Лёгкая беседа на скамеечке


Лёгкая беседа на скамеечке


Всё изменяется

Всё изменяется. Всё есть волна и всё есть вихревое вращение. Всё есть чередование и смена вещей. И всякий конец есть начало. Рождается новое и исчезает старое. Изменчивый поток. А в основе всего лежит двойственность.

И вот утром сквозь сон приходит мысль о том, что во сне все образы, формы и видения появляются, преобразуются и изменяются до неузнаваемости… и рассыпаются прямо на глазах. А если во сне куда-то зашёл, назад этим же путём не выйти. Ибо сам путь изменился. Нигде обратной дороги нет. И персонажи меняются: вроде бы тот же человек, но лицо уже другое.

Так мы смотрим на облака, на огонь и водный поток. Ничего постоянного. В Реальности бодрствования тоже всё течёт и изменяется. Но медленней, чем во сне. И нам кажется, что всё замерло, всё незыблемо, всё навсегда, всё вечно. Нам хочется какого-то постоянства и опоры. Человек стремится увековечить, установить свой порядок на века. Но вечное мгновение – это ноль. И как только Фауст воскликнет: «Остановись мгновенье. Ты прекрасно», сразу же всё рассыплется и исчезнет.

Поэтому научись быть счастливым на бегу. Найди свой покой в движении. Радуйся мгновению и не стремись продлить его. Мчась сквозь поток изменчивости, ты сам непостоянен и всё время другой. И невозможно, достигнув своей вершины, навсегда остаться счастливым, любимым и богатым.

Человек озабочен бессмысленной гонкой за конечным счастьем. А счастье – это миг. Ты в нём. И он всегда с тобой.

Экклезиаст сказал: «Нет ничего нового под солнцем». И тут же изрёк обратное: «Не насытится глаз видением, а ухо слушанием», потому что всё – есть новизна и обновление. И каждый день, повторяясь, неповторим.


Молчание – золото

Кто знает, тот молчит. Незнающий говорлив. Почему молчаливые мудрецы не очень-то стремились учительствовать? Почему сокровенное оставалось невысказанным? Потому что всё то, что даётся даром, что не выстрадано собственными усилиями, не ценится и теряется. Не победная финишная лента оздоровляет спортсмена, а бег. Не знание растит человека, а сам рост, путь и труд. Для жизни более ценно само движение и изменение, а не результат. Поэтому Бог и не просветил нас изначально, а предоставил возможность каждому строить себя. И так везде и во всём. Цветок должен расти сам. Ты за него этого не сделаешь. А если будешь его тянуть из земли вверх, чтоб быстрее рос, то он зачахнет. Ты счастлив в стремлении к цели. Сама же цель – всего лишь миг радости победы. И всё. Свершённое тут же разочаровывает, стареет и превращается в почву для нового.

Вот, ты восторгаешься прекрасным строением. Но архитектор, сотворивший чудо, проходит мимо и спокойно. Потому что та радость полёта воображения, то счастье озарения, те открытия, которые он сделал изнутри себя, когда творил, несоизмеримы с твоими чувствами оценщика. Работая, он рос. Ты же, просто созерцая, даже не знаешь имени его.

Человек тогда достигает цели, когда больше озабочен процессом, а не предвкушением результата. Создавая что-либо, человек растит себя. А это и есть истинная цель жизни.

Ты прочитал писание, которое преобразило тебя. Захлопнул книгу, сладко потянулся и… забыл. Даже автора не вспомнишь. О его творческих исканиях и бессонных ночах ты даже не подозреваешь. Живёшь и получаешь бесценные подарки, которые не заслужил. Ведь пока он писал для тебя и платил за твоё знание своей жизнью, ты жил для себя. Он отдаёт свой труд, а ты берёшь без труда. И не ценишь. Поэтому теряешь. Как вода сквозь пальцы всё невыстраданное уходит в песок. Остаётся только след. По земле ходят стада людей со следами мудрости. И глаза вроде бы умные.

В книгах, картинах, музыке – в мудрых творениях скрыт сокровенный глубинный смысл. Он между строк. Он не есть явно, не видим, а лишь присутствует как тонкий аромат. Но людям этого достаточно. Мы привыкли спешно скакать по верхам. Проглатываем количественно много, но остаёмся неутолёнными. И мы не понимаем отчего.


