Наши и чужие



Всё больше серьёзных людей задумываются над тем, куда катится человеческая цивилизация. Мир сошёл с ума, и Земля, видимо, стряхнёт нас с себя, как собака блох. Дальше нас терпеть нет никаких сил. Предупреждения планеты следуют одно за другим с нарастающей интенсивностью. Экологи, футурологи, геофизики, биологи и т.д. ищут причины каждый в своей области. И все правы. Но где же сам корень причины? Можно ли всё свести к простому и понятному для каждого? Оказывается, можно. Уже много тысячелетий рунный полевой геном даёт простой ответ: причина лежит в нарушении гармонии двойственности человека.



Есть два типа человека: и . Первый тип – это «наши», в психике которых заложен устойчивый принцип «один за всех и все за одного». Наши – люди «общей цели». Второй тип – это «чужие» (кси, ζένος (κсенос) чуждый), живущие по принципу «каждый за себя и против всех». Чужие – люди «своей цели». Наш и кси – названо точно.

В каждом отдельном человеке намешано всякое. Его мировоззрение вибрирует между полюсами «яННЬ» (-) и не бывает постоянным. Два внутренних голоса: справа кричит: «Мальчик тонет. Прыгай, спасай!»; слева шепчет: «А был ли мальчик?» Вибрация выбора – это и есть жизнь – вечное мгновение, скользящее по мысленной Тверди. Ты наш, но через мгновение можешь оказаться чужим. Чего больше накапливается в памяти пути , зависит от выбора. Человек заново создаёт себя сам каждое мгновение. И только оно реально. Прошлого уже нет, а будущего ещё нет. Те искатели, которые идут по духовному пути в поисках истины и просветления, давно на себе и окружающих почувствовали, что путь туда открыт только для наших. Чужие остаются с носом: либо падают в манию величия, либо блуждают по лабиринтам ложных путей, приходя к разочарованию и повреждению психики. Вот так Изида поманит, подразнит и подсунет пустой фантик под хохот богов. Хуже нет.

Итак, есть два типа человека: «наши» и «чужие». Все остальные философские построения с далеко идущими политическими выводами можно нанизывать на этот основной постулат, данный нам геномом. Без понимания этой древней лаконичной истины любое философствование превращается в спекулятивную демагогию. Все социальные теории, все «учёные» -измы без этой простой геномной истины не работают.

Встарь быть изгнанным из общества изгоем (чужим, гоем) было самым суровым наказанием. Заповедь «возлюби ближнего» (возлюби наших) чётко разделяет людей на своих и чужих. Чужой – это эгоист, для которого права его личности выше прав общества. Таких диссидентствующих «общечеловеков», депрессирующих от собственной нереализованности и неудовлетворённости, общество недолюбливало. Весь мир им чем-то обязан. И все вокруг виноваты.

Наши – люди склонные к самопожертвованию. Они защищали Родину, кладя головы «за други своя», отправлялись «за туманом» строить БАМ, испытывали самолёты в режиме штопора, рискуя жизнью и не скуля о низкой зарплате и недостатке орденов и почестей. Наши созидали. Наши – это люди Рода . Они надёжны. Они не предают. Они щедры. Они живут ради других, и Род награждает их самым ценным – озарением.

Чужие берегут себя. Они ничего не сделают даром. Из них получаются отличные ростовщики, спекулянты и паразиты. Они даже словами умеют спекулировать. Им решительно наплевать на судьбы мира и Земли. Они торгуют ГМО, фальшивыми лекарствами, наркотиками, отравляют и обескровливают планету. Они наивно полагают, что в судный день спасутся за забором в личном раю на Рублёвке или на Майами.

Врачи отказываются лечить ребёнка из-за отсутствия денег, а в двух шагах скучающий олигарх выбирает очередную яхту для утех. Если это называется высокоразвитой цивилизацией, то грош ей цена. И пусть она сдохнет, не жалко. Недолго осталось. Земля уже приступила к действию. Ничего не бывает даром. И всё человечество уже оплачивает жизнью за удовольствие паразитов. Род начал исправлять порчу в геноме. Сбывается апокалиптическое пророчество Иоанна. Грустно, но это факт.

Можно возмущаться божьей несправедливостью, от которой страдают невинные. Но невинных нет. Мы все повязаны круговой порукой. Эти правила в мире установили чужие. А мы, как овечье стадо, покорно подчинились им. И ставящая свечу в церкви святая девственница с расширенным сознанием виновата тем, что в обыденной жизни на базаре или в магазине торгует отравой или вредной подделкой. И никакими словами о безысходности и обстоятельствах не оправдаться. Стадное «я как все» – не аргумент. Быть нашим не означает быть как все. Не потерять себя, оставаться самим собой, не предавать себя, и при этом быть в гармонии с Единым – вот что значит быть нашим. На словопрения и споры у нас уже нет времени. Эх, нам бы вырастить хотя бы одно поколение наших. Успеем ли?

Что делать? Можно ли что-нибудь исправить? На власть, заигравшуюся в чужие игры, надежды нет. Путь один. Одновременно. Каждому. Проснуться. Очнуться от наваждения «пира во время чумы». Задуматься. И действовать по-совести. Если не я, то кто? Может быть, тогда невозможное станет возможным.


© Юрий Ларичев, 2011









Социальные сервисы:


Комментариев: 34

Глаза падшего ангела



«О ты сладостный родник живущему в пустыне. Ты закрыт тому, кто говорит и ты открыт хранящему молчание. Когда хранящий молчание приходит – вот он находит родник» (молитва Тоту, папирус Салье 1,2,3).

Количество слов не определяет качество мысли. В молитве ключевое слово «родник» можно сократить до корня «род», и тогда с именем Род мысль мгновенно коллапсирует в бездну великой Пустоты. Змий, заглатывающий свой хвост, сворачивается спиралью в точку, в ноль, в Ничто. И наоборот: разворачивается в вихревую бесконечность. Род – самосовокупляющийся Змий – родник, исток и вместилище всего.



– Червь не дурак, в химию не полезет, – подумал я, выбирая червивое яблоко. Интересно, какое яблоко подсунул Еве Род в образе Змия? Наверняка с червоточиной. Потому что однополярного идеала не существует в принципе. Ничего не может быть без скрытой двойственности и не бывает прекрасного без червоточины. Старые китайские мастера, делая фарфоровые вазы, искусственно портили их: либо рисовали сетку трещинок, либо откалывали кусочек. Так добивались совершенства.

Если нарисовать симметричное лицо, в нём не будет красоты. Оно безжизненно и неинтересно до скуки. Такие лица бывают. Вроде бы всё правильно, не придерёшься, но симпатии никакой. Что же за изюминку мы ищем? Не червоточину ли? Знаем ли мы, чего хотим в поисках гармонии?



