Голографический подход в психотерапии


Автор статьи Елена Зарубина – психолог. Первое образование инженерно-физическое, закончила радиотехнический факультет МАИ в 1982 г. Занималась измерениями структуры высокочастотных электромагнитных полей и исследованиями областей устойчивости сгустков заряженных частиц в ускорительной технике. Второе образование психологическое, закончила отделение гуманистической психологии и психотерапии Института психологии и педагогики в 2001 г. Постдипломное образование – 3-я ступень Московского гештальт-института, имеет сертификат МГИ. Два года работала психологом в Центре социального обслуживания и консультировала в Интернете. В течение семи лет занимается частной практикой.

«Теперь, имея в багаже эти два образования и в душе склонность к исследовательскому процессу, с удивлением обнаруживаю, как много общего в законах, управляющих мирозданием (физика), и в законах, управляющих человеческой психикой (психология). Есть такая теория поля. Причем, эта теория существует в обеих этих науках. Впрочем, пока оставим физику в покое, сейчас речь не о ней, а об отношениях между людьми. Очень уж многоплановая это штука. Словами говорим об одном, на эмоциональном плане – другое, в том, что сами думаем о происходящем процессе – третье, а в результате получаем?.. Что, поссорились? А ведь не хотели! Вот вам и взаимодействие в общем поле… Поди тут разберись, когда страсти кипят. А если так вообще чаще всего получается у вас по жизни – хотите одного, а получаете совсем другое? Тут уж точно трудно свалить вину на кого-то, тут уж надо искать проблемы в себе».





Человек – не только материальное тело.

Кое-что невообразимо большее!

Роберт Монро

(«Окончательное путешествие»)


Не думаю, что сейчас уже найдётся много сугубых материалистов, у кого эти слова вызовут протест. Про своё и чужое материальное тело каждый много чего знает. Его же просто можно увидеть глазами, пощупать руками… Казалось бы, чего ещё про него писать-то? Да, вообще говоря, я бы и не хотела «про него (про тело)», я-то хотела бы про психические процессы (интеллектуальные, эмоциональные, чувственные…), а оно (вот как раз и по Фрейду – Оно) само всё равно как-то «приплетается» так, что невозможно от него отвязаться.

Сколько бы я ни пыталась найти хоть какую-то грань, которая отделяет душу от тела (или психику от сомы), всё время получается какая-то сплошная психосоматика. Ошо вообще категоричен в этом вопросе – разделение души и тела на два разных понятия он просто называет языковой ошибкой. Видимо, тоже когда-то пытался найти эту грань. Итак…




Про вещи видимые и невидимые

Да, все материальные объекты, включая и нас самих, мы видим глазами. И думаем, что внешний (физический) мир как раз и выглядит так, как нам позволяют видеть наши глаза. Как правило, эта картина оказывается для нас достаточно устойчивой (в том смысле, что мир таков, каким мы его видим), хотя сейчас уже даже в школе проходят, что эта картина представляет собой лишь изображение на сетчатке глаза. Даже при самой элементарной обработке зрительной информации, мозг активно вмешивается в построение этой картины, интегрируя её элементы в единый образ каким-то не очень понятным способом.

Самый простой пример – пантомима. Когда мим изображает на сцене какое-нибудь действие или ситуацию, мы же ведь догадываемся, что именно там происходит. То есть к той части зрительной информации, которую мы получаем непосредственно, наш мозг сам достраивает недостающие персонажи и их действия. Тут-то мы действительно понимаем, что догадываемся о том, что же там происходит.

Есть и менее явные вещи, где происходит, в общем, то же самое, но мы об этом вовсе не догадываемся.

Стробоскопический эффект. Представьте себе колесо, висящее на стенке на гвоздике, с белой отметиной наверху, обозначающей его нулевую позицию. Если начать крутить его по часовой стрелке с большой скоростью и при этом давать вспышки света каждый раз тогда, когда нулевая отметка находится вверху, уверяю вас, мало кому придёт в голову задуматься о том, что же с этим колесом происходит на самом деле. Ваши глаза вам точно скажут, что оно спокойненько висит себе на стенке. А если вспышки света давать чуть раньше, у вас будет полная уверенность в том, что это колесо медленно крутится против часовой стрелки.

Ведь ваши глаза дают вам именно такую информацию? Откуда же тут взяться сомнениям-то? «Не верю глазам своим», что ли? А если нет сомнения, то нет и вопроса, и тогда уж точно не будем искать ответ.

Но, как утверждает классик жанра, «в действительности всё не так, как на самом деле».




Про вещи осязаемые и неосязаемые

Незабываемое абсолютно впечатление.

Личный опыт встречи с голограммой. Лет 20 назад на какой-то оптической выставке я видела висящую под потолком трёхмерную объёмную клетку с таким же объёмным изумительно красивым красно-сине-зелёным попугаем.

Вот примерно такой, но только ещё красивее – с хохолком(!) – и к тому же в клетке

Это был вовсе не глюк и не иллюзия. Точно могу утверждать, потому что окружающие его тоже видели и восторгались. И, в общем-то, было понятно, что это пространственное голографическое изображение, что рукой его потрогать невозможно, однако от осознавания этой мысли, шок и потрясение было ничуть не меньше, когда рукой я хватала воздух вместо попугая. Глаза-то не оставляют сомнения, что вот он – красавчик – сидит себе в клетке, а рука говорит – да нет тут никого, воздух один!..

При этом ни зрительный (глаза), ни кинестетический (рука) анализаторы меня не обманывали, они давали моей бедной голове абсолютно правдивую картину, но весь ужас был в том, что в результате этот кусочек внешнего мира просто начал распадаться у меня под руками самым парадоксальным образом. А, соответственно, и целостность остального мира тоже оказалась под угрозой. В тот момент мир просто начал рушиться и пол стал уплывать из-под ног.




Игры разума

Две секунды понадобились мне, чтобы достроить «правильную» картину мира (да, изображение есть, а самого объекта нет!), а вот вопрос о том, что же на самом деле мы принимаем за истину(?), остался до сих пор.

Ведь получается так, что мозг самым услужливым образом из лучших побуждений мгновенно достраивает целостную картину мира для каждого отдельного человека знакомым и привычным именно для него образом. И именно эти «игры разума» для каждого человека и определяют как «истинную реальность» его собственную картину мира. Ведь достроил же тогда на выставке мой мозг целостную картину мира, абсолютно меня об этом не спрашивая и обеспечивая сохранность психики своей хозяйки, за считанные две секунды. Ведь «объективная-то реальность» была в том, что это просто объёмное голографическое изображение, что никакого попугая в клетке не было, как и самой клетки.

Ну, по крайней мере, я не рухнула на пол и вполне ушла домой своими ногами, поверивши своей руке, а не глазам.

Но те две секунды, когда рушился привычный и устойчивый мир, до сих пор сидят в моей бедной голове как огромный знак вопроса – что же такое и каким образом делает наш мозг для того, чтобы поддерживать нашу картину мира в устойчивом состоянии? И если это лишь его (мозга) собственные «привычки», то, как же мы можем хотя бы задаться вопросом – а так ли оно всё, как нам представляется?

Ну, да бог с ними – с колесами на гвоздике, с попугаями в клетке – в конце концов, это просто такая интеллектуальная забава.

А вот если говорить более серьёзно, то на любую мало-мальски значимую для нас информацию мы реагируем, прежде всего, эмоционально. Ведь и тот эпизод с попугаем на выставке запомнился именно тотальным потрясением всего моего бедного существа, пока там ещё голова сообразила, что это было такое, вспомнивши, чему меня обучали на лекциях по оптическим квантовым генераторам.

В библиотеке есть очень симпатичная книжка Майкла Талбота, которая прямо так и называется «Голографическая вселенная». Вот уж где по-настоящему автор пытается «объять необъятное» и «объяснить необъяснимое», исходя именно из этого голографического подхода.

Так что же и как из всего многообразия внешнего мира отражается на сетчатке нашего глаза? Действительно ли наша сетчатка может оказаться просто бесстрастным зеркалом всего того, что на неё попадает? И каким образом мозг обрабатывает получаемую «бесстрастную» информацию? Насколько при этом он может быть объективен? А, если нет, то что, каким образом, на каком уровне и как именно он искажает?

- При отборе важной (или не очень) информации?

- При интерпретации воспринимаемого?

- По приоритету важности при достраивании картины внешнего мира?

Эмоциональный «фильтр». Попробуйте сейчас отвести глаза от экрана и просто выглянуть в окно. Какой объект вы увидели там сразу? Что потом попало в поле вашего внимания? А в третью очередь? Вы прежде всего обращаете внимание на цвет? На форму или на размер? Или на движение? Или на что-то ещё? А ведь вы совершенно эмоционально не вовлечены в то, что там видите. И, тем не менее, ваше внимание само(!) по каким-то только ему известным признакам выбирает для вас объект, а осмысление – почему именно этот объект? – приходит уже потом (если вообще приходит).

Это признак того, что в глубине вашего бессознательного (того, что в данный момент не представлено в сознании или вообще туда не доходит никогда) уже есть готовность к взаимодействию с какой-то частью внешнего мира. Да, собственно, это взаимодействие уже и происходит, когда ваше внимание, независимо от вашей воли, из общего фона выделяет какую-то фигуру. Может быть, вам не хватает яркости впечатлений, может быть, динамики или устойчивости. Какая часть из огромного количества информации попадает в резонанс с вашим внутренним состоянием в это мгновение?

Это я опять о том, что именно наше бессознательное мгновенно делает эти выборы, т.е. сначала – неосознаваемая реакция, это когда оно само попало в поле вашего внимания, а потом уже что-то более близкое к осознаванию. А.Минделл называет этот эффект (когда оно само привлекает ваше внимание) «заигрыванием» этого самого предмета с вами лично. Т.е. как будто этот неодушевленный предмет обладает сознанием и волей и как будто он сам заинтересован в том, чтобы зачем-то привлечь ваше внимание.

Так вот, с точки зрения голографического подхода, человек сам строит для себя этот мир (а по Кастанеде это называется – «делание») каждое мгновение и каждое мгновение проживает в этом самим же им построенном мире, принимая его за «объективную реальность». Возможно, кому-то такой подход покажется бредовым (с бытовой точки зрения), но почему бы не позволить себе с этой привычной точки зрения, хотя бы из любопытства, хотя бы гипотетически, чуть сместиться?

Дело в том, мне кажется, что «бытовой подход» – это упрощённая объясняловка каждым для себя своего взаимодействия и окружающим миром и с людьми. Бытовой подход – это привычно, просто и безопасно. Безопасно, не в том смысле, что нечего бояться, а в том, что вы точно знаете, чего бояться или опасаться надо и как себя поберечь. Впрочем, об этом чуть ниже.

Это хорошо освоенный диапазон знания. К примеру, такая аналогия – у себя дома вы тоже знаете всё наизусть и можете передвигаться без особых проблем даже с завязанными глазами. Но там в какой-то момент становится тесновато, и тогда хочется своё пространство расширить, а вот такое изменение пространства в нашем примере оказывается расширением энергетического диапазона. Будете ли вы спорить с тем, что у себя дома или вне дома вы чувствуете себя по-разному.

Теперь, мне кажется, пора обратиться к тем невидимым и неосязаемым вещам, которые определяют для человека его реальность, в которой он живет, которую он искренне считает объективной, не догадываясь о том, что его восприятие реальности – это всё те же игры разума, основанные на его привычке строить для себя свою реальность и которые, по большому счёту, и определяют его жизнь.

Что же такое «невообразимо большее», чем просто материальное тело, представляет собой человек? Итак…




Невообразимо большее

В моей прежней профессии я занималась измерениями и исследованиями областей устойчивости сгустков заряженных частиц. Так вот, если мы допустим такую мысль, что любой физический объект, как видимый (материальное тело) так и невидимый (к примеру, электромагнитное поле) представляет собой какой-то устойчивый энергетический сгусток (устойчивую энергетическую субстанцию), тогда возникает вопрос, как он взаимодействует с окружающей средой.

В технике существуют разные по назначению устройства – отдельно источники или излучатели энергии (генераторы, передающие антенны), приёмники энергии (принимающие антенны), различные её преобразователи (резонаторы, модуляторы, усилители). Этот подход понятен и логичен.

Что же касается нас с вами, то мы тоже, как материальные тела, являемся относительно устойчивыми сгустками заряженных частиц, только, пожалуй, несколько посложнее. Кроме того, мы являемся одновременно и генераторами, и излучателями, и приемниками, и преобразователями энергии. Лучше всего это можно увидеть и почувствовать при взаимодействии с другими людьми, а можно даже и ещё до его начала.

Ну, например. Наше материальное тело принадлежит только нам. Что мы можем им или с помощью его сделать, можем решать только мы сами. Мы в большой степени можем сознательно управлять своими действиями, хотя и не всегда и не всеми. Но, уж точно, мы не можем управлять своими чувствами. Если угодно, вы будете «излучать» как антенна раздражение, агрессию или страх в окружающие пространство, если находитесь в данный момент в таком состоянии, даже если сами того и не осознаёте. Трудно сказать, насколько вам принадлежат ваши чувства, хотя вы и являетесь «источником излучения» в том смысле, что вроде бы от вашей воли они не зависят (они просто сами возникли и есть в данный момент – не приглашали же вы их специально), а удержать внутри эти «плохие» чувства (а не действия) вы не можете. Вы можете только удержаться и не надавать своему обидчику по башке, потому что иначе вас посадят в тюрьму, или потому что это противоречит понятиям гуманизма, или потому что он может и сдачи дать, или ещё по каким-то причинам (это уже на ваш выбор).

Но, на самом деле всё ещё намного сложнее, потому что все эти энергетические процессы происходят не только одновременно, но ещё и на разных уровнях; а эти уровни, в принципе, возможно разделить только весьма условно. Барбара Бреннан в книге «Руки света» описывает, как она видит все эти полевые уровни и движение энергии между ними. Мы же с вами в обычном состоянии сознания, как правило, этого видеть не можем, но зато вполне неплохо чувствуем, а если и не очень понимаем, что и как мы чувствуем, то вполне конкретно, хоть и неосознанно, реагируем на людей и/или на ситуацию.

Если вам не интересно про физику, тогда лучше перейдите к статейке про энергетику человеческих отношений, а я пока не хочу отказывать себе в удовольствии пособирать эти пазлы из представлений двух таких разных наук и посмотреть, что же получится в результате.

Поэтому возвращаюсь к теме, что это только в нашем восприятии мир таков, каким мы просто привыкли его видеть. А вот многие авторы (да, почти все), как-то уж очень сходным образом дают понять, что это мы сами создаем его таким. Помните про пантомиму? Вот уж где бесспорно искусство мима порождает и стимулирует наше творчество, и заключается оно в том, чтобы обязательно достроить несуществующую картинку, иначе вы будете сильно разочарованы.

