась, когда в 1996 году в средствах массовой информации разгорелась антишвейцарская кампания с подачи некоего лобби. Швейцарские банки были обвинены в том, что под маской добропорядочности они проводили и проводят преступную политику. Будучи нейтральной страной во время Второй мировой войны, Швейцария якобы воспользовалась своим положением для того, чтобы ограбить евреев, бежавших из Германии от Холокоста. Швейцарию объявляли пособником в преступлениях против человечества, а также в том, что она присвоила деньги жертв Холокоста. Якобы наличие банковской тайны позволило Швейцарии присвоить эти деньги.

Невероятный сценарий, разработанный лобби в лице Всемирного еврейского конгресса (ВЕК) и поддержанный некоторыми деловыми кругами США, имел целью разрушить моральное доверие, которым пользовалась Швейцария. Не ограничиваясь простой кампанией в прессе, это лобби сформулировало в отношении Швейцарии финансовые претензии на том основании, что нужно возместить жертвам Холокоста финансовые потери. В результате очень сильного давления, включавшего в себя угрозы финансовых и экономических санкций, швейцарские банки вынуждены были перечислить полтора миллиарда долларов еврейским организациям, выдающим себя за «жертвы Холокоста». Более того, швейцарское правительство приняло на себя обязательство создать фонд помощи жертвам Холокоста, продав для этого часть золотого запаса Швейцарского национального банка.

Нападки на Швейцарию оказались такими успешными, потому что все заранее было подготовлено, чтобы парализовать любые попытки противодействия. Результатом подготовительной работы стало принятие закона, который ограничивал свободу критики. Если бы Швейцария могла себя защитить, она могла бы доказать, что не являлась соучастником преступления по той простой причине, что преступления никакого не было. Напомню, что кампания шантажа началось весной 1996 года, а закон вступил в силу в 1995 году. Этот закон был принят специально, чтобы запретить любую критику в отношении еврейского лобби, которая определялась как расовая дискриминация тех, кто выдает себя за представителей «избранного народа». Причем, эта система действует в одну сторону, к примеру, некий Мортимер Титерман совершенно безнаказанно называл швейцарцев «ворами, грабителями и лжецами».

Для понимания происходившего нужен небольшой исторический экскурс. В 1929 году в Нью-Йорке разразился финансовый кризис, от которого потом пострадала Европа. В результате безудержной спекуляции упали на 50% котировки акций в США. В это время в Германии было около 6 миллионов безработных, половина национальных производственных мощностей простаивала. После победы нацистов на выборах, 30 января 1933 года президент Гинденбург назначил Адольфа Гитлера канцлером Германии. В июне 1933 года был принят закон против преступлений в отношении германской экономики, по которому все немцы обязаны, были декларировать свои вклады за границей. В июле того же года был принят закон о конфискации имущества, принадлежащего врагам государства и народа. Это позволило рейх получить в свое распоряжение имущество некоторых немецких граждан, включая граждан еврейской национальности, которые считались предателями нации, на основании закона 1933 года.

В этих условиях Швейцария ввела новое законодательство, по которому тайна вкладов была защищена с точки зрения уголовного кодекса. В соответствии с законом, человек, нарушивший тайну вклада, подвергался штрафу или тюремному заключению. Директор банка мог быть заключен в тюрьму, если он сообщал о существовании банковского счета без разрешения владельца. Единственным исключением было уголовное нарушение, тогда тайна вклада снималась, но по постановлению швейцарского суда.

Такие положения создали преимущества для клиентов банков, которые получили дополнительные гарантии охраны их вкладов. Эти положения были сделаны для того, чтобы придать большую уверенность традиционным клиентам швейцарских банков и привлечь новых клиентов. Можно предположить, что существование так называемых номерных счетов и банковская тайна была использованы немецкими евреями, которые хотели перевести свои средства из страны, где они чувствовали себя нежелательными гражданами. Однако мы знаем, что только небольшое количество немецких евреев обосновались в Швейцарии накануне и в течение войны, а значит, их капиталы в основном были транзитными, которые проходили через Швейцарию.

В 1946 году швейцарские банки израсходовали несколько миллионов долларов, чтобы найти клиентов или наследников, деньги которых были не востребованы. Многих клиентов так и не нашли. Швейцарские банки при поддержке правительства утверждали, что деньги были вручены наследникам или переведены в Израиль. Но Израиль и международные еврейские организации утверждали, что по крайней мере 30 миллионов долларов по-прежнему находятся в Швейцарии, что Швейцария искажает данные. В 1953 году израильское правительство возбудило гражданский процесс против швейцарских банков, где речь шла об ограблении наследников жертв Холокоста, которые вложили деньги в Швейцарии. Далее была развернута яростная компания по диффамации Швейцарии в СМИ по всему миру.