Женщина без ума от мужчины с глазами падшего ангела. Еле уловимый шарм не спутаешь с поддельной вульгарщиной. В нём загадка. Из двух принцев она интуитивно выберет того, в ком есть признаки порочности. А другого посчитает скучным занудой, слишком правильным, как рельса. Мужчина же впадает в гипнотический ступор от женских глаз с поволокой. Бывают умные серьёзные женщины, вовсе не стервы, но с какими-то блядскими глазами. И тут никакой ум не спасает. Живём ведь чувствами. Сердцу не прикажешь. Эх, сколько народу полегло в этой иллюзорной игре восторгов и разочарований. И сколько душ безмолвно кричало: «Любовь зла». Душевных шрамов, изувеченных судеб не пересчитать.

Оставаться самим собой. Быть, а не казаться. Не кривляться. Не корчить из себя святошу, которому всё равно никто не поверит. Ведь идеальных и безгрешных не бывает, в каждом есть порок и потаённая червоточина, в любом мозгу есть скелет в шкафу. Если не наяву, так во сне мы не всегда ведём себя прилично. И мысли очистить не удаётся, хотя к этому стремимся. Ночные кошмары тому свидетельство. Потому что мы по природе своей двойственны: ангел и дьявол в нас рядом, и не бывает «Ян» без «Инь». Даже сам Род изначально двойственен. У индусов двойственность Вишну-Лакшми оказалась созвучной рунам Wunjo-Laguz. Вишну грезит историей Вселенной, которую мы переживаем, и рассказывает её своей супруге Лакшми.



Сладкая неразлучная парочка полушарий мозга . Один зовёт тебя к единению с Родом, другой – к обособленности твоего Эго. Один учит скромности, другой – выпендрежу. Один подсказывает, другой искушает сомнением. Один озаряет, другой просчитывает. Их внутренняя беседа – это и есть твоё сознание – совместное ведение. От их резонансной гармонии зависит и твоё душевное равновесие, и твоё обаяние.

Это я говорю тебе, человек с глазами падшего ангела.



Синтез и анализ, соединение и расчленение. В ведической традиции это Брахма (создатель) и Шива (разрушитель). Оба – порождение Вишну. Никакого Дьявола (Сатаны) семитического толка в индийской философии не предполагается.

Без дьявола ты не смог бы даже сложить 2+2 и не имел бы логики. А без ангела ты был бы машиной, неспособной к открытию.

Для того, чтобы вода текла, нужны два полюса – верх и низ. И лампочка не загорится, если не воткнуть двойной провод в электрическую розетку. Без участия двух не родится новое.

А можно ли совместить два в одном? Можно, если достигнешь уровня Шута.



Парадоксальное поведение. Шут выпячивает свои надуманные пороки, свои червоточины, глаза падшего глупца. Шут играет в дурака. Клоун кривляется, шутит, веселится; он приятен и симпатичен. «Он так же туп, как и мы, даже ещё глупее», – думают люди.

Обычный человек старается выглядеть умным и серьёзным. Свою глупость старательно скрывает. Но чем больше он пыжится, тем хуже у него получается. Потому что в каждом из нас сидит оценщик Гёдель. Всё видно и поэтому смешно. Отсутствие у человека чувства тонкого юмора выдаёт его. Тут притвориться невозможно, хотя многие пытаются и думают, что у них получается. Человек выпячивает ангела и прячет дьявола в себе.

Мудрец поступает наоборот: он прячет ангела и выпячивает дьявола. Выворачивается наизнанку червоточиной и пороком наружу. У него нет желания выглядеть серьёзным и своей физиономией иллюстрировать фразу «во многой мудрости много печали». Скорбь познания скрыта глубоко. Шут спускается с уровня своего знания до уровня толпы и говорит простым языком притч и аналогий. Весело изображая из себя чуть ли не юродивого. Что это? Это жертва. Он жертвует репутацией. Он знает, что играет роль, оставаясь самим собой.

Мы часто говорим: «Не умничай». Умник занудно скучен и утомителен. Аж скулы сводит. Учёный, умеющий разговаривать только на своём тарабарском сленге, неинтересен. Мы все знаем, что «на всякого мудреца довольно простоты». Так зачем скрывать её? «Будь проще, и к тебе потянутся люди», – гласит народный фольклор.

Обособленная от Единого душа – есть порождение принципа дьявола – принципа завершения полной отделённости. Без этого принципа не было бы человека и всего разнообразия живого. Тебя стараются запугать Дьяволом, то есть самим собой. Понятно, что человек страшен сам себе, но не до такой же степени сходить с ума.

Церковники изображают Сатану в виде чудовища. Иоганн Гёте изобразил Мефистофеля честным исполнителем желаний. И когда Фауст в упоении счастья пожелал остановить время, он физически умер, то есть оказался в Тверди. Его просьба «Мгновенье! О, как прекрасно ты, повремени!» осуществилась, вечное мгновение растянулось в бесконечность и застыло. «Часы стоят», – произнёс Мефистофель. Михаил Булгаков показал Воланда симпатичным существом, умным и справедливым, более человечным, чем многие персонажи романа. Материализация желаний и воздаяние – вот всё, что он делал, и ничего лишнего. У Марка Твена таинственный незнакомец Сатана описан исполнителем предначертанного, который про себя сказал : «Я всего только сон. Я рождён твоей мыслью. Стоит тебе понять это до конца и изгнать меня из твоих видений, и я растворюсь в пустоте, из которой ты вызвал меня… А я лишь покорный слуга твой, я дал тебе силу познать себя, дал обрести свободу. Пусть тебе снятся теперь иные, лучшие сны».



Сознайся себе, много ли у тебя желаний? А хотелось бы встретиться с Исполнителем?

«Познай себя», – твердили философы. И если ты боишься встретиться с Сатаной – с проявлением своего Я, значит, ты в ужасе от себя самого. Внутреннее зеркало совести пугает, потому что не врёт, что ты всех милее и пригоже. Так же пугает и одиночество тех, кто в ужасе от мысли остаться наедине с собой и умереть от скуки и тоски собственной убогости. Но мы прекрасно справляемся с этим, когда, самолюбуясь в обычное зеркало и корча гримасы, наносим макияж и придумываем лицемерную маску на день насущный. Жизнь – карнавал масок, в котором каждый пытается не быть, а выглядеть. И только мокрая от слёз подушка знает твои червоточины и хранит тайну.

Страх – это плохо. Страх от темноты и невежества. Страх разрушает. Не бойся сам себя. Сатана – это не что-то внешнее враждебное, а часть тебя внутри тебя, с которой ты обязан разобраться для восстановления внутренней гармонии. Душевное равновесие – это гармония ангела и дьявола в тебе. Религиозные фанатики громко кричат о Сатане, но не замечают гипертрофированности своего сверхценного, любимого, трепетного Я, которое они намерены спасать. В рай хотят. Орут о том, что права их личности выше прав общества. Жизнь посвящают собственному спасению. От кого? От себя-дурака ведь надо спасать. От собственной глупости и темноты кромешной. А жизнь надо посвящать не себе, а служению людям: семье, своему роду, народу и Роду. Тогда и тебе воздастся. Будь человеком, и никуда от тебя рай не денется.