Попробую опять обратиться к школьной физике. Видимая часть спектра электромагнитного поля – это лишь узкий диапазон частот (или длин волн), который воспринимают наши глаза. Слышимая часть акустических колебаний – тоже лишь узкий диапазон частот, доступный нашим ушам. Но если наши глаза или уши не воспринимают информацию за пределами этих диапазонов, это же не значит, что там ничего нет! В конце концов, не обязательно знать даже школьную физику, чтобы погреться возле печки (в инфракрасном диапазоне), хотя эта часть спектра глазам уже и не доступна. И если ваши зрительный (глаза) и кинестетический (рука) анализаторы уверяют вас в том, что тело вашего собеседника заканчивается там, где его поверхность (кожа), то, с точки зрения энергетического подхода, это звучит как-то абсурдно.

Теперь думаю, что, то, что человек знает (на разных уровнях – не только на интеллектуальном) о себе, о других людях, об окружающем мире – это тоже не более, чем определенный диапазон знания, ограниченный лишь его индивидуальными представлениями (или системой представлений). Избирательность восприятия, привычка его мозга обрабатывать информацию, привычное телесное реагирование. И, слава богу, что у него есть этот жизненный опыт – это бесценная вещь, даже маленький кусочек этого опыта. Это тот диапазон, в котором он чувствует себя «как дома». Хотя, впрочем, бывает, что дома человек чувствует себя хуже, чем где-либо…

Вот здесь бы и нашлось место для вопроса – а так ли оно «в действительности, как на самом деле»? Помните про колесо на стенке? Может быть, ваши «вспышки света» – ваша избирательность восприятия – сами и из лучших побуждений навязывают вам всё время одну и ту же картину или представление, а устойчивость этой картины обеспечивается лишь привычкой вашего мозга? Если вы постоянно наступаете на одни и те же грабли, возникает вопрос – а не носите ли вы их с собой?

Определенная система представлений, естественно, является нашим ограничением, но зато гарантирует безопасность (ну, примерно как у себя дома, где можно ходить и с завязанными глазами). И даже если находиться в этой системе совсем фигово, всё равно, кому-то лучше так. Пусть там и скверно, но зато всё известно и привычно, можно как-то и притерпеться. А вот что там, «снаружи»?..




Отношение к неизвестности

Вы прекрасно знаете, что раскалённую сковородку лучше рукой не хватать, вы представляете свои ощущения, когда у вас в руке оказывается кусочек льда. Думаю, что вы с большой долей вероятности можете предугадать, какую реакцию хорошо знакомого человека вызовут какие-то ваши определенные слова или поступки. Ну, чего нарываться-то, если, конечно, вы в данный момент не имеете задачи спровоцировать скандал?

Когда все эти вещи вам известны, вы легко, хотя и с помощью каких-то жертв со своей стороны, можете обеспечить себе безопасность. Ну, не будете вы хватать голой рукой горячую сковородку, не будете провоцировать ближайшего родственника. Сами создадите себе границы безопасности, потому что последствия предсказуемы с большой вероятностью.

Это как раз освоенный диапазон энергетического взаимодействия с внешним миром и границы у него вполне определённые. Безопасность человек себе и обеспечивает, устанавливая эти границы. И вы даже не будете каждое мгновение осмысливать, почему ваши движения возле горячей сковородки становятся более компактными и менее размашистыми. Тело на этот период, пока не остынет сковородка, позаботится об этом само, если, конечно, у вас нет повышенной склонности к травматизму. Впрочем, вы можете отставить её в безопасное место и больше не экономить на амплитуде движений, если, конечно, вам придет в голову, что можно не просто «ужиматься», но как-то иначе о себе позаботиться и обеспечить себе больше комфорта. Не будете же вы обижаться на то, что сковородка как представитель внешнего мира в данной ситуации к вам настроена злонамеренно.

Ну, со сковородкой это простой пример, как с колесом на гвоздике, а вот как быть и что делать с другими людьми?..




Кумулятивный эффект

Замечали, что, если вы, к примеру, ушибли руку, то вы ушибете её опять, пока она ещё не успела зажить после прошлого раза. И, как назло, будете биться этим больным местом снова, хотя ваше внимание в достаточной мере направлено на то, чтобы его-то как раз и поберечь. Ну, что-то вроде начинающего велосипедиста, который непременно организует себе «встречу» с единственным столбом, одиноко стоящим возле дороги. Что-то очень уж сильно этот одинокий и несчастный столб сам привлекает внимание начинающего велосипедиста (по Минделу – «заигрывает»).

В том тесте, когда я предлагала вам выглянуть в окно, какой-то из внешних предметов на улице ведь с вами тоже сам «заигрывал» (не выбирали же вы его специально!). Это тоже простой и достаточно очевидный пример, хотя в быту мы с вами и не склонны приписывать столбу какую-нибудь сознательную активность. Впрочем, на энергетическом уровне это большой вопрос – в какой резонанс и с какими вибрациями столба попадают в таком случае вибрации велосипедиста, и где (на какой частоте) происходит этот резонансный «всплеск», если «встреча» случается.

В отношениях с другими людьми всё гораздо сложнее. Люди, в отличие от столбов, вполне обладают сознательной активностью. При взаимодействии с другими людьми гораздо сложнее понять, кто (вы или другой) и что делает такого, в результате чего вы оказываетесь пострадавшим (ну, или хронически неудовлетворенным). «Да, он сам первый начал!» – это отмаза для первоклассника.

Если каждый раз, подобно начинающему велосипедисту, вы организуете себе подобные «встречи» (или в более широком контексте – вас преследуют неудачи по одному и тому же сценарию), этот опыт займёт большое место в вашей жизни и, вполне вероятно, будет ограничивать вас в вашей активности. В лучшем случае, вы будете считать, что вам не везёт и, возможно, даже не станете предпринимать новых попыток что-то изменить. А утверждение – кому не везет в карты, тому повезет в любви – звучит только для оптимистов.

Думаю, что любой прецедент (и успеха, и неудачи) обладает кумулятивным (накопительным) потенциалом. Но почему-то у одних людей на уровне ощущений накапливается «да, фигня, справимся! И не такое видали!» («победитель»), а у других – как будто и вообще никогда никаких успехов не бывало – всё внимание только на неудачи (и в прошлом, и в настоящем, и в будущем).

Что же это за «игры разума»? Чем определяется избирательность их «стробоскопов»? Почему в из сознании «вспышки света» фиксируют только неудачи? И что за «ужастики» оказываются в их трёхмерном объёме?

Впрочем, почему трехмерном? Если «глазами вижу, а рукой потрогать не могу», находится ли этот объект в нашем трёхмерном мире? Вроде не очень вписывается в рационально построенную картину. Однако страх живуч и, мало того, постоянно хочет кушать. Интересно, если его не кормить, как скоро он загнётся?




Проекции

Если мы с вами на листе бумаги видим изображение круга, то вряд ли можем представить себе, какой же трёхмерный предмет и в каком ракурсе был спроецирован на этот лист. Потому что в трёхмерном пространстве он может оказаться и шаром, и цилиндром, и конусом.

Если мы не испытываем особых эмоциональных переживаний по поводу этих фигур, то мы можем допустить в своём сознании все эти возможности с равной вероятностью. Но если вы, к примеру, боитесь конуса с его острым концом, то вполне невинный круг на бумаге для вас наполнится уже совсем другим эмоциональным содержанием. И, скорее всего, в такой ситуации про «ужасный и страшный» конус вы даже не задумаетесь (и вопроса такого у вас в голове не возникнет!), пугать будет само изображение круга на бумаге – проекция этого самого конуса.

Страхи, вообще говоря, в очень большой степени – штука иррациональная, т.е. не трёхмерная. Однако, откуда бы (из какого запредельного измерения) он ни попадал в наше трёхмерное представление, вписывается в реальность человека он вполне «рационально».

А вот тут уже и начинается свистопляска. Кто-то не может войти в лифт или в тёмную комнату, потому что сразу же появляются сердцебиение и удушье, кто-то не может обратиться с вопросом к постороннему человеку, потому что перехватывает горло, а кто-то не может обойтись без крайнего экстрима с реальным риском для жизни, потому что без такого экстрима почти не чувствует себя живым.

Так из какого же измерения «притягиваем» мы свои страхи? Какого опыта спокойной уверенности не хватает взрослому зрелому человеку? Почему у него не накапливается позитивный опыт, почему он игнорирует очевидные для других вещи, почему он не меняет свою картину взаимодействия с внешним миром? Ведь наверняка у каждого человека есть опыт и успехов и поражений, но куда же «проваливается» позитивный опыт, оставляя доступным для осознавания или для неосознаваемых ощущений только то, что его постоянно травмирует? Как будто в копилку складывается – всё больше и больше с каждым разом…

Во всех статейках я, по сути, описывала, как формируется телесный симптом. Сейчас мне пришло в голову, что, в принципе, я описывала тот же кумулятивный эффект – то-то с годами у людей нашей культуры всевозможные хронические заболевания цветут уже целыми букетами… А как же иначе? Чтобы стать хроническим явлением, вероятно, болезни тоже нужно «накопиться».

Вы не сможете жить гармоничной и счастливой жизнью, если, к примеру, близкий и родной человек – алкоголик или наркоман. Всё ваше существо будет подстраиваться, а при длительном взаимодействии с ним, перестраиваться, приспосабливаясь к этим патогенным условиям. Но это очень сильный пример.

Если вы живете, допустим, в каких-то более нормальных, но, тем не менее, все-таки ощутимо дискомфортных условиях, вы тоже будете под них подстраиваться и телом (скажем, постоянно перегружая печень, почки, сосуды) и психикой (меняя свою картину мира). Она сама и из лучших побуждений у вас постепенно сформируется в таких дискомфортных условиях, абсолютно вас об этом не спрашивая, чтобы защитить целостность вашей психики.

Только представьте себе, что у вас по всему дому всегда расставлены горячие сковородки. Привычка ходить осторожно, смотреть под ноги и не размахивать руками настолько укоренится в вашем теле, что вы перестанете это вообще считать чем-то ненормальным. Для вас такая «осторожность в движениях» станет не просто привычной, а просто «нормой жизни». Ну, а в более широком контексте – «мир опасен! надо всегда быть начеку!» – а разве не так? Впрочем, вопрос «а разве не так?» может и вообще не возникнуть никогда.

А может быть, только по каким-то косвенным признакам, вы заметите или догадаетесь, что это с вами что-то не так.




Сдвиг по диапазону

К сожалению, чужой опыт, чужие знания или наработки нам мало, что дают. Учиться на чужих ошибках можно, скорее, теоретически. Т.е. наш традиционный процесс обучения, как получение знания извне – условие необходимое, но недостаточное, как принято формулировать в математике.

Если мы допускаем такую мысль, что все материальные физические объекты представляются нам таковыми только потому, что так устроены наши органы восприятия, то мы можем позволить себе рассматривать любые физические тела (в том числе и наши с вами собственные), как совокупность некоторых процессов. Я имею в виду, что наше физическое тело удерживается в его стабильном состоянии, во всяком случае, так говорят нам об этом наши глаза, но в нем ежесекундно происходит до тысячи разнообразных (биохимических, электрохимических и, наверное, многих других) процессов. Тогда скорее возникает вопрос-перевертыш – а что там в нем стабильно-то?

Видимость одна… Но ведь эти энергетические процессы даже более реальны, чем кажущаяся стабильность физического объекта. Не поэтому ли уже тысячи лет назад люди, занимавшиеся медитативными практиками, пришли к такому выводу, что то, что мы видим и принимаем за реальность, есть лишь иллюзия – «майя»?

Дело в том, что в нашем обычном состоянии сознания, за реальность мы принимаем лишь то, что попадает в диапазон, воспринимаемый нашими пятью органами чувств. Да ещё при условии, что информация, поставляемая разными анализаторами, в нашем мозгу не оказывается противоречивой (как тот попугай на выставке).

А если ещё вспомнить о том, что наш мозг мгновенно обрабатывает картину внешнего мира (впрочем, внутреннего тоже) весьма субъективным образом (пропуская сквозь ряд своих собственных «эмоциональных фильтров» и не только эмоциональных), то какая уж там «объективная реальность»... Если вы сами оказались в заднице, то причем тут реальность?

Даже если для кого-то это звучит и обидно, то всё-таки, по крайней мере, обнадёживает. В том смысле, что тут как раз и оказывается самое подходящее время (опять же место и прочие условия), чтобы поискать оттуда выход, если вы, конечно, замотивированы на то, чтобы оттуда выбраться. Почему бы и не попробовать, если гипотетически предположить, что он всё-таки есть. Ведь по логике вещей – самой простой, бытовой – человек вряд ли будет искать выход оттуда, где ему хорошо. Впрочем, возможно, кому-то гораздо приятнее считать себя жертвой, обречённой страдать до конца дней своих, но это уже совсем другая история (полагаю, что про борьбу мотивов).




Артефакты

Есть такая классическая детская задачка – как сложить из 6-ти спичек 4 треугольника?

Можно сколько угодно ломать себе голову, но она не решается… пока вы не догадаетесь ввести 3-е измерение. Ну, да – один треугольник на плоскости стола, а оставшиеся три спички – пирамидкой вверх. Всё, как видите, просто, нужно было только чуть расширить диапазон сознания… и решение пришло само. Красиво, просто и изящно.

Опять привела такой простой детский пример (а для наглядности!). Ведь всё просто! Нужно (всего лишь!) выйти за пределы той системы, внутри которой вы находитесь, т.е. сдвинуться по диапазону восприятия вашей реальности. А вот если вы продолжаете находиться внутри этой системы, и там ищете решение, то это уж вряд ли, потому что любые ваши попытки понять или объяснить себе причинно-следственные связи внутри этого пространства будут опираться на артефакты.

Знаете, иногда в научно-популярных изданиях (прости, Господи!) попадаются такие статейки. Японцы живут по статистике дольше, чем все остальные нации. Знаете почему? Потому что они едят много сырой рыбы и морепродуктов – вывод автора статьи. На основании этих двух бесспорных фактов делается такой вывод и предлагается доверчивому читателю. Или, например, бывают такие случаи, когда у людей рассасываются злокачественные опухоли. Просто потому что они покидают мегаполис, уезжают куда-нибудь в степь, на пасеку и едят натуральный мёд. Стал есть натуральный мёд – рассосалась опухоль. Чем не вывод?

Господа читатели, ведь все просто – желудочно-кишечный тракт и его правильное функционирование определяет здоровую и счастливую жизнь. Опять же, прости меня, Господи, за сарказм! В плоскости «желудочно-кишечного подхода» никаких других выводов сделать в принципе невозможно.

В нашей общепринятой системе представлений всё, в общем-то, логично. Раз болеет тело – будем лечить тело. А если задачка не решается, ну, что поделаешь?.. Значит, пока ещё не нашли панацеи от всех скорбей – будем искать. Может, сырая рыба, а может, мёд или ещё что-нибудь. Вылезти-то за пределы этой системы опасно (думать вообще опасно!) – последствия могут оказаться непредсказуемыми. Как же от них застраховаться-то?

Может быть поэтому люди, живущие в каких-то неприемлемых для себя условиях (или ощущающие свои условия такими), очень боятся что-либо изменить («Опасность! Опасность!» – мигает красная лампочка). Впрочем, может быть, им просто не приходит в голову, что существует какое-то другое измерение, куда можно забраться и посмотреть на свою ситуацию оттуда (но это ж надо ещё умудриться додуматься или хотя бы предположить, что есть нечто подобное).