Поиск

Модно ездить за умом в Иерусалим, в Гималаи, в Тибет. Ездят и ничего не находят. Потому что ищут вовне: в книгах, в гуру и в каждом новоиспечённом пророке. А истина везде. И прежде всего она в тебе. Здесь и сейчас. И постичь её можно только изнутри себя. И никакой гуру не станет возиться с тобой. Чтобы подняться в гору, топай ножками сам. Настоящий Учитель никогда не стоит. Он сам безостановочно восходит, и не обязан тащить тебя на своей спине. Поэтому на Востоке годами выдерживают учеников в терпении и ожидании хоть какого-то знания. Чтоб ценили то, что имеют и ловили смысл в каждой фразе, в каждом жесте, в каждом знаке без разжёвываний и повторений.

Можно потратить жизнь на поиски гуру, проходя ежедневно мимо него и не замечая. Мудрейшим может оказаться тот улыбающийся старичок, который по утрам метёт улицу у твоего подъезда. Подметает планету. Но ты, весь в мечтах о Шамбале, ни разу не посмотрел в его небесные глаза. Кто ж тебе виноват, что ты невнимателен?

Каждый сам себе пишет книгу жизни и читает её. Пишет сразу набело. Жизнь не предполагает черновиков и твоих предначертаний. Если хочешь рассмешить богов, расскажи им о своих планах.

Человек – целая Вселенная. Всё верно. Но ты видишь, что люди толпы довольно посредственны. Мы любим каждого в его естественной простоте. Терпимо относимся к любому, кто непритворно остаётся самим собой в своём природном естестве. Не важно, мудр человек или не очень. Но мы чувствуем фальшь, если человек все силы тратит не на то, чтобы быть или стать кем-то, а на то, чтобы выглядеть. Самоуверенного и наглого, претендующего на величие хочется высмеять. Работающий локтями достигает цели, тщету которой все видят.

Когда в кавалерийский строй арабских скакунов ставят осла, его претензии на породистость становятся очевидными в сравнении.


Богоподобие

Всё вокруг и сами мы – есть голографическая иллюзия. Во всём заложен парадоксальный голографический принцип – целое состоит из частей, но каждая часть есть целое. И ты – есть маленькая капля, содержащая в себе весь Океан.

Человек подобен и тождественен Богу. Почему же он так мал? Почему человек не совершенен и не сведущ как Бог?

Это можно объяснить на примере с голограммой. Объёмное голографическое изображение запечатлено на фотопластинке в виде интерференционной картинки стоячих волн. Полная аналогия со сверхсветовым духовным миром мысли. Фотопластинку можно разбить на мелкие кусочки, но каждый осколок способен проявить не часть, а полное изображение. Каждая часть содержит в себе всё целое. Но!.. Чем меньше осколок, тем некачественнее изображение он проявляет, потому что на единицу площади изображения приходится меньше точек, всплесков волн.

Так же и человек. Чем духовно шире он, тем чётче в нём проявлено Целое. Человек подобен Богу. Но степень тождества у каждого своя. Вот почему важно растить себя. И когда мы говорим, что великие мудрецы – небожители, это не метафора.

И тебе туда путь открыт. Трудись.


Ищем Бога

Голографичность всего сущего сегодня модно называть фрактальностью, ибо иноземное слово умнее выглядит. Фрактал – самоподобие. Представьте себе куб, сложенный из кубов, которые составлены из кубиков и т.д. И какой бы не был самый большой куб, он всё равно входит в состав ещё большего. И нет конечного по величине. Бесконечная неконкретность.

Человек – не тело, а информационная сущность. Говоря о духовном, мы пользуемся не геометрическими понятиями, например, «куб», а гёделевской информационной «полнотой», самодостаточностью. Люди разнятся по полноте. И оценить человека может тот, кто выше его по полноте, т.е. – по сложности. Есть люди простые, а есть сложные. Простым невозможно понять сложных, ибо только «подобное понимает подобное». Сложным невозможно передать знание простым, пока те не вырастят себя до уровня понимания.

Мысль одного мудреца вбирает в себя мысли миллионов людей. То, что для многих является пределом понимания, для него – банальная мелочь. Но расти может и вправе каждый.

Невозможно за косичку поднять самого себя, невозможно придумать что-либо умнее себя. Невозможно самоусложняться. Но можно усложняться, погружаясь в уже существующую систему более высокого уровня сложности. Внимая учителю, ты целиком погружаешься в его полноту, в его сложность. Все мы погружены в Бога.

Бог – бесконечная сложность, бесконечная полнота. И если ты представляешь Бога в виде конкретной личности, то твой бог конечен, с ограниченной полнотой, а значит входит в состав ещё большей сложности. А та сложность входит в состав ещё большей. И этому нет предела. И нет того конечного совершенства, кому ты молишься. Бесконечность – это то, что человеку не дано понять. И если посвящённый тебе скажет, что бесконечность тождественна нулю, ты совсем потеряешься. И покрутишь у виска пальцем. А зря.