Это я говорю тебе, человек с глазами падшего ангела.

Вено – выкуп, плата. Есть похожее слово вина. Есть самоуверенные люди, которые заявляют: «Я никому ничего не должен, никому ничем не обязан; я состоялся и сделал себя сам своим упорным трудом, я – самодостаточен, свободен и независим». Такие люди не признают своей вины ни в чём. Но так не бывает. Ты в неоплатном долгу перед сочинителем Букваря и старой учительницей, которая из Маугли сделала тебя человеком. Ты виноват перед солдатом, который погиб за тебя, когда ты спокойно лежал на диване перед телевизором. Никто из нас не знает акушерки, которая вытащила нас на свет божий. Ты должен очень многим. А за всё надо платить. Платить не деньгами, а собственным жертвоприношением. Жертвуя во имя людей, приносишь жертву богам. И тогда получаешь воздаяние – просветление, озарение и мгновения счастья. Ежели живёшь только ради себя, получаешь возмездие за жлобство. Таких убогих стонущих и воющих пруд пруди. И сколько им не тверди, сколько кол на голове не теши, толку никакого. Кто-то думает головой, а кто-то… Кому истина доходит только через задницу, жизнь учит граблями. Получив по лбу и увидев искры озарения, вспомнил об органе для думанья.

Человек шагает по многовариантной причинно-следственной кармической жизненной цепи с парадоксальными узлами и кольцами. Пройдя путь свершений и достижений, он вдруг оказывается на том месте, с чего начал. Одни и те же грабли – удел и скорбь наша. Кто же тебя водит за нос кроме тебя самого? Правильно, ты не виноват, вали всё на Дьявола, на дежурного козла отпущения. Тебе ведь легче видеть рогатого в другом, а не в себе. И придумай кучу самооправдывающих демагогических фраз о том, что ты не виноват ни в гибели солдата, не должен учительнице и другим людям, что ты занимаешься благотворительностью, что ты вообще белый и пушистый. Поплачь о своих проблемах. Ты же это умеешь. Только не надо врать себе.

Сходи к попу, сунь ему бумажку, и он тебя успокоит. Сказочку расскажет на сон грядущий. И станет, как в детстве, тепло и уютно. Самообман – имитация выхода из проблемы для слабого. А поскольку люди в основной массе слабые, они любят самообманываться.

Если ты смелый, скажи себе шёпотом: «Нет ничего. Всё – только сон. Бог, человек, вселенная, солнце, россыпи звёзд – всё это сон, только мой сон. Их нет. Нет ничего, кроме пустоты и меня. Нет ничего, кроме меня. А я – только мысль, блуждающая мысль, бесцельная мысль, бездомная мысль, потерявшаяся в вечной пустоте великого Ничто. Нет Бога вне меня, потому что я и есть Бог». Только не говори этого никому, потому что либо распнут, либо упекут в дурку. Особо будут фарисействовать попы, имамы и раввины, потому что если Бог в тебе, тогда они не нужны ни тебе, ни тебе подобным. Зачем же вам – богам, братьям по разуму – посредники с самим собой? Пастухи нужны только овцам. Порадоваться за тебя и понять сможет только махатма (великая душа) или волхв. Потому что только подобное понимает подобное. Так говорил Гермес и так следует из теоремы Гёделя.

Но жизнь быстро не меняется, поэтому научись жить среди овец без возмущений и эмоций. Не пытайся перевернуть мир и насильно осчастливить человечество. Пусть каждый живёт так, как ему нравится. Твой внутренний мир потому и называется внутренним, что он не для показухи. В нём ты найдёшь всё. И это будет настоящим.

Это я говорю тебе, человек с глазами падшего ангела.


И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я Свободу

И милость к падшим призывал.

А.Пушкин


© Юрий Ларичев, 2010










Социальные сервисы:


Комментариев: 22

Кто же я такой на этом свете?



Психолог Елена Зарубина – не только читатель нашего сайта, но и автор. Её публикации «Голографический подход в психотерапии» и «Кризис среднего возраста» вы читали. Не так давно мы втроём (с Еленой и Рунмастером) разговаривали, и Юрий Анатольевич предложил ей написать статью о проблеме «Я». С удовольствием представляю вам этот материал.

Сергей Батурин





Вот такая тема возникла с подачи двух совершенно разных людей. Эта тема уже давно будоражила мой разум и воображение, но, видимо, не хватало последнего импульса.

Сначала хотела было рассмотреть вопрос попроще – о самооценке. Потом он вывел меня на вопрос о самоотношении, и, как выяснилось, это совсем не одно и то же, хотя в каком-то аспекте они друг с другом коррелируют. Следующим этапом оказалось переживание самоценности как таковой, но на эту тему написать чего-нибудь по существу уже практически невозможно – в чём ценность-то этого «само»? Ну, а уж о переживании самости…

И тут, как подарок судьбы, новая идея – а что такое вообще «я», как его воспринимает каждый человек с точки зрения психолога или не с точки, да хоть с какой-нибудь точки зрения! Наверное, тысячелетиями люди пытаются найти ответ на этот сакральный вопрос, хотя, возможно, и не для всех это так важно.

Каждому интуитивно понятно, кого он имеет в виду, произнося местоимение «я». Это ведь так очевидно, правда? Особенно, если ткнуть себя пальцем в грудь.

Ещё раз позволю себе процитировать одно очень забавное высказывание, как мы все воспринимаем сами себя – «мы находимся внутри тела и выглядываем наружу». Похоже? У вас это тоже так?

Если тема вам тоже представляется любопытной, тогда для затравочки, чтобы чуть-чуть подумали сами и поискали ответ, озадачу вас простым вопросом. Мы говорим – мое тело, мои чувства, мои мысли, моя душа, а кто является владельцем всего этого имущества? КТО говорит это и ГДЕ он находится? Внутри тела? Вроде бы, да. Ну, не логично же было бы предполагать, что где-нибудь в созвездии Большой Медведицы…


«Анаами Дасс, ты загрустил? – спросил Баба. –

Я тоже чувствую печаль.

– Как святой может чувствовать печаль?

– Может, – заверил Баба. – Единственное,

чего святой не может,

это идти у неё на поводу».



Бытие


Ещё один простой вопрос: что же такое Бытие? Где оно – внутри нас? …вокруг нас? …и там, и тут? Возможно ли, чтобы Бытие было само по себе, безотносительно к кому-то определенному? Абстрактное ли это понятие или наоборот, наполненная кипящей и движущейся энергией субстанция? Да и субстанция ли это? Пока я жив, я нахожусь внутри Бытия или оно находится внутри меня? А когда меня уже здесь нет, то где я и где Бытие? «Эх, житьё наше бытьё!.. – скажет с тоской удручённый читатель. – Денег мало, с работой фигово, начальник сволочь, экология на грани, да и в мире стабильности нет.» Узнаваемо? Конечно, кому же не знакомо? Когда мы выглядываем изнутри наружу, мир как раз так и выглядит, и деваться некуда – «Бог терпел и нам велел». «Но всё-таки, ну вдруг что-то случится такое хорошее – кто-то встретится мне в жизни, обстоятельства изменятся, меня, наконец, оценят по заслугам – и тогда жизнь наладится. Ведь я же хороший человек, должна же быть хоть какая-то справедливость.» Да в конце-то концов за справедливость можно даже побороться, это благородная цель! И начинается борьба, а уж какими способами – это каждый выбирает сам.