Тем более, что эмоциональная составляющая в ситуации, где человек присутствует «целиком» (и физически, и эмоционально, и интеллектуально) фактически и определяет, что и как он будет делать (или не делать). Тут ведь уже речь идет не о забавах или играх разума, где ещё можно себя чувствовать в безопасности до определенной черты, пока процесс находится под контролем.




Метод малых возмущений

Когда-то, ещё в прошлой моей профессии, мне доводилось заниматься так называемыми «холодными измерениями» структуры поля внутри ускоряющей структуры. Конфигурация поля создавалась подачей напряжения определённым образом. Чтобы просто измерить напряжение в разных точках прохождения пучка заряженных частиц, приходилось использовать очень маленькие металлические зонды, потому что введение любого металлического предмета искажало первоначальную конфигурацию поля – как раз то, что и требовалось измерить.

Жалко мне грузить читателей всякими заумными сложностями, однако параллель между тем, что происходило в тех экспериментах, и тем, что происходит в моей нынешней работе с клиентами, просто сама вылезает на поверхность. Только там это было несравнимо проще, потому что переменных параметров было всего несколько, а здесь, в работе с живым человеком, их несметное количество. Собственно, в живом человеке все параметры (простите за вульгарность!) – переменные (во времени, месте и собственной личности). Это только мои глаза воспринимают клиента сидящим в кресле почти неподвижно, но то, что происходит в человеке в это время на самом деле, мои 5 органов восприятия сообщают очень мало.

И, тем не менее, между двумя людьми всегда возникает поле отношений, в котором что-то происходит. Самая простая аналогия из техники – это два колебательных контура, расположенных рядом. Они же ведь друг на друга наводят индуктивность. Трудно сказать, хотят ли они этого (у них спросить не удается), но оба при этом и излучают, и принимают электромагнитные волны. Причудливые между ними складываются картины – подъёмы, провалы, а в отдельных случаях и резонансные пики. Ну, там проще. Эти картинки можно нарисовать, измерив напряжение в разных точках поля с помощью приборов, а вот картинку общего поля при взаимодействии двух людей нарисовать куда труднее (да и приборов таких вроде бы пока не существует).

Если рассматривать происходящий процесс с точки зрения обмена энергией (кто бы мне, интересно, мог это запретить?), то он, думаю, оказался бы совсем не таким, каким мы обычно воспринимаем человеческую коммуникацию.

Дело в том, что эмоциональная составляющая любого значимого контакта (в норме) имеет очень сильный заряд. Эта эмоциональная составляющая, по сути, является вектором или, скорее, суммой разнонаправленных векторов. Недаром же психологи давно обнаружили, что если есть какое-то «боюсь» (вектор в противоположную сторону), то тут же рядом нужно искать «хочу» (вектор в сторону объекта). Вряд ли кто-нибудь из читающих эти строки сейчас боится белого медведя, хотя это очень даже опасный зверь. Просто там нет рядом «хочу», соответственно нет и никакого страха (ну, не актуально это!). А вот если, к примеру, вас сейчас очень влечёт к какому-то объекту противоположного пола (вектор к), то тут же будет возникать и страх, «а не получу ли я сейчас конкретный вектор в обратную сторону?!»

Вот вам и разность векторов, а тут уже не задачка по математике, тут можно получить очень сильную психотравму, а разность векторов «боюсь» и «хочу» и будет определять ваше поведение.

В поведении человека всегда есть своя логика, каким бы нелепым и противоречивым оно ни казалось ему самому или окружающим.

По сути, для меня психотерапевтический процесс – это тот же «метод малых возмущений» (и ведь неплохо работает!). Надо только определить «точки напряженности», а вот потом уже в этих точках во всей красе разворачиваются из проекций «голограммы», по-другому начинают давать вспышки «стробоскопы» и, наконец, разряжаются «аккумуляторы», высвобождая заблокированную энергию. И не надо больше искать никаких решений – решение проблемы приходит само!


© Елена Зарубина 2007

http://psotrajenie.ru

Социальные сервисы:


Комментариев: 3

Оскотинились

Оскотинились

В конце ХIХ века европейский мир погрузился в кризис. Менялась картина мира, иссякло христианское представление о человеке, господствовал социал-дарвинизм и пессимизм Ницше – «Бог умер!» В политике – империализм и культ силы, в искусстве – декадентство и мистика. А Достоевский сказал странную фразу: «Красота спасет мир». Блаженная мысль? По трезвому расчету, да. И в то же время много в ней верного, если не понимать ее буквально. В ней надежда на то, что в последний момент невидимые и слабые силы поддержат человека, не дадут ему упасть.

Сейчас положение хуже: красоте явно не справиться. Но вспомним и другие невидимые и слабые силы. Вместе они были бы для нас большой опорой. Но подлецы это как будто предвидели и начали загодя вытравлять их из общественного пространства, сживать со света. Но вспомнить о них надо, что-то ведь осталось. Есть такая вещь, которая когда-то считалась привычной и обыденной – благородство. Теперь о нем говорить не принято, эта вещь чуть ли не реакционная. Благородство укрылось на уровне личности, в виде совести, которая редко выглядывает наружу, а грызет человека ночью. Но о совести говорить не будем, это сущность тайная. Скажем о простой, внешней скорлупе благородства – элементарных нормах общественных отношений, о приличиях, без которых невозможен даже минимальный порядок.


Подавить мир подлостью
Здесь с момента краха советской мировоззренческой системы, подкрепленной военным потенциалом СССР, наблюдается поразительно быстрая и глубокая деградация. Просто распад. Похоже, что Запад к этому давно тяготел, да «двухполюсная» структура мира не позволяла расслабиться. Ибо подлость хотя бы словесно называлась своим именем, а в крайних случаях порицалась и делом (хотя бы поставкой ракет ПВО).

Когда в 1989 г. Горбачев подписал капитуляцию, процесс резко ускорился. В «однополярном» мире, который поспешил устроить Запад, роль судьи, жандарма и даже палача была возложена на США. В 1989 г. они пустили пробный шар – совершили военное нападение на Панаму и убили 7 тыс. мирных жителей. Предлог был нелепым – они, мол, хотели арестовать президента Панамы Норьегу по подозрению в том, что он торгует наркотиками. Администрации США, конечно, ничего не стоило сначала организовать суд, признать виновность Ноpьеги, а затем ловить его уже в соответствии с решением суда. Но им надо было продемонстрировать свой наглый отказ от норм права и традиционной морали – подавить мир подлостью.

Я в тот момент был в Испании, и два видных человека в разных концах страны сказали мне буквально одну и ту же фразу: «Если Советский Союз падет, Запад оскотинится». Это были люди из крупной буржуазии, из правых консервативных кругов (но любящие Россию и СССР). Их волновала не политика и не социальные последствия краха СССР (об этом говорили как раз левые). Они переживали за судьбу Запада как цивилизации, за судьбу либеральных идей и наследие Великой Французской революции. Вызревающая тяга Запада к скотству была для них трагедией.

Так и вышло, Запад в этом смысле покатился вниз, а из России, вместо поддержки, его подталкивали Горбачев и Ельцин. «Буря в пустыне» еще вызвала в Европе шок. Когда победу праздновали в Нью-Йорке, репортажи европейских газет о вакханалии этого праздника были полны омерзения. Без комментариев публиковались и данные о потерях мирного населения в Ираке.

Комиссия медиков Гаpваpдского университета по поручению ООН изучала в сентябре 1991 г. последствия бомбаpдиpовок Ирака. В результате бомбаpдиpовок смертность детей в возрасте до пяти лет возросла на 380%, и более 100 тыс. детей должны были умереть сразу после работы комиссии из-за отсутствия детского питания. Из-за pазpушения инфpастpуктуpы (водопроводов, электpостанций, мостов и т.д.) в 1991 г. умерло 170 тыс. детей. Комиссия констатировала: «Ирак на долгие годы возвращен в доиндустpиальную эру, но с грузом всех проблем постиндустpиальной зависимости от обеспечения энергией и технологией».

А из России Горбачев заявил, что это «положительный опыт». Он назвал эти бомбардировки «наказанием, решение о котором было принято коллективно и законно». Какая подлость! Никогда ООН не давала pазpешения на наказание, она имеет право разрешить только отпор агрессии, что совершенно не одно и то же.

Через год после Ирака США вторглись «возвращать надежду» в Сомали. Там поначалу их действия снимались на пленку, как телеспектакль. В январе морские пехотинцы атаковали «группу партизан» в Могадишо. Диктор телевидения сказал с гордостью, что «огневое превосходство американских войск было подавляющим». На деле «партизаны» не произвели ни одного выстрела и подняли белую тряпку. И мы видим на экране, как рослые американцы ведут плененных противников – нескольких дистрофиков, половина на костылях. И диктор добавляет с тонкой иронией: «Похоже, что сомалийцам не понравилась атака американских войск, ибо голодающие дети стали кидать камни в грузовики, везущие им гуманитарную помощь». И показывают детей-скелетов, из последних сил кидающих камни в американские грузовики, которые везут им еду. Тогда еще возмущались низостью этих телевизионных репортажей.


Герои-убийцы
У нас же еще сохранялись иные стандарты. Вот парный случай, преломленный в разных культурах. В 1983 г. южнокорейский самолет углубился на 500 км в воздушное пространство СССР и пересек его с севера на юг, активизировав всю систему ПВО. После многих предупреждений он был сбит. В СССР это вызвало тяжелое чувство — гибель пассажиров есть трагедия, и ее переживали. На Западе СССР за это был назван «империей зла». В 1988 г. военный корабль США «Винсенс» в Персидском заливе среди бела дня сбил ракетой иранский самолет с 290 пассажирами на борту. Самолет только что поднялся в воздух и находился еще над иранскими водами.

Когда корабль «Винсенс» вернулся на базу в Калифорнии, огромная ликующая толпа встречала его со знаменами и воздушными шарами, духовой оркестр ВМФ играл на набережной марши, а с самого корабля из динамиков, включенных на полную мощность, неслась бравурная музыка. Стоящие на рейде военные корабли салютовали героям артиллерийскими залпами. Н. Хомский тогда провел анализ американской прессы, чтобы понять, каким средствами удалось полностью устранить из массового сознания чувство горечи и сострадания к людям, погибшим без малейшего повода к агрессии. Он видел в этом признак глубочайшего кризиса культуры.

Потом были еще подобные пробы, но главным экспериментом стала агрессия против Югославии, на которую ООН не дала согласия. Было узаконено то, что уклончиво назвали «двойная мораль», на обычном языке – подлость. Хабермас, крупнейший представитель леволиберальной философской мысли Запада, пишет: «Применение военной силы определено желанием содействовать распространению неавторитарных форм государственности и правления… Так как во многих случаях права человека пришлось бы утверждать вопреки желанию национальных правительств, необходимо пересмотреть международно-правовой запрет на интервенцию». Вот тебе и неомарксист, философ гуманизма.


Правила изменились
В 2000 г. я участвовал в семинаре Всемирного Совета Церквей (ВСЦ), в который входит и Русская Православная Церковь (католики в него не входят). Тема семинара: «Этика гуманитарной интервенции». Я сопровождал о. Всеволода Чаплина из Московской Патриархии. Он взял на себя выступления по богословскому аспекту проблемы, а я – по культуре и политике.

США тогда добивались формального права на «гуманитарную интервенцию», то есть на военную интервенцию в страны, где, по их мнению, нарушаются «права человека». Они хотели получить одобрение Церкви – с помощью ВСЦ. Он должен был выработать большой документ, целую доктрину, из которой исходили бы священники в своих проповедях в поддержку таких акций. На семинар для подготовки и обсуждения этого документа созвали 26 деятелей церкви всех континентов, нескольких ученых, а также видных лиц из ООН.

Многое меня поразило в том, что я услышал от протестантских богословов и священников. За их рациональность и логику они заслуживают глубокого уважения (это отдельная тема). Но пропасть между их и моими представлениями о человеке и обществе оказалась глубже, чем я предполагал. Когда я говорил вещи, которые мне казались абсолютно очевидными, так что мы в России их вслух и не высказываем, они глядели на меня с изумлением и напряженно старались понять. Похоже, они просто не верили своим ушам. Напротив, когда я слушал многие их рассуждения, мне они поначалу казались черным юмором – не могут же люди так думать!

Церковный иерарх из Черной Африки выступил с резкой критикой США – за то огромное количество бомб и ракет, которые они сбросили на Сербию. По его словам, для Сербии хватило бы и половины, а другую половину бомб США могли бы сбросить на города и села африканцев – а потом за это предоставить им такую же экономическую помощь, как Югославии. Как глубоко было скрыто презрение этого человека к интервентам. Но никто не дрогнул, выслушали безучастно.

Управлял этим собранием энергичный пастор из США, в молодости морской пехотинец, ветеран Вьетнама. Чтобы убедить синклит в необходимости «гуманитарных интервенций», из Парижа привезли вульгарную даму албанской национальности. Она произнесла речь о зверстве сербов, так себе речь. Я спросил у председателя (экс-посла Кении в ООН), когда дадут слово сербскому представителю. Он удивился: «А зачем?» Я объяснил, что такое приличия и чем Церковь отличается от отдела Госдепартамента США. Он засуетился, стал спрашивать у главного, когда прибудут сербы. Оказалось, их не пригласили. Очевидная подлость, и если бы не было пары человек из России, на нее никто не обратил бы внимания – а ведь это Всемирный Совет Церквей! За десять лет правила приличий изменились, но люди этого не заметили.


Игра на понижение
Элементарное внешнее благородство было отброшено. Инструментом международной политики стало демонстративное унижение целых народов. Вот в Югославии произошла тяжелая гражданская война, к разжиганию которой Запад приложил много усилий. Такие войны – страшное дело, и исторически сложилась определенная этика их завершения, позволяющая восстановить совместную жизнь. Здесь же Запад сделал все, чтобы изничтожить всякую возможность примирения и «забвения». Он унизил все воевавшие стороны, заставив их выдать своих командиров гаагскому суду и его гротескному прокурору Карле дель Понте. Сербы Боснии теперь обязаны отыскать Караджича и Младича, которые организовали их сопротивление. Они это требование саботируют, но все равно испытывают национальное унижение от того, что не в силах отвергнуть ультиматум. А в самой Сербии выдали Милошевича – и в каком состоянии теперь сознание народа!

За последние десять лет и европейская элита стала «играть на понижение». Как будто что-то сломалось в культуре. В отношении внешних норм приличия европейские СМИ «американизировались». Они практически в полном составе участвовали в «сатанизации» сербов, кампании определенно подлой, что самим журналистам было совершенно очевидно. Изменилось и отношение к войне США во Вьетнаме, которая долгие годы была пробным камнем, на котором проверялись нравственные установки политиков и газет. Эта война трактовалась гуманитарной интеллигенцией как однозначно аморальная. Ее и представляли с этой точки зрения, как символ кризиса культуры. Психолог Э. Фpомм, изучая поведение американских солдат во Вьетнаме, писал: «Во время войны во Вьетнаме было достаточно пpимеpов того, как многие американские солдаты утрачивали ощущение, что вьетнамцы принадлежат к человеческому pоду. Из обихода было даже выведено слово «убивать» и говорилось «вычищать» (wasting)».