Ты – капля в Океане. Ты тождественен и подобен Богу. Ты – есть несовершенный, неполный Бог. И молишься ты сам себе, своему внутреннему Я. Каков ты, такова и сила твоей мысли, а значит и молитвы.

***

На этом пока беседу закончим. Простите за краткость. Но я оставил поле для обдумывания. Этот текст – пример психолингвистики. Внешне всё просто. Но где-то с пятого прочтения начнёте улавливать скрытый между строчками смысл. Кто-то улетит сознанием ввысь. Можете помедитировать. Если понравится, продолжим.


Юрий Ларичев

Социальные сервисы:


Комментариев: 4

Нелинейность времени

Нелинейность времени

    "Человечество никогда не знало, как ответить на три вопроса: зачем нужны деньги и что такое любовь и красота? А вы, Владимир Николаевич, хотите..." - было сказано мне где-то в середине восьмидесятых годов Михаилом Григорьевичем Мещеряковым, создателем первого отечественного ускорителя - синхроциклотрона в Дубне (1949), директором Лаборатории вычислительной техники и автоматизации Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ).

    Наш разговор был о числовых характеристиках красоты, с использованием которых мы создавали программы распознавания изображений в задачах физики высоких энергий (ядерные треки), авиации (графики полетной информации) и других. Снижая затраты на выполнение этих работ в 10-100 раз, что равноценно ускорению времени научных разработок. Не времени нашей жизни, а той его части, которая использовалась для исследований и преобразования Вселенной, наполняя жизнь высшим смыслом. Где применимо понятие о нелинейности времени.

    Особенностью этих исследований является то, что они относятся не к философским, а к научным. В течение 20 лет эти работы проводились в ОИЯИ, а в период 1995-2003 годов - в Европейской организации ядерных исследований (ЦЕРН, Женева). В первом случае это была задача обработки фотоизображений (включая распознавание изображений), во втором - создания компьютерных систем для поддержки управления научными работами (электронный документооборот, контроль финансов и др.). И везде был достигнут указанный показатель сокращения затрат для сложных разработок - на уровне десяти раз и более.

    Это должно было бы стать сенсацией. Но не стало.

    В Советском Союзе разговор о связи между временем и красотой нельзя было даже поднимать. И автор, чтобы опубликовать в 1978 году приводимый ниже график, пошел на самый что ни на есть подлог: подготовил один текст научной статьи, а после прохождения через комиссию сдал в издательский отдел "не совсем тот" [1]. После чего возникли некоторые проблемы. Что же касается условий, в которых существует наука в современной "демократической" России, то здесь трудности иные: опубликовать можно все, но свобода на этом же может и закончиться.

    Остается заграница. Но теперь представьте, что ваш метод использован там, где у них "что-то не получалось", а тут вдруг все пошло. И дало, к примеру, эффект в десятки миллионов долларов, что открыло дорогу в карьере сразу нескольким, большим и не очень, руководителям. Неужели человек сам пойдет наверх и скажет, что это все достигнуто не из-за его таланта, а благодаря применению подхода "некоего русского"?

    Есть ли выход?

    Есть и очень простой: стать философом. А еще лучше - поэтом (ибо проще). Чтобы переместиться в "другое пространство", где ценности все смещены, правда, в опасном направлении. Это пространство имеет название: хаос. Но только это не тот хаос, в который опускаются, а тот, в который входят - с оружием. Откуда есть лишь один выход: победа. Но именно это и дается легче всего, надо только последовать за предлагаемыми здесь новыми ценностями: чистотой (в сердце) и красотой.

    И не важно, что у кого-то нет большого таланта или выдающегося ума. Ведь можно написать не тысячи стихотворений, а всего одно. И даже не до конца. Но все написанное должно быть чистым. И тогда перед вошедшим откроется совершенно иной мир. Во всяком случае, на это можно надеяться. Для чего и был поставлен эксперимент сорок лет назад, когда автор сделал набросок одного стихотворения, конец которого ему "Бог нашептал на ушко" (Виктор Астафьев) только в 2001 году.

    Это стихотворение, названное "Ночь на Черном озере", было связано с юношеской любовью (где, разумеется, была драма), а найденное окончание может быть отнесено как к тому далекому времени, так и к настоящему (это то странное в слове, на что обратил внимание еще Лермонтов). И самое интересное во всем этом - я сужу по себе - то, что этот двойной смысл, если кто и вкладывает, то только не автор. А может, именно "автор"? Тот…

Может, завтра нас не будет,

Может, кто-нибудь другой

Позовет и все забудет,

Будет петь тебе одной.