Конечно, с бытовой точки зрения, это все правильно, только почему-то не работает. Вот и приходится нам так или иначе обходиться с существующей действительностью: либо бороться с несправедливостью и биться за своё место под солнцем, либо смириться и навсегда признать себя жертвой обстоятельств и несправедливого отношения окружающих, и тогда уж печалиться до конца дней своих, что мы обычно и наблюдаем и в себе, и в других. Но если вы признаёте, что вы – часть Бытия, то как же тогда бороться с целым? Или с его отдельными частями, которые вас раздражают более всего? Ваша рука станет бороться с вашей ногой? А если такое происходит, то что же должно быть в голове у этого человека?



Представление о себе


«Жили-были…» – так начинаются очень многие русские сказки. Отсюда формируется у ребёнка ощущение, опережающие мысль(!), что-то вроде само собой разумеющегося, что раз уж «жили», то и «были» и что они всегда бывают вместе, и, практически, синонимы. Я живу, значит, я есть. А если я есть, то какой я? Некоторые формальные признаки абсолютно очевидны, другие приходится подтверждать документами, а какие-то третьи мы и сами знаем про себя и, если захотим, можем поведать о них окружающим, а можем и умолчать. И уж наверняка, каждый человек несёт в себе что-то такое, о чем он никогда, ни при каких обстоятельствах не расскажет никому, ну, разве что на исповеди, да и то перед смертью. Что же за потребность такая – наконец, вытащить наружу и отдать кому-то (кому можно доверять или кому приходится доверять в таких особых обстоятельствах) нечто очень важное, может быть, самое важное, что всю жизнь скрывал и прятал не только от других, но и от себя?

Да по большому счёту, кому какая разница, как жил этот человек? Разве он пытается освободиться от своего «груза» ради кого-то другого? Это ведь только его истинная глубинная потребность. Он же сам не может уйти со спокойной и лёгкой душой, и именно этот «груз» тянет за ноги и не позволяет уйти легко и естественно. Вот мы и добрались до того, что человек двойствен в себе. То есть человек о себе знает многое: знает о своих мыслях, знает о своих чувствах, знает о своих поступках, даже догадывается о своих мотивах, но есть что-то неизмеримо большее, что он подспудно ощущает, но не имеет об этом никакого представления. Есть представление о себе «хорошем» и непременно о себе «плохом», что вызывает столько ужаса и стыда, что с этим абсолютно невозможно двинуться куда-то дальше. А куда уж «дальше», когда речь идёт о финале всей жизни? Пресловутое проклятие – «да чтоб тебе умереть без покаяния!» – в этот момент уже не кажется таким невинным или забавным. Ведь чувствует же каждый человек, что приближается не конец всего, а что-то настолько несопоставимо грандиозное, что абсолютно невозможно передать словами. И чувствует человек, что именно его «я» останется с Этим один на один, и невозможно будет уже спрятаться ни за какими масками, ни за какими ролями, когда не понадобятся никакие оправдания, и останется он прозрачным, как кристалл. Если вам доводилось переживать ощущение неизбежности смерти, вы поймете, о чем я говорю.


* * *

Каждый из нас совершает ошибки. Мы не можем их не совершать, потому что мы просто люди – со своими амбициями, со своими намерениями, в разных обстоятельствах, и обстоятельства эти часто складываются помимо нашей воли. Никому из нас не дано видеть целиком этого фантасмагорического действа со стороны, потому что все мы находимся внутри него. Мы все крутимся в этом мире, как можем, потому что так он устроен, и в разных обстоятельствах мы набираем свой жизненный опыт… зачем-то.

«Да кому и зачем он нужен, этот жизненный опыт какого-то никому неизвестного Васи Пупкина, который жил и умер 100 лет назад?!» – возмутится рационально настроенный читатель. – «Что толку-то с него?!»

С ранней юности меня мучил (на самом деле мучил!) вопрос. Вот представьте себе какого-нибудь старого китайского мастера, который сделал уникальную фарфоровую вазу. Он вложил в неё всё своё мастерство, всю душу, и она получилась настолько искусной, изящной и прекрасной, что люди, завидев её, останавливались и замирали. В их душах начинали происходить какие-то необъяснимые перемены, что-то внутри начинало светлеть и переливаться, от неё невозможно было оторвать взгляд, и от благоговения к ней даже невозможно было прикоснуться руками. Но вдруг пришел какой-нибудь варвар с кувалдой, в душе которого не шевельнулось ничего, кроме желания жахнуть этой кувалдой. У вазы не окажется никакого шанса и она никак не сможет защититься. Так зачем же создавать что-то прекрасное и удивительное, если оно так хрупко и беззащитно? Давайте будем создавать одни кувалды! Давайте все сами станем кувалдами и пусть правит сила! А кто сможет всех победить – тот и молодец. Ведь этому дикарю даже в голову не придёт, что он сделал что-то не то. И мучиться угрызениями совести он не будет, если не понимает, ЧТО совершил. И все хорошо, всему есть оправдание, пока не наступит некий момент, когда начинается переоценка. Нет, про дикаря дальше рассуждать не берусь, теперь хочется вернуться все-таки к более-менее цивилизованным людям. По крайней мере, их душевная жизнь немного понятнее.

Так что же за окончательная переоценка происходит у человека перед финальным уходом и что за маленькие переоценки происходят просто в какие-то кризисные моменты? Почему, а главное – для чего мы все в разные периоды жизни переживаем кризисы? Не знаю! И ответа не ждите! Сейчас буду просто выкладывать некоторые размышления, которые привели меня к кое-каким догадкам.



Тень


Это понятие в психологию введено Юнгом, а уж по жизни каждый из нас и сам всегда видел и знает, что это такое. Да, в физическом мире это явление очевидное. Тень всегда повторяет контуры предмета, на который падает свет. Чем свет ярче, тем глубже тень. Она может менять форму и размер, в зависимости от положения источника освещения, но она всегда имеет определенное сходство со своим хозяином. Ещё один момент: хозяин имеет объём, т.е. трехмерен, тень всегда плоская, то есть оказывается двумерной проекцией на одну из плоскостей. Тенью можно управлять. Вы можете сцепить большие пальцы и раздвинуть ладони, тогда на стене или на экране появится изображение голубя.