С середины 90-х годов телевидение Западной Европы стало предоставлять экран для голливудских фильмов, обеляющих и даже прославляющих эту войну (хотя, возможно, тут европейцы пока что отстают от российского телевидения). Иные левые философы даже во весь голос заявили, что сейчас не подписали бы письма с протестом против войны во Вьетнаме. Почему? Разве они что-то новое узнали? Нет, изменились их критерии благородства.


Культ грязи
Как тягостно было смотреть на поведение молодых красивых английских моряков, которых недавно арестовали, а потом отпустили иранцы. Они хвастаются тем, что обманывали иранцев и ловко имитировали благодарность за хорошее отношение и за то, что их отпускают с подарками. И подарки они проверили и охаяли – подаренные им майки дорогой фирмы оказались контрафактными. Они плетут небылицы о том, как их мучили в застенках, и с удовольствием принимают почести, как герои. Продают издателям мемуары о своей потрясающей истории и спорят о том, как делить гонорары. Какая во всем этом пошлость и дешевая подлость. Разве не позор для английской культуры – делать из всего этого шоу?

Но главное, что такую же, по своему культурному типу, пошлость и дешевую подлость восприняла и официальная российская культура. Наше телевидение стало говорить на том же языке, с теми же ужимки, что на Западе, который «оскотинился». Стиль, конечно, свой, а тип тот же. Дикторы телевидения заговорили с ёрничеством и улыбочками, программы наполнились невежеством и дешевой мистикой. По отношению к «чужим» для США фигурам (Кастро, Чавес, Лукашенко) – ирония и плохо скрытое хамство лакея. А в отношении отодвинутой от «праздника жизни» половины населения России наша официальная культура ведет себя как в отношении низшей расы. Ее просто не замечают, как досадное явление природы, а если и упоминают, то с «романтической» или глумливой подачей, как в сериале «Улицы разбитых фонарей». Социальная драма миллионов людей не вызывает минимального уважения. Гастарбайтеры! Бомжи!

Наш «средний класс» наконец-то переборол старые нормы чести и достоинства. Они его уже не держат. Личная совесть, конечно, осталась, но она без социально контролируемых норм не столь уж действенна. Да, человек в душе раскаивается, а общество сползает в грязь. А ведь без того, чтобы восстановить обязательный минимальный уровень благородства, ни о каком сплочении для выхода из кризиса и речи быть не может. Не морализаторство нужно, а общий язык, на котором мерзость происходящего вокруг нас называется ясными для всех понятиями.

Тонкие это материи на фоне социальных драм и нависающих над нами угроз? Наверное, тонкие. Но их утрата, похоже, нам очень дорого обойдется. Трудно объяснить, почему, но это чувствуется.


Сергей Кара-Мурза

«Наше время»
 

Социальные сервисы:


Комментариев: 2

Тайные общества. Части 8-17




Антон Первушин

Тайные общества

Поиски психотронного оружия

Часть 13



Битва за Гималаи


В Тибете сошлись интересы трёх империй, России, Великобритании и Китая. Первые связи с Тибетом устанавливала ещё Екатерина II. Через калмыков она посылала дары Далай-ламе, когда они шли в Тибет на поклонение к Живому Богу.


Начиная с конца XIX-го века к Тибету проявляет колоссальный интерес Англия, которая стремилась таким образом обезопасить свои позиции в Индии – «жемчужине британской короны». Здесь в Тибете английским интересам реально противостоял лишь Китай. Англичанам удалось оттеснить своего восточного конкурента, закрепиться в Тибете и переориентировать его экономику на Индию.


В тот момент, когда Россия переживала революцию, Великобритания продолжала свою экспансионистскую политику в Тибете и любое проникновение на его территорию воспринимала неодобрительно. Англичане преграждали путь сюда и японцам. Крайне неохотно пустили они и немецкую экспедицию, которая имела определенно оккультные цели.


Придя к власти, большевики демонстративно аннулировали все «грабительские договоры», заключённые царской Россией с Англией и другими державами в эпоху «империалистического раздела мира». В число этих договоров попала и конвенция по делам Персии, Афганистана и Тибета 1907-го года. Впервые же Тибет привлёк внимание новых правителей России осенью 1918-го года. 27 сентября газета "Известия" опубликовала небольшую заметку, озаглавленную "В Индии и Тибете". В заметке шла речь о борьбе, якобы начатой тибетцами, по примеру индийцев, против «иностранных поработителей».


"К северу от Индии, в сердце Азии, в священном Тибете идёт такая же борьба. Пользуясь ослаблением китайской власти, эта забытая всеми страна подняла знамя восстания за самоопределение" (2).


Рассуждения неизвестного большевистского публициста о зреющем среди тибетцев стихийном протесте против своих угнетателей-англичан были чистым вымыслом, поскольку в тот момент никаких признаков национально-освободительного движения в Тибете не наблюдалось.


Появление же этой заметки объясняется тем, что в сентябре 1918-го ЧК освободила из Бутырской тюрьмы уже известного нам представителя Далай-ламы в России, Агвана Доржиева. Последний вместе с двумя спутниками был арестован на железнодорожной станции Урбах (недалеко от Саратова) по подозрению в попытке вывоза ценностей за пределы Советской России. На самом деле это были средства, собранные Доржиевым среди калмыков на строительство общежития при буддийском храме в Петрограде. От расстрела, почти неминуемого, Доржиева спасло лишь вмешательство НКИДа.


Условием освобождения тибетского дипломата, очевидно, стало его согласие сотрудничать с советским дипломатическим ведомством - привлечь же Доржиева к такому сотрудничеству было не очень трудно, зная о его давнишней англофобии и активной посреднической деятельности с целью привести Тибет под покровительство России. Таким образом, перед руководителем НКИДа Чичериным открылась заманчивая перспектива - завязать через Доржиева дружеские связи с Далай-ламой и другими тибетскими теократами, благодаря чему можно было бы продвинуть революцию в страны буддийского Востока и в то же время приступить к осаде главной цитадели британского империализма в Азии - Индии.


Вскоре после освобождения Доржиева, 19 октября 1918-го года состоялось заседание Русского комитета для исследования Средней и Восточной Азии, находившегося в ведении НКИДа, на котором его председатель академик Сергей Ольденбург выступил с проектом двух экспедиций - в Восточный Туркестан и Кашмир, под его собственным руководством, и в Тибет - под началом профессора Щербатского.


Обе экспедиции, хотя перед ними формально ставились чисто научные задачи, в то же время должны были служить политическим целям большевиков. Так, в проекте Тибетской экспедиции говорилось, что она «между прочим» должна собрать сведения о взаимоотношении, взаимном проникновении и влиянии монгольских племён вдоль северной границы Тибета, Однако из-за начавшейся гражданской войны, отрезавшей «красную» Москву от Восточной Сибири и Монголии, этим экспедициям не суждено было осуществиться.


Более удачливой оказалась экспедиция, организованная при поддержке НКИДа уполномоченным Коминтерна на Дальнем Востоке Шумятским. Вот что Шумятский сообщал Чичерину по поводу подготовки экспедиции в письме от 25 июля 1921-го года.


"Тиб. экспедиция мною спешно снаряжается, я вызвал в Иркутск начальника экспедиции Ямпилова проинструктировать его согласно вашим указаниям. Жду присылки радиоаппарата и тех вещей, на которые я оставил вам выписку. Мы выработали маршрут для экспедиции с расч„том обойти все опасные пункты. Весь путь рассчитан на 45-60 дней, считая остановки и возможные задержки. Начальника конвоя ищу из числа калмыков-коммунистов. На днях один из кандидатов приедет ко мне для ознакомления, 22-го июля, в крайнем случае, 4 августа экспедиция выступает в путь. Ранее приобретённые прежними организаторами верблюды экспедиция не возьмёт, ибо гораздо конспиративнее следовать на наёмных верблюдах, как пилигримы. Сампилон мною уже вызван в Иркутск. Он сейчас с головою увяз в работу в Монголии. Пришлось его оттаскивать от работы. При приезде немного его обработаю и пошлю к Вам для полировки и для того, чтобы Вы познакомились с ним лично, окончательно решим, стоит ли его посылать или нет" (2).


Проблема подбора кандидата на роль «начальника конвоя» разрешилась быстро. Им стал калмык-коммунист Хомутников (настоящее имя - Василий Кикеев), командир Калмыцкого кавалерийского полка Юго-Западного и Кавказского фронтов.


После долгого и трудного путешествия, 9 апреля 1922-го года экспедиция Щербатского-Хомутникова достигла Лхасы. Далай-лама встретил посланцев довольно настороженно. Аудиенция состоялась на следующий же день в зимнем дворце правителя в Потале. В первую очередь Далай-лама поинтересовался судьбой Доржиева.


- Не расстреляли ли Советы Атвана Доржиева? Здоров ли он, чем занят? Говорят, что Советы расстреляли наших единоверцев-калмыков.


Хомутников, конечно же, постарался рассеять подозрения тибетского первосвященника, для чего в ход было пущено заранее заготовленное письмо Доржиева.


Но началась аудиенция с ритуала приветствия Наместника Будды и поднесения ему подарков от лица Советского правительства - сто аршин парчи, золотые часы с монограммой "РСФСР", серебряный чайный сервиз и, наконец, «чудесная машина» - небольшой радиотелеграфный аппарат. Вместе с подарками Далай-ламе было вручено официальное послание Советского правительства за подписью Карахана, заместителя Чичерина. Каких-то особенных результатов, кроме разведывательных данных, эта экспедиция не принесла. Далай-лама не спешил разрывать договоры с Великобританией, тем более, что британцы поставляли Тибету оружие и военных советников для войны с Китаем. Свой отчёт о путешествии Хомутников подал в НКИД 28 октября. О том, какого рода сведения были добыты им в поездке, говорят хотя бы заголовки основных разделов этого документа: "Далай-лама и его настроение", "Министры "Далай-ламы", "Тибет и Англия", "Тибет и Китай", "Тибетская армия" и так далее.


Почти сразу речь зашла об организации следующей экспедиции, цель которой была, так сказать, закрепление успеха первой. Такая экспедиция под видом каравана паломников состоялась в 1924-ом году, и вошла в Лхасу 1 августа. Возглавлял е„ сотрудник Восточного отдела НКИДа Борисов.


Однако для нас прежде всего представляет интерес другая экспедиция - экспедиция, цели и обстоятельства которой, несмотря на её давность, до сих пор держатся в глубочайшей тайне. Это знаменитая Трансгималайская экспедиция Николая Константиновича Рериха.
(Опущен дискурс в биографию Рериха).


Большевистскую революцию Николай Константинович Рерих воспринял неоднозначно. С одной стороны, он резко осуждал революционное насилие и вандализм (ещё бы не осуждал, ведь его коллекции и картины большевики реквизировали в первые же дни после прихода к власти), с другой стороны - принимал всё случившее с Россией как знамение исторических судеб, неизбежную мировую катастрофу, а потому стремился наладить сотрудничество с большевиками. Именно этим неоднозначным взглядом на происходящее в его родной стране можно объяснить и многие последующие противоречивые поступки Николая Константиновича.


В день большевистского переворота Рерих находился на лечении в Финляндии. Именно независимость Финляндии спасла семью Рерихов от «красного террора». Художник всегда любил подчёркивать, что он никуда не эмигрировал - эмигрировала страна, в которой он проживал.


В 1918-ом году Рерих получил письмо из Стокгольма. Там с предвоенной Балтийской выставки оставались картины русских художников, а среди них и работы Рериха. Автор письма, профессор Оскар Биорк, приглашал художника устроить в Стокгольме персональную выставку из старых и новых работ, сделанных в Финляндии. Рерих дал своё согласие. Выставка открылась 8 ноября 1918-го года.


В тот же день во время презентации к художнику обратился один весьма странный человек с предложением о турне по Германии на очень выгодных условиях. Вот как Рерих описывает этот эпизод в своём эссе "Призраки", "В Швеции на выставку явился таинственный господин с невнятной фамилией, спрашивает:
- Вы собираетесь в Англию?
- Откуда вы это знаете?


- Многое знаем и пристально следим. Не советуем ехать в Англию. Там искусство не любят и ваше искусство не поймут. Другое дело в Германии. Там ваше искусство будет оценено и приветствовано. Предлагаем устроить ваши выставки по всей Германии и гарантируем большую продажу. А чтобы не сомневались, можно сейчас же подписать договор и выдать задаток. Призрак с задатком" (59).


По всей видимости, это первый случай контакта Николая Рериха с представителем внешней разведки Советской России. В том, что «призрак с задатком» был именно советским разведчиком можно не сомневаться. Дело в том, что как раз в это время в Германии шла подготовка к вооружённому коммунистическому восстанию. Правительство Германии предпринимало отчаянные усилия по предотвращению его и подавлению вспыхивающих то тут, то там очагов немецкой революции. В частности, был выявлен центр агитации, которым, как, наверное, того следовало ожидать, оказалось советское посольство в Берлине. Министр иностранных дел Зольф санкционировал вскрытие многочисленных деревянных ящиков, приходивших на адрес посольства в Берлине. Вскрытие показало, что все они были туго набиты подрывными листовками, напечатанными в России, и брошюрами Ленина "Государство и революция". Советская миссия была выдворена из Берлина.


Спецслужбам большевиков пришлось искать новый каналы для поставки агитационных материалов. Им показалось, что Рерих - самая подходящая кандидатура на роль «контейнера», кто будет «потрошить» багаж всемирно известного художника и учёного. Рерих отказался тогда от этой роли. Он пока ещё считал таких людей, как «призрак» из советской разведки «наглыми монстрами, которые врут человечеству». Более того, в те же дни Николай Константинович начал писать обличительные статьи для колчаковской прессы.


"Вульгарность и лицемерие. Предательство и продажность. Извращение святых идей человечества. Вот что такое большевизм," - так характеризовал Рерих новых хозяев России в воззвании Русского Освободительного Комитета, которое вошло в конце 1919-го гола в изданный в Берлине сборник "Мир и работа" ("Friede und Arbeit"). Художник уже переехал к тому времени в Лондон и работал над новой декорацией для дягилевского "Половецкого стана".


Однако и в «белом» движении Рерих скоро разочаровался. Особенно после того, как была разгромлена армия Колчака, в которой служил его брат. Конечно, Рерих пока ещё не проявляет желания впрямую сотрудничать с большевиками, но мысль такая у него появляется. Об этом косвенно свидетельствует письмо художнику Тенишевой от 25 января 1920-го года:
"Деятельность большевиков и их агентов усилилась. Мне предлагали крупную сумму, чтобы войти в интернациональный журнал. Всё на почве искусства и знания. С этими козырями они не расстаются".


Ниже он добавляет:
"И есть надежда, что что-нибудь, совершенно неожиданное, может повернуть наши события. Думаю, что будет что-то совсем новое" (59).


28 июня 1920-го года семья Рерихов получает долгожданные визы в Британскую Индию. Но вместо того, чтобы отправиться в страну своей мечты, покупает билеты в Соединённые Штаты.


Существует несколько версий, почему Рерихи изменили свои планы. Одна из них исходит от самого Николая Константиновича. В том же письме, где он упоминает предложение большевиков войти в коминтерновсхий журнал сообщает и о приглашении, поступившем от института Карнеги в Питсбурге. Однако версия эта представляется несколько легковесной, ведь мы помним сколько лет и усилий затратил Рерих, чтобы добиться разрешения на посещение Индии, и вдруг такой финт!