Пой струна, звени гитара,

Про надежду и любовь

Расскажи мне в песне старой,

Уведи меня тоской

За звездою голубою,

В лунном свете над водой

Нас свяжи одной судьбою.

Нет надежды? Никакой?

………………………………

Нет печали, нет разлуки,

Нет начала и конца.

Расчертив огнем, звезда

Протянула в небе руки -

Никуда. Одна вода

От нее засеребрилась.

Снова тьма. И снова мгла.

И тоска волной разлилась,

Набежала и устало

Расплескалась в камышах.

Взмах крыла. Чья тень пропала?

Месяц вышел в облаках.

Он всю ночь в тумане бродит

Безнадежно желтым светом.

Что он ищет? Не находит?

Даль светла. Но нет рассвета.

…………………………………

Ни тоски, ни тайной муки,

Ни надежды, ни креста.

Гаснет пламя, стынут руки,

Тихо катится слеза.


    Особенностью этого стихотворения, по мнению автора, является то, что оно чистое. Объяснить это не берусь. Но, по ощущениям, именно хаос с его абсолютной свободой и чистота, зависящие от выбора человека, открывают дорогу к восприятию красоты. Красоты нисходящей. Позволяющей находить то, что другие назовут талантливыми решениями. Что подчас опережает свое время на многие годы, а иногда и на столетия. Что совершенно невозможно "придумать". Это можно только ощутить и описать.

    Описать словами то, что пришло к тебе в виде откровения, через настроения и случайные мысли. Что, выдвинутое в виде обоснованной затем теории или после проверки на практике, может быть изложено в виде результатов научных исследований [1-5,7,8] и становится, пользуясь терминологией древних греков, "физикой".

    Но над тем, что уже известно (даже если и не признано), существует то, что называлось "за-физикой". То, что идет после "физики" и не может иметь в существующих условиях экспериментального подтверждения в полном объеме. Метафизика. Самое прекрасное для человека-философа. А если этот человек предполагает, что он еще и знает метод проникновения в таинственное неизвестное, то остановить его не сможет уже ничто: хотя страх считается самым сильным из чувств, однако есть нечто еще более могущественное - захватывающая сила красоты.

    Вошедшая в чистое сердце, красота ведет неуверенного человека по дороге подвига. И нет, похоже, иного пути… Во всяком случае - в России: не многие знают, что слово подвиг существует только в русском языке. Как и слова тоска и истина.

    Заканчивая вводную часть этой статьи, выполняющую роль оправдания за смелость говорить о чужой тематике, я перехожу в пространство истории и философии. С надеждой на то, что хотя бы что-то из того важного, что сказано ниже, окажется истиной.

    И прошу простить за упрощенность языка и мыслей: текст пишется "нефилософом". Своего рода "язычником", каковыми видятся первые философы во времена Пифагора, еще не знавшие изложенного в четырех томах "Новой философской энциклопедии" (2001). Но уже догадывающимся о том, что в этой энциклопедии должно отсутствовать: о четырех "началах" в живой и неживой природе. Что много проще найти именно "нефилософу" - тому, кто занимается научными исследованиями и разработками.

    Но прежде чем перейти к рассуждениям на скучные темы про нелинейность времени и числовые характеристики красоты, сидящие на двух стульях - науки и философии, обратимся к более занимательному - истории. Подвиньте кресло ближе к огню, налейте что-нибудь в хрустальный бокал. У вас нет ни того, ни другого? Тогда у вас, наверное, есть простая печка и граненый стакан. Что ничуть не хуже. И давайте разберемся, кто мы, русские, такие?


Какая-то неведомая сила

    Рассуждения на эту тему, по-видимому, никогда не станут предметом науки. Это было и останется метафизикой. Что, однако, не значит, что здесь все непонятно. Тем более, что другие, пишущие о русском человеке, и нередко с позиций недоброжелательного отношения к нему, своих сомнений не выносят на обсуждение. А просто заявляют: мы имеем право, потому что самые умные. И действительно именно умные, ибо если нас и победили, то не на полях сражений, а деньгами. Но является ли ум (не признавать который за "победившими" было бы ошибкой) чем-то самым высоким?

    Рассматривая этот вопрос, наверное, можно согласиться с тем, что ум без знаний - ничто. Но как тогда понять нашего Пушкина: "В глубоком знанье жизни нет"? Обратимся к созданию танка Т-34, этого чисто русского творения.

    Все знают, что Т-34 был лучшим танком Второй мировой войны. Но когда заходит речь о том, чтобы дать объяснение - в чем его основная идея и есть ли она? - никто ответить не может. Ответ: "совокупность параметров" - неверен. Не потому, что это не правда, а потому, что этот ответ принижает русский дух. В конце концов немцы во время войны создали два танка, "Тигр" и "Пантеру", которые были сильнее Т-34. Но победа осталась за русским танком.