Существует театр теней, где теневые персонажи разыгрывают целые представления. Давайте, шутки ради, допустим такую мысль, что эти персонажи принимают себя за настоящих, наделённых собственной волей, имеющих собственные намерения и совершающих самостоятельные действия. У них в этом спектакле происходят какие-то события, их реакция на события подчиняется какой-то логике, но мы с вами не знаем и не можем знать, что они там себе думают и как они себя чувствуют. Мы просто, совершая какие-то манипуляции руками, вынуждаем их делать то, что сами считаем нужным. Мы ведь с вами знаем, как можно ими управлять, и пускай они думают, что это их самостоятельная жизнь. Но, как только они присваивают идею о своей самостоятельности, они начинают проявлять собственные амбиции, пытаться что-то делать уже вопреки вашей воле, они же не догадываются, кем, как и для чего были созданы. И если вы примете их игру и захотите, чтобы она продолжалась, вы будете им подыгрывать. Вот он – ключевой момент: для того, чтобы вы начали им подыгрывать, вам уже придется считаться с их волей и их желаниями, то есть теперь уже вы сами должны оказаться с ними в контакте. Всегда же проще делать что-то, находясь в кругу единомышленников, а не противников. Значит, остается только понять, кем они себя воспринимают и вести теперь уже общую игру, учитывая их особенности. Правда, есть ещё шанс, что они окажутся чересчур строптивыми и своевольными, но тогда уже всё-таки вам решать, что с ними делать в критической ситуации, и это уже будет зависеть от вашего к ним отношения.

И ещё один момент. У нас с вами нет никакого контакта с этими персонажами на экране, мы живём в своём трёхмерном мире, а они – в своём двумерном. Мы делаем что-то здесь, а они делают что-то похожее у себя, не догадываясь, что ими движет. И наверняка они, (точно так же, как не можем и мы с вами, живущие в нашем всего лишь трёхмерном мире помыслить нечто большее), не догадываются, что существует какой-то трёхмерный мир, и что они являются лишь его движущимися проекциями на плоскости. А соединяет нас с ними единственный посредник – свет, то есть энергия, природу которой до сих пор мы определить так и не можем. Сила света и положение источника даёт глубину, резкость и размер, а уж их движения определяются нашими действиями в пространстве, о котором они не имеют никакого представления. Их двумерная наука, естественно, знает и изучает физические законы того мира, в котором существует. Другая наука, разумеется, изучает те психические законы, которые управляют психикой двумерных человечков. У них есть ещё куча всяких наук, которые очень много всего могут им объяснить, только вот как-то в их головах не может поселиться представление о чём-то ином, большем, чем им известно в их мире. Естественно, какие-то чрезмерные усилия вызывают у них чувство усталости, какие-то новые начинания – прилив энтузиазма, только им невдомёк, что это мы с вами можем поддержать их игру, а можем её и притормозить..

А теперь такое предположение. Мы ведь тоже реагируем на действия окружающего мира и на ситуации, в которых оказываемся, хотя и не понимаем, почему ситуации складываются именно так. И реагируем чаще всего, подчиняясь энергии своих внутренних импульсов. Мы, конечно, потом объясним себе и другим, почему поступили так, а не иначе, однако вот тут часто возникает расхождение. Поступили так, потому что не могли в тот момент поступить иначе, а объяснения – это для того, чтобы была возможность жить дальше, считая себя «хорошим» и «разумным» человеком и не считая «плохим» и «глупым» (всё в кавычках). Вот так и живем «хорошими» и «разумными», пока Нечто не заставит вас сделать что-то такое, о чём впоследствии человек говорит – «я не знаю, что на меня нашло». Самое интересное, что все разумные объяснения не имеют никакого отношения к происходящему, и нужны только для снятия тревоги и напряжения.

А теперь представьте себе, что эти управляющие руки отбрасывают одновременно тень на две разных плоскости, на одной – тот самый голубь, а на другой – какой-нибудь совсем другой образ. Вполне возможно и логично в таком случае допустить такую мысль, что эти две разные тени будут считать себя разными человечками. Они же представления не имеют о том, что являются лишь производными от чего-то. Они будут всерьёз беспокоиться о своей жизни, о своём будущем, пытаться обеспечить свою безопасность, приличное существование, думая, что их жизнь принадлежит им самим.


«Моя жизнь была исполнена страданий,

– признался Анаами Баба, – пока я считал её своей.

Люди всегда тормозят, когда дело касается того,

что кому принадлежит».


А ведь по факту так и есть: в разных местах одновременно происходят разные вещи. Любой из этих персонажей, вполне возможно, будет удивляться некоторым совпадениям и даже выведет такую формулу: один раз – случайность, два раза – совпадение, ну а три – это уже закономерность. Впрочем, фразу – «я не верю в совпадения» – мне почему-то приходится слышать всё чаще. Неужели люди начинают о чём-то догадываться? Юнг назвал эти странные явления «синхронизмами»… ну, он вообще был человеком с хорошей метафизической закваской.

Нечто происходит в мире (в огромном мире, гораздо большем, чем наш – трёхмерно-временной, с нашими трёхмерно-временными причинно-следственными связями), эти неизвестные нам руки делают какое-то движение, и с нами происходит нечто необъяснимое, и мы сами совершаем нечто такое, что не можем объяснить. Совпадение? Роковое стечение обстоятельств? На меня что-то нашло? Думаю, что этими словами можно объяснить любое импульсивное действие: и когда человек бросается в огонь, чтобы спасти ребенка, и когда он втыкает нож в живот своего обидчика. На меня что-то нашло. Это очень сильная вещь. Она придаёт человеку столько сил, что он никогда в жизни такое даже и помыслить бы о себе не смог. Так что же оно такое? Что-то меня опять сносит в сторону понятия «резонанс», и это наводит на мысль, что в таком экстремальном состоянии мы попадаем в особую зону (диапазон) частот, когда силы наши многократно увеличиваются, здравый смысл отключается, и мы оказываемся инструментом для выполнения какой-то неведомой нам задачи.


* * *

Где-то в Евангелии есть такое выражение (не дословно) – зло приходит в этот мир по воле Божьей, но горе тому человеку, через которого оно придёт.

Человек не ведает, что творит. Мы знаем только свою роль и наша судьба в большой степени определяется тем, какую роль мы себе неосознанно выбрали. Можно из самых благих побуждений наворотить ТАКОГО! Впрочем, по поводу того, куда вымощена дорога из благих намерений, тоже уже сказано.

Так за что же отвечает человек? Как он может отвечать за свои действия, если не может предвидеть их последствий? Не эту ли связь между действиями человека и их последствиями для него пытаются определить словом рок, судьба, карма? Вдруг ни с того, ни с сего… Собирался поехать в санаторию в Ялту, а Аннушка уже разлила масло… «Неужели вы думаете, что он так сам с собою управился?»

Хотел покорить мир, а оказался в заключении на острове Святой Елены.

Или вдруг неожиданно для самого себя повторяешь семейный сценарий, от которого так стремился избавиться…

Знал о последствиях? – Предполагал.

Хотел избежать? – Хотел.

Удалось? – Не удалось.

Рок? Судьба? Карма? Родовое проклятие?...