Беликов и Князева в биографии художника, изданной в серии "Жизнь замечательных людей" утверждают, что Рериха пригласил в США некий Чикагский институт с предложением провести турне по городам Америки. Тот же ответ.


Писатель Гребенщиков, сообщает нам ещё одну причину: художник приехал в Америку «на случайно полученные за одну из лучших картин деньги». Почему же тогда не в Индию? Там бы ему эти деньги особенно пригодились.


Новую версию выдвигает историк Олег Шишкин (59-61). Звучит она очень убедительно, поскольку сразу объясняет все «странности» этого переезда и даёт ответ на вопрос, что это за «призраки» (или может быть Учителя?) покровительствовали Николаю и Елене Рерихам на протяжении второй половины их жизни. Для пояснения своей мысли Олег Шишкин приводит несколько цитат.


Обратимся и мы к ним.
Владимир Ильич Ленин в интервью, данном 5 октября 1919 года корреспонденту американской газеты "The Chicago Daily News", заявил: "Мы решительно за экономическую договоренность с Америкой, - со всеми странами, но особенно с Америкой".


Его слова дополнил начальник Англо-американского отдела ИНО ОГПУ Мельцер:
"Основная наша задача в Америке - это подготовка общественного мнения к признанию СССР. Это задача огромной важности, так как в случае удачного исхода мы бы наплевали на всех. Если бы Америка была с нами, то во внешней политике мы меньше считались бы с Англией и, главное, с Японией на Дальнем Востоке. А в экономическом отношении это было бы спасением, ибо в конце концов все капиталы сконцентрированы в Америке".


И третья цитата на закуску. Свидетельствует Зинаида Фосдик:
"В 1922 году я присутствовала на встрече Рериха с одним из возможных кандидатов на пост президента от республиканской партии. Это был человек выдающегося ума, лишённый обычного для того времени предубеждения против советского строя. Помню, с каким сочувствием он отнёсся к программе, которая, по мнению Рериха, могла бы иметь самые благие последствия для мира. А пункты этой программы были: признание Советской страны, сотрудничество с нею, тесный экономический союз. Осуществись такая программа - и многое в нашей жизни пошло бы по-другому".


Таким образом, Рерих поехал в Америку за тем, чтобы лоббировать признание Советской России, к которой всего три года назад относился с плохо скрываемой ненавистью. Олег Шишкин объясняет это тем, что Рерих в 20-ом году всё-таки поддался на уговоры «призраков» из Иностранного отдела ОГПУ и стал следовать их указаниям, Я склонен поддержать эту версию с одной принципиальной оговоркой. Вполне в духе Рериха было бы пойти на такое сотрудничество при сохранении, во-первых, его статус-кво - художника, учёного, мистика, а во-вторых, при поддержке его начинаний, то есть задуманных на ближайшее будущее экспедиций в Азию. Поскольку это не расходилось с планами советской разведки, Рериху был выдан карт-бланш. Позволив чекистам себя использовать, Николай Константинович рассчитывал сам использовать их для реализации своих замыслов - и на оккультном «фронте» в том числе. Думаю, Рерих сумел даже выторговать себе «особое отношение», при котором его фамилия не должна была фигурировать в списках секретных сотрудников. Это косвенно подтверждается тем, что пока не обнаружено документов, которые бы однозначно свидетельствовали в пользу версии Шишкина (56). Впрочем, не все ещё архивы рассекречены.


Итак, приехав в Америку, семья Рерихов занимается агитацией местных финансовых и политических тузов за признание Советской России. Заодно идёт активная подготовка к экспедиции в Тибет, которая наконец состоялась в 1925-27-ом годах. Любопытно, что проходила она под американским флагом. Но об этом в следующем разделе.





Тайные общества

Поиски психотронного оружия

Часть 14



Развенчанный Тибет


Принято считать, что Центрально-Азиатская экспедиция Рериха имела научно-художественный и религиозный характер. Сам Николай Константинович утверждал (и, возможно, верил в это), что главная задача экспедиции состоит в «воссоединении восточных и западных буддистов под высокой рукой Далай-ламы». В ходе торжественной аудиенции Рерих намеревался вручить Далай-ламе грамоту, содержащую его предложения, и вместе с ней орден Будды Всепобеждающего. Однако дальнейшее развитие событий показывает, что эта задача была лишь прикрытием. И не самым убедительным.


Осенью 1925-го году к экспедиции Рериха, продвигавшейся в то время по Индии, присоединяется наш старый знакомец Яков Блюмкин. Под видом паломника-исмалиита он проник на территорию Афганистана, а оттуда – в Индию. Там он сменил имидж, прикинувшись монгольским ламой. 17 сентября Блюмкин прибыл в столицу княжества Ладакх - Лех, расположенный на территории Британской Индии, и встретился с экспедицией Рериха. Вот как художник описывает эту встречу в своём дневнике:
"Приходит монгольский лама и с ним новая волна вестей. В Лхасе ждут наш приезд. В монастырях толкуют о пророчествах. Отличный лама, уже побывал от Урги до Цейлона. Как глубоко проникающа эта организация лам!" (45).


Рерих восхищался новым спутником:
"Нет в ламе ни чуточки ханжества и для защиты основ он готов и оружие взять. Шепнёт: "Не говорите этому человеку - всё разболтает", или: "А теперь я лучше уйду". И ничего лишнего не чувствуется за его побуждениями. И как лёгок он на передвижение!" (45).


Таким образом, несостоявшийся комиссар экспедиции Барченко становится комиссаром экспедиции Рериха.


На рассвете 19-го сентября караван вышел из Леха. Но лама Блюмкин покинул караван ещё ночью. О своем уходе Блюмкин предупредил лишь отца и сына Рерих, сообщив, что вновь присоединится к экспедиции через три дня, дождавшись их в приграничном монастыре Сандолинг. Яков отправлялся на изучение района.


В таком же духе Блюмкин продолжает действовать и дальше. Он появляется внезапно, сообщает, где и когда его можно снова увидеть и исчезает в ночи, проводя, как и полагается военному разведчику, подробнейшую рекогносцировку местности.


24 сентября, лама Блюмкин объявляется на стоянке в костюме уроженца мусульманина-купца из Яркенда. И здесь Рерих впервые занёс в дневник ошеломляющую подробность: "Оказывается наш лама говорит по-русски. Он даже знает многих наших друзей".


Среди общих знакомых - Агван Доржиев. С ним Рерих познакомился ещё до революции во время отделки и росписи буддийского храма в Санкт-Петербурге. Второй - это народный комиссар иностранных дел Чичерин, известный Рериху ещё со времен учёбы в университете.


Пораженный всезнанием Блюмкина, Рерих снова записывает в дневнике:
"Лама сообщает разные многозначительные вещи. Многие из этих вестей нам уже знакомы, но поучительно слышать как в разных странах преломляется одно и то же обстоятельство. Разные страны как бы под стеклами разных цветов. Еще раз поражаешься мощности и неуловимости организации лам. Вся Азия, как корнями, пронизана этой странствующей организацией" (45).


Вот так, удивляясь и восхищаясь своим "ламой", члены экспедиции дошли до китайской границы и 3 октября уже держали курс на Хотан. Пройдя с экспедицией Западный Китай, Блюмкин прибыл в Москву в июне 1926-го года. Вместе с ним приезжает в Москву и Рерих. Впереди – последний бросок к Тибету, и Николай Константинович хочет окончательно расставить точки над i в своих отношениях с новыми покровителями. Именно Яков по воспоминаниям Розонель Луначарской привёл Николая Константиновича в гости к наркому просвещения. Она рассказывала потом как "с Рерихом было интересно и одновременно жутко", как сидел у них в гостиной «этот недобрый колдун с длинной седой бородой, слегка раскосый, похожий на неподвижного китайского мандарина» (62,63).


Когда 13 июня 1926-го года Рерих приехал в Москву, он в первый же день встретился с начальником Спецотдела при ОГПУ Глебом Бокием. Разговор шёл о Шамбале, под которой подразумевался Западный Тибет. Бокий познакомил художника с результатами опытов Барченко и, возможно, с планами ЕТБ.


Кроме Луначарского и Бокия, Рерих посещал во время своего пребывания в Москве Ягоду, Трилиссера и Чичерина. Видимо, в это время была наконец сформулирована конкретная и тайная цель экспедиции. О ней Николай Константинович проговорился в дружеской беседе с Генеральным консулом СССР в Китае Александром Быстровым-Запольским. Тот запишет в дневнике следующее.


"Сегодня приходил ко мне Рерих с женой и сыном. Рассказывал много интересного из своих путешествий. По их рассказам, они изучают буддизм, связаны с махатмами, очень часто получают от махатм директивы, что нужно делать. Между прочим они заявили, что везут письма махатм на имя т. Чичерина и Сталина. Задачей махатм будто бы является объединение буддизма с коммунизмом и создание великого восточного союза республик. Среди тибетцев и индусов, буддистов, ходит поверье (пророчество) о том, что освобождение их от иностранного ига прид„т именно из России от красных (Северная красная Шамбала). Рерихи везут в Москву несколько пророчеств такого рода.


Из слов Рерихов можно понять, что их поездки по Индии, Тибету и Зап. Китаю - выполнение задач махатм, и для выполнения задания махатм они должны направиться в СССР, а потом якобы в Монголию, где они должны связаться с бежавшим из Тибета в Китай "Таши-ламой" (помощником Далай-ламы по духовной части) и вытащить его в Монголию, а уже оттуда двинуться духовным шествием для освобождения Тибета от ига англичан" (2, 60).


Замысел НКИДа и ИНО ОГПУ становится понятным. Рерих должен способствовать смещению несговорчивого Далай-ламы и замене его фигурой, которая более устроит большевиков. Рерих и сам верит в то, что смещение Далай-ламы необходимо. В книге "Алтай-Гималаи" он выскажется по этому поводу однозначно:
"Духовный водитель Тибета вовсе не Далай-лама, а Таши-лама, о котором известно всё хорошее, Они (тибетцы) осуждают теперешнее положение Тибета сильнее нас. Они ждут исполнения пророчества о возвращении Таши-ламы, когда он будет единым главою Тибета и Драгоценное Учение при нём процветёт снова. .... По всему Тибету передаётся пророчество, вышедшее из монастыря Данджилинг, о том, что нынешний XIII Далай-лама будет последним ... . Слышно, что Таши-лама, находясь сейчас в Монголии, занят утверждением мандалы буддийского учения. От этого нужно ждать благодетельных последствий, ибо Тибет так нуждается в духовном очищении" (45).


Более того, Николай Константинович видел в Таши-ламе 25-го Владыку Шамбалы Ригден-Джапо, который являлся для него безусловным авторитетом. Вот какой панегирик он посвятил Ригдену-Джапо в своём рассказе "Шамбала сияющая". "Как алмаз, сверкает свет на Башне Шамбалы. Он там - Ригден-Джапо, неутомимый, вечно бодрствующий на благо человечества. Его глаза никогда не закрываются. В своем магическом зеркале он видит все земные события. И могущество его мысли проникает в далекие земли. Для него не существует расстояния; он может в мгновение ока оказать помощь достойным. Его яркий свет может уничтожить любую тьму. Его неисчислимые богатства готовы для помощи всем нуждающимся, тем, кто отдал себя на служение во благо справедливости. Он может даже изменять карму людей" (46).


Совершенно ясно, что возвращение Таши-ламы в Лхасу при содействии Рерихов или без него, вызвало бы социальный взрыв в Тибете и, возможно, религиозную войну, Но, по-видимому, именно на это и рассчитывали «призраки» из НКИДа и ОГПУ, поддерживая и направляя Николая Рериха в его исканиях.


Экспедиция, заручившись поддержкой советского руководства, и, как следствие, быстро получив все необходимые документы, отправляется в путь. Первоначально, в марте 1927-го года, экспедиция остановилась в Урге (Улан-Батор), где к ней присоединились отставшие участники (среди них был лечащий врач Елены Рерих и мартинист Константин Рябинин, написавший впоследствии книгу "Разоблачённый Тибет") и были совершены последние закупки.


Елена Ивановна вела общее руководство по хозяйственному снабжению - закупалась провизия, дорожные вещи и одежда для проводников. Сам Николай Константинович отдавал распоряжения прибывшему в Ургу представителю нью-йоркского Музея Рериха Лихтману. Зная о том, что Рерих собирается нанести визит самому Далай-ламе, Лихтман привёз подарки для «живого Бога», ковёр из бизоновой шкуры стоимостью пятьсот долларов, мексиканское седло с лукой, серебряные старинные кубки и старинную парчу.


О том, что советское правительство было чрезвычайно заинтересовано в успехе Трансгималайской экспедиции, говорит хотя бы тот факт, что Рериху были предоставлены пять больших дорожных автомобилей, хотя их доставка в Ургу была связана с невероятными трудностями, Константин Рябинин в своих записках отметит:
"Когда мы выехали из Урги и потом, в дороге, у меня было представление, что на профессора возложено Москвой какое-то важное поручение в Тибет".


Другого объяснения энтузиазму советских властей он не находит.


Тем не менее, сама экспедиция проходила под американским флагом, и между её участниками существовала договорённость, «по буддийским странам придётся идти как буддистам, в Тибете - под знаком Шамбалы, в других же под американским, советского паспорта нельзя показывать» (52).


От пограничного монастыря Юм-бейсе в Северной Монголии (далее идёт так называемая Внутренняя Монголия, китайская) экспедиция караванов на 41 верблюде отправилась в путь. Первую остановку (на целый месяц) она сделала в посёлке Шибочен. Это было связано с тем, что у верблюдов началась линька, они ослабли и могли двигаться дальше. Затем стоянка экспедиции была перенесена на одно из монгольских пастбищ, где её навестили китайские таможенники, затребовавшие пошлину за купленных животных каравана, и посольство местного князя Курлык-бейсе.


19 августа 1927-го года экспедиция снова снимается с места. Перейдя хребет Гумбольдта и Риттера, в Цайдаме Рерихи встречают тяжко больного чиновника из Лхасы Чимпу, которого берут на своё попечение, обещая довезти до тибетских властей и рассчитывая при контактах с ними на его авторитет и помощь. По совету Чимпы было сделано желтое Далай-ламское знамя с надписью по-тибетски "Великий Держатель Молнии" (один из титулов Далай-ламы).


Первый тибетский пост встретился им у озер Олун-нор. Состоял он из местных жителей (своеобразной милиции), которые поинтересовались, куда экспедиция направляется и без долгих разговоров пропустили её. А вот дальше начались проблемы.


Достигнув посёлка Шингди, что в горах Танг-ля, Рерихи были вынуждены дожидаться представителей Верховного комиссара народа хор (хор-па) - генерала Хорчичаба и князя Кап-шо-па (Командующего Востоком, Вращающего Колесо Правления). Узнав, что экспедиция идёт в Лхасу, генерал запросил власти Тибета и началась, по словам Рябинина, «обычная в Тибете волокита». Рерихам было категорически заявлено, что от Далай-ламы имеется указ никого из европейцев далее не пропускать и что если экспедиция будет продолжена самовольно, то всех арестуют, а руководителям отрубят головы. Кап-шо-па, молодой человек 24 лет, бывший Далай-ламский гвардеец, сказал, что напишет Далай-ламе письмо, а также уведомит гражданского губернатора в Нагчу (ближайший город) о нуждах экспедиции. Разговор с ним вёл Юрий Николаевич Рерих. При этом он обращался к своим товарищам по-английски, соблюдая конспирацию.