    И правильный ответ о Т-34: это "оружие победы". Чтобы создать такой танк, знаний недостаточно. Требуется еще подключить дух. А вот дух-то как раз бывает разный. И если мы и не можем объяснить разницу между "немецким духом" и "русским духом" (о чем автор собирается говорить ниже), то это еще не значит, что мы ее не ощущаем.

    Но оставим пока философско-метафизические объяснения на эту тему, а дадим ответ в простом виде научного взгляда на изложенные в разрозненном виде события более чем полувековой давности. Главными создателями танка Т-34 было бы правильно назвать двух русских конструкторов - Михаила Кошкина и Василия Грабина, а с ними и еще одного - Александра Морозова. Что же они сделали?

    Самым интересным из них был Грабин, ставший со временем генерал-полковником и профессором МВТУ им. Баумана. И проживший дольше всех - до 80-летнего возраста (умер в 1980 году, похоронен на Новодевичьем кладбище - уверен, что к "нему" будут приходить). Это он еще в 1935 году заложил в свои пушки будущую победу над "тиграми" и "пантерами", созданными немцами ко времени и для участия в Курской битве (1943). Тогда он выступил с концепцией, которую и должно назвать победной: пушка должна быть "легкой и мощной". Даже в ущерб точности стрельбы.

    И оказался один против всех. За исключением одного: Сталина.

    Немного истории. В 1925 году Дмитрий Григорович создает первый советский истребитель, принятый на вооружение. В 1928 году Троцкий организовывает первую "шарашку", полутюрьму для русских талантов, и сажает туда Григоровича. А годом позже - Николая Поликарпова, когда тот уже поднял в небо знаменитый биплан У-2 (По-2). Ничего толкового из этого не вышло, их выпустили (1931), после чего Поликарпов создал истребитель И-16, воевавший в Испании. Но И-16 проиграл "мессершмитту" Bf 109, когда тот в 1938 году получил 20-мм пушку и новый мотор. Видимо, чего-то нашим отсидевшим ведущим уже недоставало… Тогда Сталин вызвал молодого авиаконструктора Александра Яковлева и поручил ему создать к весне 1940 года истребитель для борьбы с Bf 109. Яковлев создаст и победит, но не самолет Bf 109, а немецкую истребительную авиацию [6,7]. И я бы решился сказать, что между годом рождения первой "шарашки" и войной 1941-1945 годов был период перелома во взглядах Сталина на русский интеллект, который можно датировать 1934 годом. Когда он от ориентации на методы Ивана Грозного (Ленина, Троцкого) повернулся в сторону Петра Великого.

    Доказательств этому мной видится два. Первое связано с переводом на русский язык и изданием в единственном экземпляре книги Гитлера "Майн кампф", сделанным (как я вычислил) в 1934 году. Книгу эту, найденную около 1990 года в спецхране одной из библиотек ЦК КПСС, пустили в тираж, я ее купил и прочел в ней про то, что затем обнаружил в изменении политики Сталина и именно с этого времени: гитлеровскую идею индивидуальной поддержки народных талантов. (Что можно увидеть и в русской истории времен Петра Великого.) Второе связано с тем, что с 1935 года стали проводиться "открытые" конкурсы на создание боевой техники, на которых Сталин лично искал эти самые "таланты из народа". Так в его поле зрения появился никому до этого не известный конструктор пушек Грабин, выигравший в том конкурсе 1935 года.

    Тогда все светила в области артиллерийских систем оказались захвачены идеей создания универсальной пушки, способной стрелять и по танкам, и по самолетам. Да еще с высокой точностью. И лишь один конструктор, Грабин, предложил создать простую пушку, предназначенную для борьбы только против танков. Такая пушка и была принята на вооружение по высказанному мнению "одного из членов Совета". Легкая и мощная, она позволяла в распутицу осени 1941 года тащить ее на руках по дорогам войны. А все остальные пушки из-за их большого веса и отсутствия лошадей (немцы их перебили в первый же месяц наступления) остались "где-то там". Но когда на нашего солдата шла стальная немецкая машина, у него теперь было чем ее остановить. Правда, она (пушка), сделанная для облегчения веса с пружинным дульным тормозом и пружинящими же станинами и потому подпрыгивающая при каждом выстреле, была не очень точной. Но с расстояния в 30-50 метров и из нее можно было стрелять без промаха.