Как часто люди, стремясь к чему-то, получают противоположный результат. Хотели помириться, а вместо этого ещё больше поссорились. Хотели попросить прибавки к зарплате, а вместо этого пришлось написать заявление об уходе. Хотели поехать в санаторий в Ялту, а вместо этого… Да мало ли чего только не случается в жизни.

Так сам ли человек управляет своей жизнью? Волею кого (или чего) в одних и тех же критических обстоятельствах вы можете оказаться как героем и победителем, так и побеждённым, и жертвой, а то и вообще подлецом? Какие же силы движут нами и вынуждают нас совершать те или иные действия, последствия которых мы можем предполагать с большей или меньшей вероятностью, но никогда не знаем, что получится в реальности? Что нас вообще вынуждает что-то делать? Какая энергия руководит действиями человека, общества, человечества? Мы ведь, как те тени на экране, тоже не знаем, что именно происходит, и точно так же считаем, что это НАША жизнь.


«Что вы со мной делаете?» – время от времени

сокрушался Анаами Дасс.

«Только то, что ты позволяешь»

– невозмутимо отвечал Баба.


Мне очень нравятся разные байки про восточных мудрецов. Такие наивные и забавные на первый взгляд, они просто взрывают мозг, если не проскакивать мимо и хоть чуть-чуть на них задержаться… ну, я вообще по жизни тормоз. За каким-то фигом наградил меня Бог такой особенностью.

Так что же мы такое и каким образом позволяем внешнему миру делать с собой это, если нам это так сильно не нравится? Какие же блага мы стремимся от него получить и каких неприятностей пытаемся избежать? Где нас дожидаются эти блага и где поджидают неприятности? Где это место? Как хотелось бы его найти. И мы ищем! На самом деле, буквально мы считаем, что есть где-то нечто такое, где мы могли бы быть счастливы, обеспечены всем, чем хотелось бы, что там о нас кто-то позаботится, защитит от разных бед или хотя бы даст возможность самопроявиться и не накажет за это, даже если мы совершим ошибку. Да уж не Рай ли это?! Но ведь как раз оттуда есть пошла идея возмездия за совершенный грех. Захотел узнать слишком много? Захотел познать добро и зло? Но ведь запрещено тебе было! Не хватило тебе райских благ? Какого рожна тебе еще не хватило?! Проявил своеволие – получи! … с чем и был изгнан в шею из Рая, то бишь вынужденным образом, как блудный сын, отправился набирать уже собственный опыт, набивая собственные шишки, и искать правду… свою правду. Что-то тут вспоминается мне светлый образ Ивана-дурака, который вечно вляпается в какую-нибудь историю. И идёт себе этот дурак в тридевятое царство, в тридесятое государство набираться ума-разума. «Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что». Архетип однако…


Анаами Бабу спросили, в чём суть страдания,

и он дал вопрошающему по шее:

– Больно?

– Больно, Баба...

– То-то и оно.



Проект «человек»


В общем, все мы знаем, что такое «человек», считаем себя таковым и соответственно себя ведём. Мы все чего-то хотим и пытаемся этого добиться, не особо задумываясь, зачем нам это надо. «Хочу» – дальше по списку, основное содержание которого сводится к «быть здоровым и богатым», туда же ещё можно добавить «счастливым, любимым...», а для этого я должен стать: тут уже другой список, основное содержание которого – быть «идеальным» для достижения желаемого,.. сильным, умным, красивым и т.п. Благо эталонов достаточно. Всё так просто и логично, тут и обсуждать нечего. Вопрос простой – как это сделать?

Вот как бы было хорошо, если бы каждому из нас Создатель давал бы прямые указания, типа – «Вот ты, Вася, сильный и выносливый, поэтому иди и копай канаву от забора и до обеда! Если успеешь выкопать n-ное количество кубометров грунта, получишь доппаек». «А ты, Петя умный и остроумный, поэтому иди и напиши статейку в своей газете, как наши облажались в последнем футбольном матче. Если напишешь хорошо, получишь повышение». Как всё было бы просто, понятно и конкретно, но ведь почему-то ни одного прямого указания мы от Создателя не получаем. Везёт некоторым, конечно, но это бывает очень редко. Говорят, что-то подобное произошло с Авраамом, что-то похожее случилось с Моисеем… Эти случаи теперь в анналы занесены, а нам-то несчастным как быть? Не дай Бог услышать голос Господа – тут же в психушку заберут!

В Библии прописаны основные законы и всё там так красиво – Не убий! Не возжелай! Не прелюбодействуй! – а Сам же и заложил основные инстинкты… Отруби, говорит, себе руку, если она соблазняет тебя, и оставил нам свободу выбора. Нате вот вам свободу, ради вашего блага, но не воспользуйтесь ею, дабы не привести себя к погибели, а инстинкты – штука серьезная. Так что же нам остается – руки себе рубить? Всё-таки украсть булку или корчиться от голода, глядя на прилавок? Жёстокий выбор, правда? Ну, мы всё-таки как-то приспособились. В крайнем случае, можно ведь даже «побиться главою о сруб» – пусть уж лучше она болит, чем душа. Чем мы, в общем-то, частенько и занимаемся, хотя, может быть и не совсем так уж буквально, дабы не отвезли в психушку. «Что я, неадекватный?!»

Неужели же Создатель так жесток? А всё говорят, что Бог есть Любовь… Ничего себе любовь!..



Неопределённость


Шекспир четыре сотни лет назад написал: весь мир – театр, и люди в нем – актёры, но самое интересное, что мы сами бессознательно выбираем себе роли в соответствии со своими индивидуальными особенностями и обстоятельствами нашей жизни. Мы просто вынуждены как-то действовать в этих обстоятельствах, и в этом случае роль оказывается некоей маской и опорой, которая позволяет нам себя хоть как-то идентифицировать в этой жизни, и которая определяет наше участие в этом спектакле и наши действия, иначе мы бы совсем ничего не смогли бы сделать. Попробуйте-ка, никак себя не идентифицируя, что-то сделать. Должны вы быть уверены хотя бы, что у вас есть руки и ноги, а то как же?

Человек настолько привыкает к своей роли и начинает к ней относиться так всерьёз, что даже помыслить чего-либо другого не может. Он заигрывается уже настолько, что ему даже в голову не приходит, даже никакие страдания его не могут заставить посмотреть на себя другими глазами и задать себе простой вопрос – «а на фига я впрягся в эту лямку? Не пора ли мне уже подобрать себе другую роль? Сколько же можно наступать на одни и те же грабли?» Но менять в себе что-либо ведь так страшно… Эти свои проблемы и все страдания, с ними связанные, каждый ведь так хорошо знает, давно уже к ним приспособился, а вот «что будет, если я что-то изменю?» Да и вообще, зачем копаться в себе, «я такой, какой я есть!»


Однажды на даршан к Анаами Бабе

пришел премьер-министр.

– Зачем ты пришел? – спросил Баба.

– Хочешь стать великим святым, как я?

– Бабаджи, – улыбнулся министр, –

я и надеяться на это не смею.

– Правильно, – одобрил Баба, – надежда убивает.

Хочешь стать великим премьер-министром?