Дважды навестил стоянку и сам генерал. В первый раз - торжественно, с большой помпой и свитой, другой - проще. При этом он с подозрением осматривал палатки и дорожные вещи экспедиции. Ему было сказано, что экспедиция - это западные буддисты, везущие дары Далай-ламе и послание, которое может быть передано только лично его Святейшеству.


Скорого ответа из Лхасы генерал не получил и со всем лагерем снялся, оставив экспедицию под надзором своего майора и десятка солдат. В результате более пяти месяцев экспедиция простояла на подходах к Лхасе, страдая от холода и испытывая острейшую нужду в продовольствии, Рерихи постоянно слали письма и Далай-ламе, и нагчуским губернаторам, и резиденту в Сиккиме, но в ответ получали только отговорки и отписки. Не помог даже переезд в Нагчу, поближе к бюрократам, и в конце концов Николай Рерих отказался от мысли попасть в Лхасу. 4 марта 1928-го года путешественники отправляются назад.


Так хорошо задуманную и подготовленную экспедицию Рериха не пустили в Лхасу, хотя, вроде бы, никаких оснований для этого не было. Что же произошло. Оказывается, с самого начала экспедиции, ещё с Индии, за Николаем Рерихом и его семьей вели наблюдение агенты британской разведки. Среди них был знаменитый подполковник Бейли - политический резидент в гималайском княжестве Сикким. В своё время он пытался организовать контрреволюционный мятеж в Ташкенте, затем, уже будучи тибетологом с мировым именем, был направлен в сердце Гималаев, чтобы охранять интересы Британской империи в этом регионе.


Бейли высоко ценил художественные и научные достижения семьи Рерихов, хорошо знал об их миротворческой деятельности. И тем не менее это не помешало ему отдать приказ тибетскому правительству остановить экспедицию Рериха, следовавшую через пустыню Гоби в Тибет, мотивировав это тем, что Рерих является агентом «красных русских» (2). И приказ этот, как мы видели, был исполнен.





Тайные общества

Поиски психотронного оружия

Часть 15



Чижевский, Васильев, Турыгин


В связи с Кажинским следует вспомнить фамилию ещё одного учёного, занимавшегося разработками психотронного оружия в середине 20-х годов - Александра Леонидовича Чижевского. Именно с подачи Бернарда Бернардовича в конце 1923-го Чижевский стал сотрудником Лаборатории зоопсихологии.


Александр Леонидович вслед за Кажинским отстаивал идею о наличии в клетках и органах «образований, тождественных элементам радиосхемы». Вообще же, спектр интересов Чижевского в этой области был необычайно широк. Например, в архиве АН СССР до сих пор хранятся две работы Александра Леонидовича, названия которых говорят сами за себя, "От астрологии к космической биологии (к истории вопроса о внешних влияниях на организм)" и "О передаче мысли на расстояние". Обе написаны во второй половине 20-х годов.


Но более всего интересовали Чижевского вопросы индивидуального и массового внушения. По этому поводу он написал целую книгу "Физические факторы исторического процесса", вышедшую в 1924-ом году в Калуге. В этой книге, принесшей ему впоследствии так много неприятностей, Александр Чижевский склоняется к мысли, что «явления внушения - единичного и массового – могут быть объяснены путём электромагнитного возбуждения центров одного индивида соответствующими центрами другого» (18). Вслед за этим он затрагивает очень по тем временам «щекотливый» вопрос:
"История изобилует красноречивыми фактами массового внушения. В сущности, не совершилось ни одного исторического события с участием масс, где нельзя было бы отметить внушения, подавляющего волю единиц. Это внушение в некоторых случаях не ограничивалось только какой-либо группой людей, но охватывало города и целые страны, и следы его на протяжении долгого времени сохранялись в политических или военных партиях, передаваясь из рода в род и отражаясь в различных произведениях искусства. Так внушение в ходе исторического процесса я психической эволюции человечества приобретает огромное значение первостепенной важности".


Александр Леонидович предположил, что «сила внушения-влияние единичных лиц на массы - возрастёт с усилением пятнообразовательной деятельности Солнца». Анализ многочисленных исторических событий, пишет учёный, показал, что "...влияние на массы ораторов, народных вождей, полководцев не всегда имеет одинаковую силу и колеблется не только периодически по этапам солнечного цикла, но даже и по временам года ... . Поэтому возникает предположение, что увеличение пятнообразовательной деятельности Солнца, связанное с увеличением его электрической энергии, оказывает сильнейшее влияние на состояние электромагнитного поля земли, так или иначе возбуждая массы и способствуя внушению" (18).


Обосновываемая Чижевским «теория зависимости поведения масс от космического влияния, рассматривалась им не как некая теоретическая отвлечённость, а как руководство к действию».


"Государственная власть должна знать о состоянии Солнца в любой данный момент. Перед тем, как вынести то или иное решение, правительству необходимо справиться о состоянии светила: светел, чист ли его лик или омрачён пятнами? Солнце - великий военно-политический показатель: его показания безошибочны и универсальны. Поэтому государственная власть должна равняться по его стрелкам: дипломатия - по месячной, стратегия – по суточной. Военачальники перед каждым боем должны знать о том, что делается на Солнце".


Вот так, ни больше, ни меньше. Чем не оккультизм? Всё-таки, когда учёным приходится работать в новой для них области, в их головах могут возникать совершенно неожиданные и удивительные гипотезы.


В то же время Наркомат обороны проводил свою серию исследований. Их принято связывать с именем Леонида Леонидовича Васильева, с 1932 года возглавившему группу в ленинградском Институте мозга, которой до того руководил академик Бехтерев (он умер в 27-ом году). Теперь уже вполне открытым текстом группе было приказано «начать экспериментальное исследование телепатии с целью, по возможности, выяснить её физическую природу». Исследования велись в течении почти пяти с половиной лет – с 1932-го по 1937-й год включительно, Васильев располагал большим материалам по работам Бехтерева в этой области. Однако опты академика были прикидочными. Васильеву же хотелось большей научной точности и убедительности. В журнале "Вестник знания" он напечатал программную статью "Биологические лучи", в которой заявил категорически, "Отвергать возможность телепатии, значит, идти против физического понимания жизни".


Группа Васильева состояла всего из пяти научных сотрудников-физиологов, врача-гипнолога и инженера-физика. За рабочую гипотезу решили принять электромагнитную теорию «мозгового радио». Были изготовлены металлические камеры. Испытуемых сначала помещали в эти камеры, потом опыты проводились вне камер. Выяснилось, что разницы нет никакой. Явление телепатии фиксировалось одинаково и в камере, и вне её. Значит, железные стенки камер не являются препятствием для телепатического излучения. Получается, что опыты Кацамалли были ошибочными. В роли индуктора, то есть человека, посылавшего мысленные задания, нередко выступал сам Леонид Леонидович. Он был отличным индуктором. Прошли даже два успешных опыта из Севастополя на расстояние 1700 километров!


В 1938-ом году опыты по телепатии были запрещены. Новый директор института, руководствуясь, видимо, указаниями вышестоящих организаций, «не допускал возможности существования телепатии» (20).


Параллельно с группой Васильева, но ничего не зная о ней, в Москве работали специалисты Лаборатории биофизики АН СССР, возглавляемой академиком Лазаревым. Научное руководство темой было поручено ученику и последователю академика профессору Сергею Яковлевичу Турлыгину.


В отличие от Леонида Васильева, результаты, полученные профессором Турлыгиным, в основном не противоречили электромагнитной гипотезе. Физик и радиоинженер, специализирующийся в области биофизики, он как никто другой был способен решить чисто физический аспект стоявшей перед ним задачи.


К сожалению, Турлыгину не удалось опубликовать результаты своей работы в полном объеме: его рукопись, озаглавленная "Излучение электромагнитных волн человеком", объемом около 70 машинописных страниц так и осталась в столе. Однако её сокращенный вариант всё-таки был напечатан в 1942-ом году. Ниже я постараюсь максимально кратко изложить основное содержание этих двух работ Сергея Яковлевича.


"Приходится признать, - подводил Турлыгин своих исследований в области психотроники, - что действительно существует некий физический агент, устанавливающий взаимодействие двух организмов между собой... Чисто оптическая картина действия экранов, отражения этого агента от зеркал и дифракционные явления заставляют думать, что этим агентом является электромагнитное излучение, одна из волн которого лежит в области 1,8-2,1 мм" (18).


При подготовке и проведении экспериментов Турлыгин проявил немало изобретательности. В экспериментах участвовало три человека; испытуемый, гипнотизер (индуктор), экспериментатор. Измерительный прибор - секундомер. Задача испытуемого - уловить мысленный приказ индуктора «падать назад». Предоставленный сам себе, испытуемый падал через одну-две минуты после команды, "Начинаем!" В случае же, когда к этой команде присоединялся мысленный приказ "падать назад", время начала падения сокращалось до 2-10 секунд. Измеренное секундомером время, прошедшее от начала мысленного воздействия до начала падения испытуемого, было основным критерием результативности воздействия.


Эксперименты проводились в звукоизолированной комнате. В одном её месте стояла сплошь обитая свинцом будка. В ней размещался индуктор. На уровне его лица находился патрубок (труба), выходящий из будки наружу. Испытуемые ставились затылком к патрубку на расстоянии до двух метров от него. Предполагаемое излучение индуктора должно было, считал Турлыгин, проходить через отверстие патрубка и падать на свинцовый экран, должный, предположительно, задерживать излучение. Последнее могло также падать либо на эбонитовое или медное зеркало, способное, как предполагалось, отражать его поток, либо на дифракционную решётку, давая картину дифракции - максимумы и минимумы плотности энергии. В ряде случаев поток мог проходить между пластин конденсатора. Пройдя через экран, дифракционную решетку, пластины конденсатора, либо отразившись от зеркала, излучение падало на испытуемого. Таким образом, исследовалась чисто физическая картина явления.


В ходе экспериментов выяснилось, что свинцовый экран задерживает излучение. Это проявлялось в увеличении времени начала падения испытуемого в сравнении со временем падения в опытах без экрана. Опыты с зеркалом подтвердили наличие излучения и «оптический» закон его отражения. Опыты с дифракционной решеткой позволили определить длину волны излучения – она оказалась в диапазоне 1,8-2,1 мм. Однако излучение не отклонялось в электрическом поле конденсатора.


Интересны заключительные замечания Турлыгина:
"...с точки зрения физики самым существенным является тот факт, что поведение объекта (испытуемого) - продолжительность экспозиции - даёт чёткую оптическую картину, которую можно объяснить только наличием лучистой энергии - луча".
Он не сомневался в реальности зарегистрированного им излучения: "указанные опыты не оставляют у нас сомнения в наличии излучения, исходящего из организма человека
" (18).


Результаты, полученные Турлыгиным, в основном не противоречили электромагнитной гипотезе, хотя Сергей Яковлевич считал, что по некоторым параметрам зарегистрированное им излучение отличается от электромагнитного. Однако дальнейшие работы Лаборатории биофизики были заморожены с началом 1939-го года.


***
Как и в любом большом деле, не обходилось без откровенных спекуляций. Так, 15 марта 1934-го года "Ленинградская правда" сообщила, что «за научные заслуги учёные ленинградского филиала Всесоюзного института экспериментальной медицины академик И.П.Павлов, профессор А.Д.Сперанский и молодой научный сотрудник Г.С.Календаров награждены персональными автомобилями». Чем же заслужил столь высокую оценку никому доселе неизвестный научный сотрудник. Оказалось, что Календаров обещал представителям ОГПУ разработать способ непосредственного и целеноправленного воздействия на психику человека посредством радиоволн.


Многообещающее заявление Календарова вполне соответствовало его характеру. Этот бойкий молодой человек любил председательствовать на различных собраниях, ездил с продотрядом по деревням и из рядового продармейца быстро дорос до комиссара. В 1922-ом году он по личной рекомендации Фрунзе перешёл в Военно-медицинскую академию в Ленинграде. Пролетарское происхождение и «боевые» заслуги открыли ему дорогу в аспирантуру Всесоюзного института экспериментальной медицины. Как и следовало ожидать, выполнить своих громких обещаний Календаров не сумел (22).





Тайные общества

Поиски психотронного оружия

Часть 16



Гипноз на службе у НКВД

В то время, когда специалисты Института Мозга и Лаборатории биофизики бились над экспериментальным обоснованием электромагнитной гипотезы телепатии и внушения, Наркомат внутренних дел уже разыскивал и отбирал людей, природные способности которых позволяли реализовать эти явления в деле.

Одним из таких людей должен был стать Вольф Григорьевич Мессинг. Этот человек, выходец из нищей еврейской семьи, прославился своими публичными выступлениями с демонстрацией телепатических опытов. Однако мало кто знает, что Гитлером за его голову была назначена награда в 200 тысяч немецких марок, а советские компетентные органы пытались привлечь его к работе по распутыванию сложных уголовных дел. Сам Иосиф Сталин проявлял живой интерес к способностям Мессинга и даже пригласил на «собеседование» в Кремль. Произошло это так.

Мессинг гастролировал в Белоруссии. Во время выступления на одной из клубных сцен Гомеля, к нему подошли два человека в форменных фуражках. Прервав опыт, они извинились перед залом и увели Мессинга. Посадили в автомобиль. Мессинг чувствовал, что ничего плохого они не замышляют, поэтому сказал:

- В гостинице за номер заплатить надо...

Чекисты рассмеялись:

- Не волнуйтесь, заплатят.

- Чемоданчик мой прихватить бы, - намекнул Мессинг.

- И чемоданчик никуда не денется.

И действительно чемоданом ему вернули в ту же ночь. Мессинга привезли в Москву и представили Сталину. Тот его узнал сразу. И по наивности ляпнул:

- А я вас на руках носил.

- Как это на руках? - удивился Сталин.

- Первого мая... На демонстрации.

Разговор был долгим и «пёстрым». Сталина интересовало положение в Польше, встречи Мессинга с Пилсудским и другими руководителями Речи Посполитой.

Отпуская Вольфа Григорьевича, Сталин сказал:

- Ох! И хитрец вы, Мессинг.

- Это не я хитрец, - ответил Мессинг непринуждённо. - Вот вы так действительно хитрец! (33).

Со Сталиным Мессинг встречался и позже. Вероятно, именно по поручению вождя были всесторонне проверены способности Мессинга. Было, например, такое задание: получить 100 тысяч рублей в Госбанке по чистой бумажке. Опыт этот чуть не закончился трагически.