Отметим, что в это время правительство Израиля говорило о 30 миллионах долларов, что соответствовало тому, что называли сами швейцарцы и что составляло остаток по невостребованным счетам. Израильское правительство утверждало, что эти деньги через 20 лет должны были поступить жертвам. Все страны применяют такой срок давности в отношении невостребованных счетов. Если владелец счета не назначил наследника, если он не оставил завещания банку в отношении своего вклада после его смерти, то через какое-то время вклад уходит в доход государству или остается в распоряжении банка.

В 1989 году, после падения «Берлинской стены» произошло падение всех коммунистических режимов в Восточной Европе. Жителям этих стран больше не следовало бояться ограбления со стороны государства, если у них существовали иностранные счета, например, в Швейцарии. В этих условиях, еврейские организации могли помочь своим соотечественникам защищать свои права. Вот почему они создали в 1993 году специальную организацию, которая должна была защищать интересы евреев бывшего коммунистического блока.

В сентябре 1994 года, в результате народного референдума в Швейцарии был принят новый закон против расизма, принят небольшим большинством голосов. Заметим, что референдум был проведен с большими нарушениями закона, пресса отказывалась публиковать реакцию людей, выступающих против этого закона. Этот закон противоречит Декларации прав человека, которая гарантирует свободу выражения мнений. Этот закон фактически запрещает критику мощного еврейского лобби.

В мае 1995 года в речи по поводу 50-летия окончания Второй Мировой войны, Каспар Виллигер, председатель Швейцарской конфедерации извинился перед евреями за то, что Швейцария, якобы по требованию немецких властей, ставила в паспорте штамп – еврей. В этой связи разгорелась новая компания в отношении Швейцарии в связи с невостребованными вкладами. В этот раз выдвигалось требование открытия банковских архивов, для того чтобы законные наследники могли получить причитающиеся им деньги. Применение этих мер означало бы конец банковской тайны и это вызывало беспокойство у всех клиентов швейцарских банков.

В сентябре 1995 года этим делом решил заняться лично мультимиллионер Эдгар Бронфман. Вот что пишет о Бронфмане израильский журналист Израиль Шамир. Он – сын Эдгара Бронфмана-старшего, который нажил свое богатство во время «сухого закона» в США. Его подпольные заводы функционировали в Канаде, потом продукция переправлялась в США, а реализацию осуществляли мафиозные структуры. Сын заработал еще больше денег на ростовщических операциях. Незадолго до его смерти он спросил у Бронфмана, что тот считает величайшим изобретением человечества, он сказал – ссудную кассу. Вот что, оказывается, является величайшим изобретением человечества!

Эдгар Бронфман является также президентом Всемирного еврейского конгресса (ВЕК). Что это за организация? Израиль Шамир так ее описывает. Всегда можно снять в крупном здании небольшое помещение, повесить табличку, что здесь находится еврейская организация помощи жертвам Холокоста, и вы имеете право участвовать в делах. Других формальностей не нужно. Так вот Бронфман и его организация находились в таком крошечном помещении под такой помпезной вывеской.

Бронфман встретился в Париже с Жоржем Трайером, председателем Швейцарской ассоциации банкиров. Эта встреча давно готовилась Рольфом Блоком, председателем еврейской общины в Швейцарии. Трайер объявил, что специальный фонд, открытый еще в 1969 году в отношении выходцев из стран Восточной Европы, составляет 30 миллионов швейцарских франков с 8% годовых и что это является доброй волей швейцарских банков. Швейцарские банкиры думали, что этим они удовлетворят притязания этого человека.

Но Бронфман сказал, что он пришел говорить не о цифрах, а о методах работы. Председатель ВЕК настаивал на том, что надо проверить все счета. Если бы ему это было разрешено, то ничего бы не осталось от швейцарской банковской тайны. В результате было все-таки получено разрешение со стороны швейцарских банков, провести такое исследование, но только по недействующим счетам. Бронфман настоял на том, чтобы было заключено специальное соглашение между ВЕК и швейцарскими банками.

В декабре 1995 года Бронфман и сенатор Дамато, представитель самой крупной еврейской общины в мире, т.е. американских евреев, заявили, что, идя навстречу пожеланиям жертвам Холокоста, они якобы теперь выражают их интересы.