– Если на то будет ваше благословение, –

обрадовался премьер.

– Неправильно, – заключил Баба. – Хрен тебе!


Мы всегда способны себя оправдать. «По делам их узнаете их» – ведь это же про других, это про волков в овечьих шкурах, «а я не такой(!) я просто выполнял приказ/указание начальника, я же хороший человек, это обстоятельства были такие, я был обманут, меня использовали втёмную» и т.д. и т.п. Но что же всё-таки гложет человека и почему он вынужден оправдываться перед другими и самим собой? Так ведь чувствует же в глубине души, что когда-то нарушил один из основных этических законов, когда у него был выбор. «Не было времени на раздумья», «припёрли к стенке», «не оставили другого шанса» и пр. – это всё так, но тогда что же гнетёт? А на каком-то подспудном уровне, гораздо более глубоком, чем все эти оправдания, сидит и ухмыляется мысль – «а ты мог вообще не оказаться в той ситуации. Сам зачем-то туда влез. Сам ведь хотел чего-то. Не устоял перед искушением?» Так в чьи же руки ты отдался тогда, человек? Чьей помощью и ради чего ты решил тогда воспользоваться? На что ты надеялся, чего ждал? Кому ты теперь своими душевными терзаниями выплачиваешь взятую когда-то ссуду? Не тому ли, у кого её брал? Так кому же ты тогда подрядился служить?

А это уже о глубинных мотивах, о которых мы знаем ненамного больше, чем о тех управляющих руках, и которые заносят нас в такие ситуации, что даже и подумать страшно. «И не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго» – звучат слова молитвы, но ведь искушение,.. искушения… Так за что же мы в своей жизни отвечаем? Уж не за те ли глубинные намерения, которые Бытие иногда милостиво и благосклонно позволяет нам реализовать?

Хотел? – Хотел.

Получил? – Получил.

Доволен? – О, нет! За что мне это?!

Как «за что»?! Ты же ведь сам этого хотел! – Выходит, что не этого…

Так чего же? Что просил, то и получил! – Да если бы я знал!

Так разобрался бы сначала, чего хотел-то на самом деле! А теперь сиди и обдумывай полученный опыт! Можно и погоревать немного, но не зацикливайся на этом – у тебя ещё есть шанс. Не упускай возможности получить то, что тебе на самом деле нужно!

(Диалог Бытия с человеком в моей вольной интерпретации)


«Бабаджи, неужели вы ни в чем не нуждаетесь?!»

– спросили как-то Бабу.

«Ну, почему же, – возразил он,

– просто мне нет нужды горевать по этому поводу».



О любви


Наклонясь над столом, я сегодня опять,

Не жалея чернил и бумаги,

Буду править и рвать, буду рвать и писать

Эпизоды возлюбленной саги.


Я душой в неё врос, без неё не могу.

Каждый день, как в бредовом угаре,

За обедом, во сне, на ходу, на бегу –

Безотчётно я правлю сценарий.


Мне друзья и знакомые, et cetera,

Наблюдая за мною сердечно,

Говорят в один голос: давно уж пора

Приступить к эпизодам конечным.


Говорят мне: наверное, хватит уже

Размножать персонажей безмерно,

В белый свет выходящих, как из под клише,

Истощая и силы, и нервы…


Но когда, наконец, я перо заношу

Над последней, казалось бы, точкой,

Как от холода, я от волненья дрожу,

А они – словно просят отсрочки.


Может, собственной я и не вижу тщеты,

Но они – как живые, поверьте!

Вот, глядят, открывая беззвучные рты,

И головками мелкими вертят…


В их картонных, игрушечных, хрупких мирах

Точно так же беснуются тучи.

И мне кажется, что в их печальных глазах

Я творцом отражаюсь могучим.


В их глазах я читаю опять и опять

Ожиданье, мольбу и тревогу.

И я снова берусь за перо и тетрадь. –

На кого ж я вас брошу, ей-богу?…


И приходит ко мне откровение дня:

Все мы – лорды, поэты, бродяги,

И отважный герой, и ужасный маньяк –

Персонажи Божественной Саги.


И Господь – тоже Автор, такой же, как я,

И в его незаконченной книге

Звёзды, люди, микробы, планета Земля –

Всё смешалось в великой интриге.


И наверно, пора бы придумать конец,

И давно истекли все отсрочки.

Но не может финал обозначить Творец

И поставить последнюю точку.

(Paul f. Eshoff, с разрешения автора)


Вот так!

Спрашивала автора, откуда в его голове взялся замысел? Не знает. Спрашивала, откуда приходят строки? Не знает. Уже не спрашивала: сама озадачилась – а оно ему зачем надо, чтобы «как в бредовом угаре», чтобы «за обедом, во сне, на ходу, на бегу», чтобы «править и рвать», чтобы «рвать и писать»», чтобы «истощая и силы, и нервы» опекать этих персонажей, которых он зачем-то приручил и за которых теперь уже несёт ответственность?! Зачем ему надо так жить?! Знаю ведь, что всё равно не ответит. Зачем-то они все должны были прийти в этот мир… как и мы с вами… А автор – это Тот, через которого они все сюда пришли. Любит ли он их? Да я думаю, что они его уже просто замучили – как дети малые, честное слово! Но ведь любит,.. и позволяет им своевольничать, и следит, чтобы они там в своих картонных мирах не наломали дров.

«Я душой в неё врос, без неё не могу»… Так что же это? А может, правильнее было бы спросить – за что? Благословение это Божье или проклятие, чтобы вот так? Да кто же нас спрашивает? Тебе это УЖЕ ДАНО вместе с жизнью, так «не зарывай талант в землю»! У Господа Бога были на тебя какие-то планы, и когда он создавал тебя как свой проект, он дал тебе для этого все возможности. Прими это с благодарностью и не сопротивляйся – работай, твори! А что будет легко, тебе никто и не обещал. Творчество – это радость, так доставь себе эту радость! Творчество – это труд души, так трудись! Труд и радость – это не антонимы, но и не синонимы. «По образу и подобию» создан ты зачем-то… Да весь мир создан «по образу и подобию»…


* * *

Несколько слов из Нагорной проповеди:

Взгляните на птиц небесных: они не сеют, не жнут, не собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их.

Посмотрите на полевые лилии, как они растут: не трудятся, не прядут;

Но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них;

Ищите прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам.

Просите, и дано будет вам; ищите, и найдёте; стучите, и отворят вам.

Но только без фанатизма – добавлю я – ибо в Писании всё сконцентрировано до того, что даже небольшое количество может вызвать передозировку и отторжение.


«Не могли бы вы выразить свое учение одним словом?»

– спросил Бабу Анаами Дасс.

«Мое учение? – захохотал Баба, – Расслабься, сынок!»


В этих двух цитатах из разных учений для меня нет противоречия, а для вас?