- Я подошёл к кассиру, - вспоминает Мессинг, - сунул ему вырванный из школьной тетради листок. Раскрыл чемодан, поставил у окошечка на барьер. Пожилой кассир посмотрел на бумажку. Раскрыл кассу. Отсчитал 100 000. Закрыв чемодан, я отошёл к середине зала. Подошли свидетели, которые должны были подписать акт о проведенном опыте. Когда эта формальность была закончена, с тем же чемоданчиком я вернулся к кассиру. Он взглянул на меня, перевёл взгляд на чистый тетрадный листок, насаженный им на гвоздик с погашенными чеками, на чемодан, из которого я начал вынимать тугие нераспечатанные пачки денег. Затем неожиданно откинулся на спинку стула и захрипел. Инфаркт! К счастью, он потом выздоровел (33).

Кстати, современные исследователи объясняют феномен Мессинга комбинацией из уникальнейших гипнотических способностей и высокой чувствительности к идеомоторике окружающих людей.

Как бы там ни было, но Вольф Григорьевич, будучи гуманистом и человеком, далёким от политики, отказался от сотрудничества с органами. Но ведь он был не единственным гипнотизёром...

* * *

Существуют свидетельства того, как Наркомат внутренних дел использовал гипноз в качестве средства для давления на подследственных в ходе знаменитых процессов 30-х годов. В связи с этим интересен следующий отрывок из воспоминаний Варлама Шаламова. В своём рассказе "Букинист" он пытается отыскать мучившую его загадку необъяснимого поведения подсудимых на московских процессах. По его мнению, они находились под воздействием гипноза. Он пишет:

"- Ты знаешь, какая самая большая тайна нашего времени?

- Какая?

- Процессы тридцатых годов. Как их готовили. Я ведь был в Ленинграде тогда. У Заковского. Подготовка процессов - это химия, медицина, фармакология. Подавление воли химическими средствами. Таких средств - сколько хочешь. И неужели ты думаешь, если средства подавления воли есть - их не будут применять. Женевская конвенция, что ли?

Обладать химическими средствами подавления воли и не применять их на следствии, на "внутреннем фронте" - это уж чересчур человечно. Поверить в сей гуманизм в двадцатом веке невозможно. Здесь и только здесь тайна процессов тридцатых годов, открытых процессов, открытых и иностранным корреспондентам и любому Фейхтвангеру. На этих процессах не было никаких "двойников". Тайна процессов была тайной фармакологии.

Я лежал на коротких неудобных нарах двухспальной системы в опустевшем курсантском бараке, простреливавшемся лучами солнца насквозь, и слушал эти признания.

Опыты были и раньше - во вредительских процессах, например. Рамзинская же комедия только краем касается фармакологии.

Капля по капле сочился рассказ Флеминга.

- Были, конечно, случаи, когда медицина бессильна. Или в приготовлении растворов неверный расчет. Или вредительство. Тогда - двойной страховкой. По правилам.

- Где же теперь эти врачи?

- Кто знает? На луне, вероятно...

Следственный арсенал - это последнее слово науки, последнее слово фармакологии.

Это был не шкаф "A" - Venena - яды, и не шкаф "B" - Heroica – «сильно действующие»... Оказывается, латинское слово "герой" на русский язык переводится как «сильно действующий». А где хранились медикаменты капитана Флеминга? В шкафу "П" - в шкафу преступлений - или в шкафу "Ч" - чудес.

Человек, который распоряжался шкафом "П" и шкафом "Ч" высших достижений науки, только на фельдшерских лагерных курсах узнал, что у человека печень - одна, что печень - не парный орган. Узнал про кровообращение – через триста лет после Гарвея.

Тайна пряталась в лабораториях, подземных кабинетах, вонючих вивариях, где звери пахли точно так же, как арестанты грязной магаданской транзитки в тридцать восьмом году. Бутырская тюрьма по сравнению с этой транзиткой блистала чистотой хирургической, пахла операционной, а не виварием.

Все открытия науки и техники проверяются в первую очередь в их военном значении - военном - даже в будущем, в возможности догадки. И только то, что отсеяно генералами, что не нужно войне, отдается на общее пользование.

Медицина и химия, фармакология давно на военном учете. В институтах мозга во всем мире всегда копился опыт эксперимента, наблюдения. Яды Борджиа всегда были оружием практической политики. Двадцатый век принес необычайный расцвет фармакологических, химических средств, управляющих психикой.

Но если можно уничтожить лекарством страх, то тысячу раз возможно сделать обратное - подавить человеческую волю уколами, чистой фармакологией, химией без всякой "физики" вроде сокрушения ребер и топтания каблуками, зубодробительства и тушения папирос о тело подследственного.

Химики и физики - так назывались эти две школы следствия. Физики - это те, что во главу угла полагали чисто физическое действие - видя в побоях средство обнажения нравственного начала мира. Обнаженная глубина человеческой сути - и какой же подлой и ничтожной оказывалась эта человеческая суть. Битьем можно было не только добиться любых показаний. Под палкой изобретали открывали новое в науке, писали стихи, романы. Страх побоев, желудочная шкала пайки творили большие дела.

Битье достаточно веское психологическое орудие, достаточно эффектное.

Много пользы давал и знаменитый повсеместный «конвейер», когда следователи менялись, а арестанту не давали спать. Семнадцать суток без сна – и человек сходит с ума - не из следственных ли кабинетов почерпнуто это научное наблюдение.

Но и химическая школа не сдавалась.

Физики могли обеспечить материалом «особые совещания», всяческие «тройки», но для открытых процессов школа физического действия не годилась. Школа физического действия (так, кажется, у Станиславского) не смогла бы поставить открытый кровавый театральный спектакль, не могла бы подготовить "открытые процессы", которые привели в трепет все человечество. Химикам подготовка таких зрелищ была по силам.

Через двадцать лет после того разговора я вписываю в рассказ строки газетной статьи:

«Применяя некоторые психофармакологические агенты, можно на определенное время полностью устранить, например, чувство страха у человека. При этом, что особенно важно, нисколько не нарушается ясность его сознания...

Затем вскрылись ещё более неожиданные факты. У людей, у которых «Б-фазы» сна подавлялись длительно, в данном случае на протяжении до семнадцати ночей подряд, начинали возникать различные расстройства психического состояния и поведения».

Что это? Обрывки показаний какого-нибудь бывшего начальника управления НКВД на процессе суда над судьями?.. Предсмертное письмо Вышинского или Рюмина? Нет, это абзацы научной статьи действительного члена Академии наук СССР. Но ведь все это - и в сто раз больше! - известно, испытано и применено в тридцатых годах при подготовке «открытых процессов».

Фармакология была не единственным оружием следственного арсенала этих лет. Флеминг назвал фамилию, которая была мне хорошо известна.
Орнальдо!

Ещё бы: Орнальдо был известный гипнотизёр, много выступавший в двадцатые годы в московских цирках, да и не только московских. Массовый гипноз - специальность Орнальдо. Есть фотографии его знаменитых гастролей. Иллюстрации в книжках по гипнозу. Орнальдо - это псевдоним, конечно. Настоящее имя его Смирнов Н.А. Это - московский врач. Афиши вокруг всей вертушки - тогда афиши расклеивались на круглых тумбах, фотографии. У Свищева-Паоло фотография была тогда в Столешниковом переулке. В витрине висела огромная фотография человеческих глаз и подпись "Глаза Орнальдо". Я помню эти глаза до сих пор, помню то душевное смятение, в которое приходил я, когда слышал или видел цирковые выступления Орнальдо. Гипнотизёр выступал до конца двадцатых годов. Есть бакинские фотографии выступлений Орнальдо 1929 года. Потом он перестал выступать.

- С начала тридцатых годов Орнальдо - на секретной работе в НКВД.
Холодок разгаданной тайны пробежал у меня по спине"(55).

А вот что рассказывает об Орнальдо в книге "Петербургские мистики" Михаил Шахнович:

"А.В.Дубровскому удалось получить адреса бывших петербургских гадалок у известного гипнотизёра Орнальдо (Н.А.Смирнова), часто гастролировавшего по стране с публичными сеансами гипноза. В Ленинграде он на эстраде Таврического сада сразу погружал в сон 30-50 зрителей.

Мне очень хотелось познакомиться с Орнальдо, но Дубровский отклонял мою просьбу об этом, а однажды резко сказал, что искать встречи с Орнальдо не следует, а если он сам пожелает её, то это сулит большие неприятности" (58).

Кстати, уже не является секретом, что дочь знаменитого гипнотизёра была женой Виктора Абакумова, в течении десяти лет возглавлявшего Министерство государственной безопасности СССР (50), Существует ли тут какая-нибудь связь - вопрос чисто риторический.





Тайные общества

Поиски психотронного оружия

Часть 17



Расстрелянный оккультизм, или Новая версия новейшей истории


Итак, в 1938-ом году Иосиф Сталин, вождь страны Советов, поставил точку в истории советского довоенного оккультизма.


Никакой информации, что кто-то всерьёз занимался оккультными науками (в том числе – разработкой психотронного оружия) в военные и послевоенные годы, в моём распоряжении не имеется. Скорее всего, такой информации не имеется вообще. Те или иные сообщения, появляющиеся иногда под громкими заголовками на страницах сегодняшних газет, оказываются на поверку либо откровенной мистификацией с целью увеличения тиража, либо перепевом старых мифов на новый лад.


Тем не менее, именно сегодня заговорили о том, что, возможно, за кулисами государства с демонстративной и где-то даже вызывающей политикой атеизма, агрессивной секуляризации и нетерпимости ко всем без исключения существующим вероучениям, скрывается собственно советская эзотерическая доктрина (ай да Первушин, ай да молодец. И сам-то ведь декларирует своё якобы материалистическое мировоззрение. Корреспондент rustimes) .


Впервые этот вопрос был поднят в начале 90-х годов. Опубликован ряд работ, среди которых выделяются книга Джорджо Галли "Политика и маги", диссертация Николы Фумагалли "Политическая и эзотерическая культура русских левых (1880-1917)", статьи Брачева, Шишкина, Андрея Никитина. Популяризацией этой темы занялся журнал "Элементы", на страницах которого было прямо заявлено, что «советская цивилизация и на практике и в своих теоретических предпосылках была чем-то совершенно иным, нежели воплощением в реальности сухого материалистического марксистского догматизма и механицистского прагматизма» (30).


В художественной литературе эта идея была отражена в творчестве москвича Виктора Пелевина (всем, кто интересуется тематикой подобного рода, очень рекомендую прочесть его роман "Чапаев и Пустота", повесть "Омон Ра" и рассказы "Хрустальный мир" и "Откровение Крегера"), красноярского тандема Михаил Успенский - Андрей Лазарчук (роман "Посмотри в глаза чудовищ") и харьковчанина Андрея Валентинова (цикл "Око силы").


В рамках гипотезы, сформулированной вышеперечисленными авторами, высказывается также мысль, что изучение оккультных наук и эксперименты по внедрению «достижений» оккультизма в будничную практику проводились все семьдесят с гаком лет советской власти (что называется, без перерывов на обед) и проводятся поныне - уже под трёхцветным российским флагом. Незатейливая мысль эта получила столь широкое распространение, что дело доходит уже до откровенных спекуляций. Так, вдумчивый и местами остроумный исследователь альтернативных исторических планов Александр Новиков в одной из своих статей, озаглавленных "Русские корни арийского мистицизма", вообще склонен видеть за любым телодвижением советских и постсоветских руководителей признаки соблюдения определённого рода оккультных ритуалов.


Вот что он, к примеру, пишет по поводу убийства Льва Троцкого.


"Парадокс заключается в том, что ни для Сталина, ни для Советской России Троцкий, как политическая фигура, угрозы к 1940 году - год его убийства - не представлял, но был опасен именно для крупной буржуазии Запада как некий подвижный фермент всё той же русской идеи перманентной революции, созвучной в своих глубинах с бывшим и грядущим Армагеддоном... Все нити, связанные с убийством Троцкого и имеющие отношение к НКВД, сходились к рукам Лавретия Берии. И тут опять мы встречаемся с мрачной «Т» (тау)-символикой: именно при Берии на Лубянке в его кабинете был установлен огромный стол в виде буквы «Т», а хозяин кабинета восседал в перекрестии его, словно Медный змей Моисея... Сходство усугублялось знаменитыми очками Берии, которые и вовсе делали его похожим на кобру, пожиравшую всё, что попадало в е„ поле зрения, в том числе и Троцкого ... .


... очень странно выглядит сам инструмент убийства. Кроме своего явного намека на букву «Т», он напоминает также и те африканские обряды, о которых писал этнограф СА. Токарев. Напомним: «...их убивали ударами мотыг и заступов, и тела их зарывали на только что вскопанном поле... Ледоруб - по своей форме - это точная копия древнейшего земледельческого орудия кетменя («кат мэн» - «змей человека»), которое на русском называется словом «мотыга» («матери иго»), а на французском – «сапа». Слово «сапа» в древности означало змею, отсюда сапрофиты и сапрофаги - мелкие существа, пожирающие трупы и дерьмо. В Индии словом "ваг" называют только кобр, но всех остальных змей называют словом "сапа" и доныне ... .


Применительно к убийству Троцкого даже само слово «ледоруб» несёт определённую смысловую нагрузку. Белая кроманьонская раса возмужала в условиях ледников. Лед, Север - закаляют белого человека, а поэтому лёд враждебен южной культуре... В альпинизме же ледорубы появились довольно поздно, сменив древнейший альпеншток, копию арийской ваджры, копья, гарпуна" (37).


Надуманность подобной интерпретации очевидна. Примерно таким же образом современные «палеофантасты» пытаются увязать высоту пирамиды Хеопса с расстоянием от Земли до Солнца. Такой подход к серьёзнейшей теме не выдерживает никакой критики! То, что хорошо, как литературный приём, недопустимо в работе, претендующей на некую наукообразность.


Впрочем, современных исследователей «советского» оккультизма понять можно, уж очень гладко советская идеологическая система укладывается в представления о том, какие черты должна иметь неорелигия мессианского толка, культ личности вождя, характерный разлад между «словом» и «делом», нетерпимость по отношению к конкурентам. И опять же - высочайшая мера наказания для тех, кто отступится, не захочет участвовать в коллективном безумии.


Вроде бы, всё правильно, однако исследователи почему-то совершенно упускают из виду тот факт, что в послевоенный период за громкими заклинаниями лозунгов, за мистериями парадов и съездов КПСС, за романтизмом пионерских костров и байкало-амурских строек, нормальный советский человек не усматривал ничего, кроме лжи и нудного пустозвонства. А подобное невозможно в государстве с продуманной и сильной эзотерической доктриной. В этом мы убедились на примере Третьего Рейха. Тот дух, наполненность любого действия, совершаемого во имя партии и советского государства, который преобладал в двадцатые и тридцатые годы, умер, и ни сам Сталин, ни те, кто пришёл ему на замену, даже не попытались его реанимировать.


Объяснение этому я вижу только одно: дитя европейского оккультизма - советская неорелигия - поначалу очень неплохо прижившаяся на российской почве, в одночасье было задавлено прагматиком Сталиным, когда он наконец понял, что его, Сталина, власть безгранична и не существует более в Советском Союзе силы, способной встать у него на пути. Сталин создавал империю, проведение политики империи ко многому обязывает, и уж никак оккультисты не могли помочь вождю всех времён и народов в его многотрудном деле. Даже их единственный козырь - потенциальная возможность разработки нового оружия - был покрыт картой позитивистской науки и техники, оказавшейся способной строить дешёвые мощные танки и самолёты. Не нужны были Сталины оккультисты - скорее, они ему даже мешали, проповедуя систему представлений о мире, в которой ему, Сталину, отводилась весьма скромная роль.