В феврале 1996 года Швейцарская ассоциация банкиров провела пресс-конференцию, на которой предала гласности сведения по невостребованным счетам. С 1945 года бездействовали около 800 счетов на сумму 30 миллионов швейцарских франков, т.е. эта была та же самая сумма, о которой было доложено в свое время Бронфману.

Но на этом история не закончилась, разгорелся самый главный скандал. В мае 1996 года ВЕК и ассоциация банков Швейцарии создали «Комиссию Фолькера» (по имени ее председателя бывшего президента Центрального банка США), которая была уполномочена провести широкомасштабное расследование во всех швейцарских банках для обнаружения всех недействующих счетов, открытых накануне, в течение и сразу после Второй Мировой войны. Были проверены практически все швейцарские банки. Председатель Швейцарской конфедерации Каспар Виллигер временно приостановил действие банковской тайны. Были проверены также некоторые американские банки.

Задачей было доказать связь между властями III Рейха и швейцарскими банками. Была предпринята попытка найти секретные фонды III Рейха. В это время Гревиль Шанель зам. председателя ВЕК и депутат от лейбористов утверждал, что это золото было собрано в газовых камерах в лагерях уничтожения, а потом перелито в слитки и, конечно же, оно находится где-то в подвалах Швейцарского Национального банка. Вот до таких утверждений доходило дело!

16 октября 1996 года сенатор Дамато открыл второе слушание в присутствии 6 новых свидетелей (все якобы жертвы швейцарских банков). Были поданы две коллективные жалобы, в которых говорилось: «Мы очень обеспокоены тем что, швейцарские фирмы и швейцарские граждане непосредственно получали прибыль на Холокосте, в то время, как интересы жертв Холокоста систематически игнорировались. Мы хотим вернуть сотни миллионов долларов из тех вкладов, которые нацисты положили в Швейцарии. Пора узнать правду, пора чтобы справедливость восторжествовала». Сенатор не только блефовал на 100%, он дошел до обвинения швейцарского правительства, что невостребованные вклады польских и венгерских евреев были специально запрятаны. На следующий день федеральный советник отмел этот аргумент, как совершенно не обоснованный. На самом деле эти вклады были национализированы польским и венгерским правительствами.

Федеральный совет объявил о создании комиссии, которая должна была рассмотреть договора заключенные между Швейцарией и странами Восточной Европы. Это было поручено федеральному военному департаменту. В декабре 1996 года Федеральный совет создал независимую экспертную комиссию из девяти историков и юристов во главе с Перси. Задачей было рассмотреть с этической и исторической точки зрения судьбу размещенного в Швейцарии во времена III Рейха имущества, а также различные соглашения, связанные с размещением золото-валютных ценностей в Швейцарии. Однако на деле за этой марионеткой Перси действовала команда еврейских историков.

31 декабря 1996 года федеральный советник Жан-Паскаль де Рамуна в последний день пребывания на этом посту дал интервью, в котором заявил, что мы являемся свидетелями шантажа против Швейцарии и угроз со стороны ВЕК.

Бронфман выступил с угрозой бойкота швейцарских банков, а также призвал вкладчиков извлечь свои вклады из швейцарских банков, саботировать переговоры со Швейцарией. В итоге 7 января 1997 года три крупных банка Швейцарии решили предоставить 100 миллионов швейцарских франков фонд помощи жертвам нацизма. В этот фонд поступили другие средства от швейцарских предпринимателей в размере 250 миллионов швейцарских франков. Это был жест доброй воли, который был предназначен, чтобы успокоить общественное мнение и положить конец бесконечным кампаниям по диффамации Швейцарии. Председателем этого фонда был назначен Рольф Блок, председатель Швейцарской федерации еврейских организаций. Это решение было принято в ходе неформальной встречи на экономическом форуме в Давосе в Швейцарии. Швейцарские банкиры дали убедить себя в том, что политика, проводимая Швейцарией, является самоубийственной.

18 июня 1997 года Би-би-си показало документальный фильм под названием «Золото нацистов». Там Швейцария была представлена, как союзница III Рейха и преступная страна. Там выдвигались такие невероятные обвинения в отношении Швейцарии, что результат оказался прямо противоположным. Некоторые из жертв Холокоста, принятые во время войны Швейцарией, выступили в защиту Швейцарии. Многие историки тоже выступили против этой лжи. Там, например, утверждалось, что через Швейцарию в лагеря уничтожения шли поезда с жертвами нацистов.