Представление о себе


Не существует добра и зла безотносительно к чему-либо. Мир таков, каков есть. А о добре и зле мы судим только из своих человеческих представлений. Как там говорил Мессир Левию Матвею? «Уж не пожелаешь ли ты ободрать всю планету, чтобы на ней не было ничего, отбрасывающего тени?» Да, конечно, мы в своём энтузиазме готовы сокрушить очень многое. И чем меньше понимания и веры, тем больше всего хочется разнести к едрене-фене,.. почти как тот – с кувалдой.

– Я не буду с тобой спорить, старый софист.

– А ты и не можешь со мной спорить по одной простой причине – ты глуп.

Ну, хотя бы на это у Левия Матвея хватило ума,.. с кем спорить-то? С целым? С какой-то его частью, которая раздражает больше всего?

Каждый человек «знает», каков он на самом деле. Знание это основано на той роли, которую он себе присвоил когда-то. Безусловно, на разных этапах жизни она может меняться и обязательно меняется, обогащая опыт. Но все равно на каждом этапе своей жизни человек будет действовать исходя из той роли, в которой живет сейчас.

Попав в мучительную кризисную ситуацию, человек вынужден обращаться к чему-то незнакомому или неосвоенному прежде, чтобы из неё выбраться. Почему так и что происходит? Вроде бы пьеса всё та же и вы в ней всё тот же герой, так что же тогда? Разум, безусловно, даёт свои объяснения, но всё из тех же прежних, знакомых ему представлений. А вот тут и возникает серьёзный конфликт. Завершается какой-то этап жизни, в прежних рамках человеку уже тесно, внутренне он из них уже вырос, а разум продолжает его держать всё на том же прежнем уровне, потому что другой модели существующей реальности пока ещё нет. Разум же может оперировать только моделями – и вот он кризис. Никто же добровольно в него не погружается, ни одного такого придурка я в своей жизни не видела, а все через них проходят… Иногда это бывает очень большая внутренняя работа по осознаванию себя, иногда какой-то спонтанный порыв, когда отступают внутренние запреты и некая высвободившаяся сила подхватывает и несёт. Выход должен быть найден, потому что хочется жить дальше, а так, как прежде, уже невозможно.

Так что же такое и откуда может на человека «найти», что уж никак не вписывается в это знакомое ему представление о самом себе? Как будто какая-то неведомая сила вдруг подхватила его и понесла, да так, что он действовал, не раздумывая, отдавшись на волю этой неизвестной стихии. Или наоборот: там где по логике видимого сценария он должен был бы что-то сделать, вдруг был остановлен, т.е. практически оцепенел и впал в ступор. На что это могло бы быть похожим, если вернуться к нашему примеру с проекцией фигуры на плоскости? Не сыграл ли он в этот момент роль из другого, неведомого ему спектакля? Не означает ли это, что вселенский спектакль разыгрывается не только в одной более или менее известной нам плоскости? Не разыгрываем ли мы все одновременно разные спектакли в этом, казалось бы, таком знакомом мире? И не отвечает ли этот мир своим вторжением в нашу спокойную жизнь в соответствии с нашими разными ролями на разных уровнях бытия???


У Анаами Бабы спросили,

на сколько планов делится Существование?

«Существование не делится, – объяснил Баба, –

его делят только такие дураки, как ты».


Как же человек может отвечать за свои поступки, если не владеет собой, ситуацией, если не знает (а иногда даже и не предполагает), к чему приведут его слова или действия? Ведь так хочется, не совершая ошибок и глупостей, обеспечить себе такую жизнь и такое существование, чтобы была гарантия безопасности бытия или хоть какой-то стабильности. Ведь мы только потом осознаём, что действие было ошибочным, и раскаиваемся в собственной глупости только тогда, когда полученный результат не вписывается в желаемый и запланированный сценарий. Жизнь внесла свою поправочку и остаётся теперь только сокрушаться и кусать себе локти.

Кто же управляет нами в такие моменты? А в другие – спокойные и нормальные? Мы же не видим тех, кто управляет нашей жизнью, и наивно, как те тени на экране, полагаем (до поры до времени), что управляем ею сами. Но почему же тогда так редко мы чувствуем себя счастливыми?


В молодости Баба совершил хадж в Мекку.

«Какую заслугу ты приобрел этим?» – спросили его позже.

«Мозоли на ногах» – мрачно ответил Баба.


* * *

Мне нравится рассматривать этот мир с точки зрения существования и перераспределения полей энергии. Не то, чтобы я отрицала «объектность» физического мира, просто другой подход – энергетический – позволяет увидеть те же самые явления совершенно иначе. Такая сверкающая и прекрасная картина движущихся волн, которые несут, передают и добавляют энергию стоячим волнам,.. а эти – стоячие – мы уже можем видеть глазами или даже пощупать руками… Устойчивая картинка уже способна быть увиденной… Из этой модели вполне возможно допустить, что все видимые нам объекты, суть как раз те самые стоячие волны, для появления которых необходимы источник и отражатель... Для возникновения и обеспечения устойчивости этой интерференционной картины, фазы должны совпадать или быть кратными. Это уже давно известно и широко используется в технике. А ваша персональная фаза позволяет вам увидеть, как прекрасен этот мир? Или она создает для вас только какие-то удручающие картины?

К сожалению, видеть движение энергии невозможно: наши глаза не дают нам такой возможности. Поэтому мы видим этот мир, как совокупность объектов. Энергия может перераспределяться, как угодно – был бы управляющий сигнал. То, как мы видим как внешний мир – это картинка, отраженная в нашей голове. В нашей голове проявляются и проступают фигуры, которые мы принимаем за реальные объекты. Наши все пять органов восприятия передают поступающую информацию в головной мозг, и там уже происходит её интеграция в единую картину. Несовпадение или несоответствие сигналов, полученных от разных органов восприятия, разрушает эту картину. Неочевидность причинно-следственных связей вызывает очень сильный когнитивный диссонанс. Это когда в голове «вышибает пробки» и человек перестаёт понимать, что происходит. По сути это тоже разрушение мира для человека. Мозг ни понять, ни тем более объяснить этого не может, вот и наша трёхмерная наука пока скромненько помалкивает на эту тему.

Восточные мудрецы не просто так используют свои провокационные приёмы. Целью является разрушение картины мира, когда мозг впадает в ступор. Другой возможности для реальных изменений в человеке, думаю, не существует, иначе разум, не желающий сдавать свои привычные позиции, всё равно будет выстраивать свою собственную картину по известным и хорошо отработанным схемам: он же защищает нас – бедных – от этого жуткого «катаклизма». Ведь когда разрушается картина мира, разрушается и картина «я». Вот только в этот момент человек начинает переживать то самое ощущение, которое на Востоке известно как «меня нет». Думаю, что именно этот момент во всех мистических и шаманских практиках называется «вторым рождением»...

Ну и о каких проблемах после этого может идти речь?


Анаами Баба и Анаами Дасс пили чай.

«Ты дурак! – сказал наконец Баба.

– Зачем тебе Бог? Пей чай».


© Елена Зарубина, 2010

Социальные сервисы:


Комментариев: 18
Прыг: 01 02 03 04 05 06 07