    Последняя модель этой мощной 76-мм пушки, прошедшей до самого Берлина, была, однако, создана в 1940 году как бы случайно. Задания на нее не было, но Грабин вдруг увидел ее и - создал. Как Пушкин. Наступил 1941 год, а получить задание все не удавалось. И тогда директор горьковского завода Елян принял решение начать выпуск этих пушек "просто так", без задания. И ко времени битвы под Москвой, в декабре 1941-го, их было выпущено 1000 штук. А после разгрома немцев, уже в январе 1942-го, о ней стало известно Сталину. Тотчас поступил приказ: дать задание на ее разработку, создать и провести испытания, чтобы начать производство. В январе-феврале требуемые испытания были проведены, после чего пушка получило свое имя - ЗИС-3. Роль коммунистической партии, "вдохновителя и организатора всех наших побед", в этом случае как бы не проявилась.

    Примерно здесь заканчивается книга Грабина "Оружие победы", хотя звездный час для созданных им артиллерийских систем наступил в следующем, 1943 году. Но это уже относится к чистой воды метафизике: предвидеть защитную крепость брони танка "Тигр", когда о нем еще и не начинали думать. А значит, как это считалось еще и в год завершения работы над книгой (1980), этого просто не могло было быть. Но это было.

***

    Оставим, однако, пока в стороне 1943 год и Курскую битву и возвратимся немного назад. 1937 год. Переведенный с Кировского завода в Ленинграде на Харьковский паровозостроительный завод конструктор Кошкин предлагает наряду с государственным заданием по созданию скоростного колесно-гусеничного танка (во время войны таких танков не оказалось) по чертежам инженера Кристи (США) построить в те же сроки и за те же средства еще один танк - будущий Т-34, вездеход с широкими гусеницами и мощным дизельным двигателем, наклонной передней броней и предназначенной для установки могучей пушки башней. Что здесь было главным? И было ли это "что-то"?

    Выступая время от времени в течение около 25 лет с лекцией на эту тему, я говорю слушателям: назовите самое главное в танке Т-34, выбрав это из следующих характеристик - скорость, маневренность, броня, пушка. И объясните свой выбор.

    Задача всегда оказывалась нерешаемой. А ответ существует: мощная пушка. Силуэт танка с длинноствольной пушкой впервые был продемонстрирован на Т-34. К тому же она имела калибр 76 мм против 37 мм (позже - 50 мм)у немецких танков серии Т-III, главных на первом этапе войны. В результате в танковых боях русский танк просто-напросто расстреливал немецкие танки с недоступного для стрельбы из их слабых пушек (малого калибра и к тому же короткоствольных) расстояния.

    Создание этой пушки для Т-34 также оказалось связанным с именем Грабина. Ее ему не заказывали, просто однажды во время отдыха в санатории города Сочи у Грабина состоялся случайный разговор, в котором его собеседник сказал: а почему бы не сконструировать пушку для среднего танка? И он ее сконструировал - на одном дыхании. Так, в начале войны у нас появился на редкость удачный танк, не имевший, правда, права на существование. Но в августе Сталин все же узнал о нем - от пленных немцев.

    Однако Кошкина в живых уже не было. В марте 1940 года он предпринял перегон двух созданных им машин из Харькова в Москву, чтобы испытать их возможности в суровых условиях снежного бездорожья. Но военные заказчики, которые все были против Т-34, не дали согласия на этот эксперимент. Тогда Кошкин вывел ночью свои машины из ворот завода и, тотчас свернув с дороги, повел их в Москву. Последовал приказ: остановить.

    Но с помощью чего можно было остановить лучший в мире боевой танк?

    И все же недалеко от Тулы чекист, которому была поручена задача перехвата, подловил их на единственном в этом месте железнодорожном переезде. Поймал, увидел и… влюбился. Сел за рычаги одной машины и, увлекшись, сломал ее. Оставался второй танк. Он и был приведен - под охраной самого чекиста - на смотр в Москву. И вышел в нем победителем. Но Кошкин не выдержал трудностей этого перехода, где он простудился, и через полгода умер. Вместо него главным конструктором Т-34 стал Морозов, который за оставшийся до начала войны год, опять-таки без согласования, так переделал конструкцию, что она стала совсем простой и технологичной.

    "Ваша боевая техника была настолько примитивной, что даже не ломалась", - сказал мне по этому поводу один немец, участник войны на русском фронте. Но он, ставший мне другом по работе в ЦЕРН (Женева), как нам это понятно, был далеко не прав.

    Заканчивая рассказ о первом периоде создания и применения танка Т-34, не могу не сказать об одном странном случае. В августе или сентябре 1941 года немецкая авиация разбомбила участок кладбища в Харькове, где был похоронен Кошкин. От могилы ничего не осталось.