23 июля 1997 года Швейцарская ассоциация банков опубликовала в основных швейцарских газетах список почти 2000 счетов евреев и неевреев на сумму 260 с небольшим миллионов швейцарских франков (невостребованные счета). 2 сентября 1997 года в Лондоне открылась международная конференция, которая должна была выяснить судьбу этого золота, «украденного у жертв Холокоста, и возвращения этих денег жертвам Холокоста, проживающим в бедности». Эдгар Бронфман воспользовался этим, чтобы еще раз обвинить Швейцарию в укрывательстве этого золота. На этот раз претензии возросли уже до двух миллиардов долларов. Швейцарцы отмели эти претензии, как совершенно не обоснованные и назвали их провокацией.

Однако 8 декабря 1997 года в ходе конференции, США дали понять, что Швейцария должна капитулировать. Опять выдвигались угрозы в отношении швейцарских банков, была даже определена дата срока ультиматума. Через несколько дней представители трех крупных швейцарских банков встретились с представителем США в Цюрихе, чтобы этот конфликт каким-то образом разрешить. 11 марта 1998 года напряжение опять возросло. Президент ВЕК Бронфман пригрозил начать против Швейцарии полномасштабную экономическую войну, если проблема невостребованных счетов не будет решена. Швейцария оказалась в такой же ситуации, как Германия в 1933 году. Достаточно почитать статьи «Дейли Экспресс» от 1933 года, где раздаются такие же проклятия, разница лишь в том, что сейчас используется жупел антисемитизма, для того чтобы затыкать рот оппонентам еврейского лобби.

27 апреля 1997 года начались переговоры. С одной стороны, два крупных швейцарских банка, с другой стороны – ВЕК, а также лица, которые подали коллективные жалобы. 19 июня, чтобы положить конец претензиям еврейских организаций два крупных швейцарских банка объявили, что их последнее предложение – 600 миллионов долларов, что в два раза больше, чем обнаруженные бесхозные счета. Адвокаты «жертв» объявили, что это предложение «неприемлемо и возмутительно», что оно якобы не соответствует размеру ущерба, потому что, по их подсчетам, речь идет о сумме в полтора миллиона долларов.

1 июля 1998 года представители США предложили снять мораторий и начать бойкот швейцарских банков. Калифорния объявила, что не будут обращаться к швейцарским банкам. Нью-Йорк также заявил о принятии санкций в отношении швейцарских банков и предприятий, вплоть до полного бойкота швейцарских изделий, начиная с 1999 года.

Швейцарским банкам пришлось искать компромисс. Они пошли на последнюю уступку. Швейцарское общественное мнение не понимало, почему Федеральный совет проводит переговоры, касающиеся вкладов частных лиц, но Швейцария с экономической точки зрения не могла выступать против такого гиганта, как США. Поэтому, понимая, что продолжать такую неравную борьбу невозможно, руководство швейцарских банков вынуждено было идти на компромисс. 11 августа 1998 года после последнего раунда переговоров стороны пришли к соглашению. В нем было предусмотрено, что в качестве возмещения невостребованных счетов швейцарскими банками будет выплачено полтора миллиона долларов. В обмен на это все коллективные жалобы и претензии убираются и прекращаются все санкции в отношении Швейцарии, ее правительства и предприятий. Первые 250 миллионов долларов предлагалось перечислить через 90 дней, а остальное в течение последующих трех лет. С этой целью предлагалось заключить другое соглашение, что и было сделано.

У основных участников конфликта судьба сложилась по-разному. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху вручил премию Алфонсо Дамато и Бронфману, авторам обвинений против Швейцарии. Бронфман, в свою очередь, поблагодарил за активную помощь Билла Клинтона, от которого получил согласие на борьбу против швейцарских банков. Некоторые утверждают, что поддержка ВЕК Клинтоном была дана в обмен на обещание прекратить его преследование по делу Моники Левински.

Руководящий персонал швейцарских банков был полностью пересмотрен, теперь практически во всех швейцарских банках используется еврейский язык, и в течение этого кризиса произошла эволюция швейцарских СМИ, которые в основном играли на теме вины швейцарского народа в отношении жертв Холокоста.

Каковы были цели этой кампании шантажа? Необходимо было в корне пересмотреть позиции Швейцарии, насадить некий «культ Холокоста», как бы в противовес патриотической модели поведения. Это совпало с делом по невостребованным счетам. Это совпало одновременно с кампанией в поддержку проституции, сексуальных меньшинств и т.д., т.е. это была совершенно целенаправленная кампания. В отличие от хозяев, у рабов не должно быть ни родины, ни денег, ни семьи, ничего!