Теперь сформулирует обсуждаемый вопрос иначе: а был ли прав вождь всех народов, расправившись с официальными и подпольными оккультистами? Безотносительно к тому, что каждый оккультист - это ещё и живой человек, и вряд ли он заслуживает за одни только свои убеждения пули в затылок. Но сформулируем безотносительно.


Я ввожу это ограничение неслучайно. Работая с литературой, я заметил, что подавляющее большинство авторов, освещая в своих работах новейшую историю оккультизма, вольно или невольно становятся на позиции исторических персонажей, доверяют им. Но ведь доверие - это частичное признание правоты, чего упомянутые персонажи совершенно не заслуживают.


Судите сами.


Выше я рассказал лишь о нескольких (далеко не всех, но наиболее ярких) фигурах, стоявших за проявлениями оккультной деятельности в Российской империи и СССР начала XX-го века, Елена Блаватская, Георгий Гурджиев, Николай и Елена Рерихи, Борис Астромов, Александр Гошерон-Делафос, Всеволод Белюстин, Алексей Солонович, Георгий Тюфяев, Александр Барченко, Глеб Бокий, Яков Блюмкин. Что прежде всего объединяет этих людей? Тяга к неизведанному? В какой-то мере – да. Желание прикоснуться к сокровенным тайнам мира сего? Ещё раз да. Но в то же время - стремление к ничем неограниченной власти над людьми и желание единолично решать судьбы мира.


Признавать (хотя бы и частично) правоту этих людей мне тяжело. И не буду. Тем более, что замешана эта «правота» на мистификациях, апелляциях к маловразумительным и часто выдуманным «первоисточникам», теориям, отрицающим саму мысль о возможности участия человечества в том, что называется прогрессом.


Мне могут возразить в том смысле, что о правоте или неправоте этих людей можно говорить только в том случае, если у нас имеется пример резко отрицательного вмешательства оккультистов в исторический процесс. То есть от меня потребуется привести свидетельство того, что, получи оккультисты начала XX-го века по-настоящему Большую власть над людьми (которой, как мы убедились, почти все они добивались), и они построили бы такое общество, что мир содрогнулся бы от ужаса. Что ж, отвечу я, но ведь именно это и произошло в Германии.


После публикации "Утра магов", программной работы Луи Повеля и Жака Бержье, никто не сомневается, что крах нацистской Германии является не просто крахом очередной державы - нет, это нечто большее, это крах системы взглядов на мир, настолько непохожей на всё, нам известное, что захватывает дух. Это был крах магов.


"...не коммунизм восторжествовал над фашизмом, вернее - произошло не только это. Если взглянуть на историю с более отдалённой позиции, то есть с точки зрения, откуда можно оценить смысл таких грандиозных событий, то это наша гуманистическая цивилизация нанесла удар люциферовской, магической, созданной не для человека, но для «чего-то большего, чем человек». Нет существенных различий между мотивами цивилизаторских действий СССР и США. Европа XVIII и XIX создала двигатель, который всё ещё продолжает служить. Он не одинаково шумит в Нью-Йорке и в Москве – но служит всем. В войне против Германии был только один-единственный мир, а не краткосрочная коалиция извечных врагов. Один-единственный мир, веривший в прогресс, справедливость, равенство и науку. Мир, одинаково представлявший себе Космос, с одинаковым пониманием всемирных законов, отводящий человеку во Вселенной одно и то же, не слишком большое и не слишком маленькое место. Один-единственный мир, верящий в разум и в реальность вещей. Один-единственный мир, который должен был целиком погибнуть, чтобы уступить место другому, чьим провозвестником чувствовал себя Гитлер.


Этот маленький человек «свободного мира», житель Москвы, Бостона, Лиможа или Льежа, маленький человек, положительный, реалистический, сильный скорее своей моралью, чем набожностью, лишённый метафизического чувства и аппетита к фантастическому, тот, кого Заратустра считал человекоподобным, карикатурой, - этот маленький человек уничтожил великую армию, предназначенную для того, чтобы открыть дорогу сверхчеловеку, человеку-богу, властелину стихий, климата, звёзд. И любопытно, что - справедливо или нет - но этот маленький человек с огромной душой несколько лет спустя запустил в небо спутник и открыл межпланетную эру" (42).


Так писали Повель и Бержье.


Полагаю, что лучше не скажешь.


Но вернёмся к тому, с чего мы начали.


Пример нацистской Германии, к сожалению, более, чем показателен.


Медленно, но верно проникал оккультизм в сознание сначала - лидеров национал-социализма, затем - всех тех, кто становился под его знамёна, как шаг за шагом искоренялся серьёзный и вдумчивый взгляд на мир, как очевидность выворачивалась наизнанку, а от положения звёзд стала зависеть жизнь миллионов. Всё то же самое могло произойти и у нас. Я далёк от мысли облагораживать Иосифа Сталина и его клику. Однако я вижу, что прояви Сталин хотя бы каплю жалости к большевистским адептам оккультных наук, история могла бы коренным образом перемениться, и Россия могла бы пойти по такому же страшному и гибельному для всего мира пути.


Вы скажете, история не терпит сослагательных наклонений. Да, не терпит, но у нас и нет нужды прибегать к конъюнктиву.


Чем отличается Спецотдел под руководством Бокия от "Аненербе" под руководством Сиверса? Чем отличается деятельность Александр Барченко от деятельности Карла Хаусхофера? Чем отличается Яков Блюмкин от Рудольфа Гесса? Чем отличается Николай Рерих от Свена Гедина или Эрнста Шеффера? Только тем, что у них не оказалось под рукой человека, которого можно было бы поднять на вершину власти и поиметь с этого все причитающиеся дивиденды - вот и всё.


Мы тоже живём на излёте века, в период очередного Апокалипсиса, нам снова неуютно и тяжело под ветром перемен, дующим из будущего, мы снова готовы цепляться за прошлое, ибо в нём, как нам кажется, есть рецепты от всех бед, мы снова штудируем Блаватскую, пересказываем друг другу мифы о Шамбале, обращаемся к магам за помощью и рядимся в чёрную униформу. Зачем? Ведь история уже преподнесла нам жестокий и такой наглядный урок.


Об этом уроке истории нам следует помнить. Если мы не хотим, чтобы завтра очередной «мессия» под красным или чёрным знаменем с символом звезды или свастики повёл нас на войну со всем миром ради торжества идей - холодных и бесчеловечных, как глыба льда в пустоте, за пределами Вселенной.


Антон Первушин.


1. Het Monster. Тринадцать врат, История эзотерических учений "от Адама до наших дней" - Электронная публикация, 1996.
2. Андреев А.И. От Байкала до священной Лхасы (Новые материалы о русских экспедициях в Центральную Азию в первой половине XX века) - изд. "Агни", Самара, 1997.
3. Андреев И.М. Очерки по истории русской литературы XIX века. Вып.1. - Джорданвилль, 1968, с.301.
4. Барченко А.С. Кем же он был, Судьба Александра Барченко - журн. "Наука и религия", № 7, 1997, с.14-16.
5. Бебутов Д.И. Русское масонство XX века. В кн.: Николаевский Б.И. Русские масоны и революция. - М.: "Терра", 1990, с.131-134.
6. Безант А. Лекции по теософии - Электронная публикация, 1996.
7. Белый А. Записки чудака - "Геликон", Москва-Берлин, 1922, с.153-155, 171
8. Бирнат К., Краусхаар Л. Организация Шульце-Бойзена-Харнака в антифашистской борьбе - М., "Прогресс", 1974.
9. Бланк А.С. В сердце Третьего рейха (Из истории антифашистского Народного фронта в подполье) - М., "Мысль", 1974.
10. Брачев В.С. Ленинградские масоны и ОГПУ - журнал "Русское прошлое", 1991, кн.1, с.275-276.
11. Брачев В.С. Петербургские мартинисты 1910-1925 гг. – журнал "Отечественная история", 1993, ј 3, с.180-182.
12. Бреннан Д.Х. Оккультный рейх - "Тайны тысячелетий" (Сборник), Издательский дом "Всемирный следопыт", 1997, с.226-262.
13. Бреннан Д.Х. Ч„рная магия Адольфа Гитлера - Библиотека газеты "Развитие", 1992, с.3-80.
14. Бритиков А.Ф. Русский советский научно-фантастический роман - Л., "Наука", 1970, с.153.
15. Быков В.П. Спиритизм перед судом науки, общества и религии. - М.,
16. Велидов А.С. Похождения террориста, Одиссея Якова Блюмкина - М, Современник, 1998.
17. Величко Ф.К. Астрологическая дуэль Гитлер-Черчилль - журн. "Гермес (Альманах по истории тайных наук)", № 1, 1992, с. 32-33.
18. Винокуров И.В., Гуртовой Г.К. Психотронная война, от мифов - к реалиям - М, "Мистерия", 1993.
19. Воробьевский Ю.Ю. Путь к Апокалипсису, стук в золотые врата – М., 1998.
20. Геннадьев Т. Охота за летящими мыслями - газета "НЛО", № 42, август 1997, с.9.
21. Гитлер А. Моя борьба - М, "Т-Око", 1992.
22. Грекова Т. У истоков психотронного оружия - газета "НЛО", № 46, ноябрь-декабрь 1997, с.20.
23. Гудрик-Кларк Н. Оккультные корни нацизма (Тайные арийские культы и их влияние на нацистскую идеологию) - АО "Евразия", 1993.
24. Демин В.Н. Здравствуй, Гиперборея! - журнал "Наука и религия", № 8, 1997, с.14-15.
25. Демин В.Н. Космист, чекист, хранитель тайны... - журнал "Наука и религия", № 4, 1997, с.38-39.
26. Дугин А. Конспирология (Наука о заговорах, тайных обществах и оккультной войне) - М, Историко-религиозное общество "Арктогея", 1992.
27. Иванов В.Ф. Православный мир и масонство - Харбин, 1935.
28. Короткина Л.В. Рерих в Петербурге-Петрограде – Л., "Лениздат", 1985.
29. Кульский А.Л. Призраки истории - Д., "Сталкер", 1998.
30. Мелентьева Н. Оккультные корни коммунизма - журнал "Элементы" (Евразийское обозрение), № 8, 1996, с.96-99.
31. Мифология, Иллюстрированный энциклопедический словарь - СПб, Фонд "Ленинградская галерея", АО "Норинт", 1996.
32. Немировский А.И., Уколова В.И. Свет звезд, или Последний русский розенкрейцер. - М., 1995.
33. Непомнящий Н. Вольф Мессинг - М., "Олимп", ООО "Фирма (Издательство АСТ)", 1998.
34. Никитин А.Л. Мистики, розенкрейцеры и тамплиеры в Советской России, Исследования и материалы - М, "Интерграф Сервис", 1998.
35. Никитин А.Л. Тамплиеры в Москве - журнал "Наука и религия", 1993, № 1, с.45.
36. Николаевский Б.И. Русские масоны и революция - М.: "Терра", 1990.
37. Новиков А. Русские корни арийского мистицизма - "Книга тайн-12", М, "Мистерия", 1993, с.233-381.
38. Нэф М. Личные мемуары Е.П.Блаватской - Электронная публикация, 1995.
39. Оппоков В. Кащеева игла масонства - журнал "Молодая гвардия", 1995, № 2, с.112.
40. Парнов Е.И. Трон Люцифера, Критические очерки магии и оккультизма - М, Политиздат, 1985.
41. Писарева Е.Ф. Елена Петровна Блаватская (Биографический очерк) - Электронная публикация, 1996.
42. Повель Л., Бержье Ж. Утро магов - К, "София", 1994.
43. Пруссаков В. Оккультный мессия и его рейх - М, "Молодая Гвардия", "Шакур-2", 1992.
44. Равенскрофт Т. Копьё судьбы - М, "КРОН-ПРЕСС", 1998.
45. Рерих Н.К. Алтай-Гималаи - Рига, "Виеде", 1992.
46. Рерих Н.К. Шамбала сияющая - Электронная публикация, 1994.
47. Риордан К. Гурджиев - Электронная публикация, 1992.
48. Рябинин К.Н. Развенчанный Тибет (Дневники) - журнал "Ариаварта (Запад и Восток. История исследований Центральной Азии)", ј 1, 1997, с.77-165.
49. Соболева Т.А. Тайнопись в истории России (История криптографической службы России XVII - начала XX в.) - М, "Международные отношения", 1994.
50. Столяров К.А. Палачи и жертвы - М., "ОЛМА-ПРЕСС", 1997.
51. Тайные общества и секты, культовые убийцы, масоны, религиозные союзы и ордена, сатанисты и фанатики - Мн., "Литература", 1996.
52. Топчиев А.Г., Росов В.А. Доктор К.Н.Рябинин – участник Центральноазиатской экспедиции Н.К.Рериха - журн. "Ариаварта (Запад и Восток. История исследований Центральной Азии)", № 1, 1997, с.165-179.
53. Холл М.П. Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии - Новосибирск, ВО "Наука", Сибирская издательская фирма, 1993.
54. Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым - М., "Терра", 1991, с.267.
55. Шаламов В.Т. Левый берег: Рассказы - М.: "Современник", 1989, с.420-423.
56. Шальнев А. Николай Рерих не был агентом ОГПУ - газета "Известия", № 202, 22 октября 1993, с.7.
57. Шапошникова Л.В. Учителя - Электронная публикация, 1994.
58. Шахнович М.И. Петербургские мистики - СПб: "Невский глашатай", 1996.
59. Шишкин О. Н.К.Рерих в объятиях "наглого монстра", Расследование с продолжением - газета "Сегодня", № 208, 29 октября 1994, с.13.
60. Шишкин О. Н.К.Рерих. Мощь пещер - газета "Сегодня", № 237, 10 декабря 1994, с.13.
61. Шишкин О. Н.К.Рерих. Не счесть алмазов в каменных пещерах – газета "Сегодня", № 222, 19 ноября 1994, с.13.
62. Шишкин О. Оккультные тайны НКВД - журнал "Секретное досье", № 1, май 1998, с. 3-13.
63. Шишкин О. Пламенный человек - в кн. "Велидов А.С. Похождения террориста, Одиссея Якова Блюмкина", М, Современник, 1998, с.241-268.
64. Шишкин О. ЦК, ЧК и Шамбала - газета "Совершенно секретно", № 3, 1996, с.8-9.
65. Эйзенштейн С.М. Мемуары. Т.1. - М., 1997, с.62-63.
66. Энциклопедия Третьего Рейха - М, "Локид", "Миф", 1996.

Примечание.
Уважаемые читатели. Мы познакомили вас с исследованиями А.И.Первушина. Полную новую (с дополнениями) версию его книги вы можете прочитать, зайдя по ссылке: http://www.x-libri.ru/elib/prvsh000/index.htm. Мы и дальше, по мере возможности, будем размещать на нашем сайте материалы, касающиеся психотронного оружия. Следите за публикациями.

Социальные сервисы:


Оставить комментарий
Прыг: 01 02 03 04 05 06 07