    И вторая, не менее любопытная, история: в мире, помимо Кошкина и Грабина, был еще один человек, который предлагал строить средние танки с мощной длинноствольной пушкой. Этот человек - Гитлер. Но его предложение, сделанное в 1940 году, было высмеяно немецкими специалистами. Тогда он издал приказ, однако его куда-то "замотали". В результате у немцев только в 1942 году по приказу Гудериана стали устанавливать длинноствольные пушки калибра 75 мм на пригодный для этого танк Т-IV, а создание танков T-V "Пантера" и Т-VI "Тигр" с мощными длинноствольными пушками было развернуто только с конца ноября 1941 года. Эти новые немецкие машины должны были быть уже неуязвимыми для Т-34, но этого не получилось.

***

    Курская битва должна была начаться в начале мая 1943 года, но Гитлер несколько раз откладывал ее и, наконец, начал 5 июля. За эти примерно 60 дней Германия заметно увеличила количество "тигров" и "пантер" - приблизительно до 250 единиц для первого и 200 для второго типа машин. Правда, в Курской битве реально участвовало только 100 "тигров" и примерно столько же "пантер", остальные оказались с техническими неполадками. При том, что всего в немецкой армии было около 6000 танков и самоходок, а в русской - около 10000, в основном танки Т-34. Но это были уже не совсем те Т-34. И в их молниеносном преобразовании мне видится самое главное, что отражает русский дух.

    Немцам в то время что-то не везло. Сначала они потеряли первые два "тигра", выпущенные для пробы в феврале 1943 года на Волховский фронт. Синявинские высоты. Одна наша артиллерийская батарея, в составе которой были 122-мм корпусные пушки, замаскирована в болотистой местности. На эту батарею и вышли случайно два незадачливых "тигра". Выстрел в упор, с расстояния в 50 метров, раскалывает башню одного танка, а куски башни с такой силой ударяют по броне второго, что немцы от страха выскакивают из него и бегут, даже не выключив двигатель. Оба танка достались русским.

    После этого в дело вступает наш разведчик. Обворожив дочку одного из германских стальных магнатов, он, такой "патриот", предложил изготовить обручальные кольца из брони новых танков. И вслед за помолвкой сбежал с кольцом через Швецию в Советский Союз. Так где-то в апреле или мае, незадолго до первой даты начала битвы, нашему руководству стали известны характеристики новейшей брони "тигра". Грабинские 76-мм пушки, стоявшие на Т-34, и такие же противотанковые ЗИС-3 оказались бессильными. И здесь начинается самое интересное, о чем, похоже, не было разрешено рассказывать.

    Но я все же прочел однажды где-то (кажется, это был журнал "Огонек" во второй половине 1980-х годов) про то, что нам, простым людям, обычно не говорят. Тогда Грабин пришел к Сталину и сказал, что в стволы всех его пушек, в соответствии с его концепцией пушки ("легкая и мощная"), заложен двойной запас металла и потому их можно перевести одним проходом сверла с калибра 76 мм на калибр зенитных орудий - 85 мм. А с этим калибром уже можно было воевать против новых немецких танков.

    Так у нас появились танки Т-34/85 и пушки ЗИС-3/85. К счастью, помог и Гитлер, отложивший начало битвы на два месяца. И после шести недель тяжелейших боев победа в Курской битве, которую еще называют битвой танков, досталась русским солдатам.

    К курьезам этой великой битвы относится приказ Гитлера, где он требовал брать в плен пушки ЗИС-3/85 из-за их необыкновенной эффективности. Мой друг-немец называл их "die Kanonen von General Grabin". Русские имени Грабина не знают до сих пор.

    Разведчика, доставившего кольцо из новой танковой брони, наши "органы" через год расстреляли. Ему, кажется, вменили в вину как политическую ошибку некоторые детали его поведения.

***

    В изложенном о создании русского боевого оружия читатель, без сомнения, увидит присутствие красивых решений. И согласится, что красивое означает победоносное.

    А в ходе тех событий мне видится то, что наводит на не совсем обычные вопросы и выводы:

- что вело Грабина и Кошкина по пути создания оружия, против которого были все военные заказчики? Что вообще ведет русского человека на подвиг?

- что вело того чекиста, который сам привел танк Т-34 на смотр в Москву, нарушив тем самым приказ о задержании? Ведь он знал, что мог попасть под расстрел;

- почему в то время слежек и доносов никто не "настучал" на Грабина, который пошел на перерасход дефицитного легированного металла для создания двойного запаса в толщине стволов его пушек?