Кризис невостребованных счетов очень сильно затронул Швейцарию. До сих пор она символизировала независимость и гармонию, как бы показывая, что в мире можно жить независимо. Но данный кризис заставил призадуматься многих, призадуматься над мощью, какой обладает еврейское лобби. Естественно клиенты швейцарских банков поняли, что тайна банков имеет свои пределы, поэтому у них возникли сомнения; вкладывать ли туда деньги. Это дело вышло за частные рамки, оно стало государственным делом. Еврейские организации доказали, что они могут заставить считаться с собой. Они показали, что они – выше права, ведь банки попали под влияние иностранных структур, в то время как они должны существовать на основании швейцарского законодательства.

Кстати, с этой проблемой столкнулись и другие страны. Сам Израиль тоже. В 30-х годах европейские евреи вкладывали средства в Англо-Палестинский банк. Палестина тогда была подмандатной территорией. Эти средства были подвержены секвестру и перешли потом в распоряжение еврейского государства, но Израиль так и не опубликовал имена владельцев счетов, а через 10 лет эти средства должны поступить в распоряжение Министерства юстиции. Представитель Минюста сделал следующее заявление: «У банков много так называемых спящих счетов и лишь некоторые из них сообщили нам, о том, что находится на этих счетах. Банки не желают с нами сотрудничать, не желают открывать имена владельцев счетов и деньги, которые находятся на них». Он заявлял, что банки не хотят также искать и владельцев этих счетов. Только в июне 1998 года израильский парламент принял закон, по которому финансовые учреждения должны отменять банковскую тайну в отношении такой категории счетов. Их примерно около 10 тысяч и многие из них принадлежат, конечно, жертвам Холокоста.

Тем не менее, никакая международная комиссия не была создана в этой связи, как это произошло со Швейцарией. Почему же ВЕК, который так жестко вел себя в отношении Швейцарии, оказался таким мягким в отношении израильских банков?! В то время как еврейские организации объявили войну против Швейцарии, израильский банк, в котором может быть больше этих счетов, чем в любом немецком или швейцарском банке, не собирается возвращать деньги. В Англо-Палестинском банке, который потом был переименован в банк «Леви» многие открывали счета, снимали сейфы. В этих сейфах лежали колоссальные средства, в том числе, палестинских мусульман, которые в 1948 году потеряли свои средства. Банкиры этих банков делали все возможное, чтобы задержать выплаты по этим счетам, многие из них просто съела инфляция. Однако банк «Леви» – Национальный банк Израиля, когда наследники попросили открыть архивы, ответил категорическим отказом.

Теперь фирмы-посредники, которые после приватизации стали владельцами этого банка, поделят эти средства. Кроме того, в 50-х годах директор банка «Леви», позволил себе открыть все сейфы, не проводя какого-то контроля, содержание этих сейфов было переложено в коричневые конверты и их место до сих пор неизвестно. Но даже когда по настоянию некоторых организаций был открыт один сейф и там оказались большие средства, принадлежащие Коптской общине, эти деньги не были возвращены законному владельцу.

Конфликт со швейцарскими банками показал, что некоторые еврейские организации не желают вести никаких дискуссий, они просто хотят получать деньги. Один израильский раввин писал, что жизнь евреев происходит в двух измерениях. С одной стороны, накопить как можно больше денег, с другой стороны, протестовать.

Даже в отношении России теперь выдвигаются претензии, которая пострадала в свое время от социализма, а затем и дикого капитализма. И вот раздаются утверждения, что нужно выдать компенсацию жертвам большевистской революции. С ума можно сойти. Ведь эта страна дважды была ограблена шайкой хищников!

Рене Беркла, Швейцария

Социальные сервисы:



Адрес заметки: http://rustimes.com/blog/post_1181121206.html
Ваш комментарий к статье:
Правила комментирования:



cod

Ограничение на длину комментария 10Kb. Вы ввели: 0 символов, осталось: 10240



  1. Все поля формы обязательны для заполнения.
  2. При этом Ваш e-mail не публикуется.
  3. Сообщение должно вместиться в 10 килобайт.
  4. Содержание комментариев, оставленных на опубликованные материалы, является мнением лиц, их написавших, и не обязано совпадать с мнением Администратора, никоим образом не ответственного за выводы и умозаключения, могущие возникнуть при прочтении комментариев, а также любые версии их истолкования.
  5. Не будут опубликованы комментарии:
    1. нарушающие положения законодательства РФ.
    2. содержащие оскорбления любого вида
      (личного, религиозного, национального...);
    3. включающие неуместные теме поста ссылки, в том числе спамовые;
    4. содержащие рекламу любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
    5. не относящиеся к теме статьи или к контексту обсуждения.
  6. Факт оформления Вами комментария является безоговорочным принятием этих условий.

Все заметки категории «Политика»