- почему оказалось, что переход с калибра 76 мм на калибр 85 мм уже опасен для танков "Тигр" и "Пантера"? Немцы ведь могли сделать броню еще мощнее;

- а если бы два первых "тигра" не наехали на батарею из 122-мм орудий, мы бы не оказались готовыми к встрече с ними? Или если бы наш разведчик не сумел заполучить кольцо из новой секретной брони? Или не смог бы перебежать через границу?

- что обратило внимание Сталина на идею Гитлера искать и поддерживать таланты из народа? А если бы в борьбе за власть победил не Сталин, а Троцкий, мы бы имели что-либо, кроме "шарашек", не давших ко времени, когда это было жизненно необходимо, ни одного достойного вида оружия?

    И так далее. Можно насчитать полтора десятка подобных крайне важных случайностей [6], все до единой выпавших счастливо для русских в этой борьбе. Не много ли?

    С точки зрения теории вероятностей - даже слишком много. Что и наводит на мысли о том, что Россию в ее нелегкой судьбе, когда она была, казалось бы, разрушена и не раз, защищает распростертым над ней крылом какая-то неведомая сила.

    "Храм оставленный - все храм, / Кумир поверженный - все бог" (Лермонтов). Но что создает храм?

    Если всмотреться в приведенный выше текст об оружии, то в нем можно проследить за проявлением четырех "начал" в Природе, формирующих дух великих народов.


Четыре "начала" в Природе. Русское староправославие

(Взгляд на русскую историю и философию)

    Излагая свой взгляд (и не более) на некоторые важнейшие события русской истории и на философию простого русского человека, являющегося носителем "русского духа", я ставлю перед собой цель: попытаться понять, чем мы отличаемся от других и как нам в будущем строить свою жизнь с ними. Имея в виду приход новых возможностей в коммуникации между людьми в XXI веке (Internet, Web и др.), которые позволяют думать о том, что вместо денег на первое место выдвинется интеллект.

***

    "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет" - эти слова знает каждый русский. Нас так учили в школе, ссылаясь на "Повесть временных лет" киево-печерского монаха Нестора (XI век). И почти никто не знает, что это тонкая ложь. Порожденная первыми русскими историками Петровского времени, которые все были немцами, а затем поддержанная и нашими историками, находившимися на чьей-то службе. И направленная на разрушение изнутри, через насаждение в наших душах неуверенности в себе, нашего духа. Дескать русские сами ничего не могут…

    Но обратимся к летописи. В ее оригинале написано "а наряда в неи нетъ", что никак нельзя отождествлять с отсутствием порядка (из чего и делается вывод о неспособности русских его устанавливать), как нам это внушают. Слово "наряд" имеет другое смысловое значение: поддержание чего-то уже существующего. Так, заступить в наряд в армейской службе означает принять власть над чем-то (с целью поддержания порядка). Именно поддержание (продолжение) порядка, а не его наведение по причине собственной неспособности было основой обращения новгородцев, пригласивших Рюрика (ближайшего родственника умершего бездетным новгородского князя Гостомысла) править в Новгороде. (Ссылаюсь здесь на книгу С. Лесного "Откуда ты, Русь?", 1964. И приведу начало исследуемого текста: "Изъгнаша Варяги за море и не даша имъ дани…" Это кто же изъгнаша? Те, кто "не могут"?)

    Если сказанное выше - правда, если нас продолжают обманывать и сейчас, в век привнесенных в Россию "демократических свобод", то это вызывает желание взять в руки меч.

    Но где враг? Кругом все "по закону", даже приватизация в миллиарды долларов. И они, эти миллиарды, уже работают, превращая нас - в кого? Понимаем ли мы - в кого?

    Понимаем: в послушных.

    Но нравится ли нам это? Буду исходить из ответа: не нравится. И писать буду для них - тех, кто со мной согласен. Которых, в моей оценке, среди русских - цифры моя "слабость" - не менее одного процента.

    И больше, возможно, для аристократов и не требуется. В данном случае я говорю о возникающем в русском народе классе интеллектуалов-аристократов, которые должны объединяться с такими же, как они, нерусскими во всем мире. Создавая с применением новейших технических средств надгосударственные Intellectual Communities на основе таких понятий, как свобода и честь. Вне бизнеса и вне денег. Предложат и принесут.

    Ибо - мы говорим об умных - не захотят отстать от участия в таких задачах, как, например, исследование нелинейности времени или, двигаясь еще дальше, поиск "управляющего начала" в Природе [2,3,4,5]. Что из-за большой сложности под силу только чистому коллективному разуму.

    В этом предложении намечено устранение, возможно, самого главного противоречия в человеческом существовании: отсутствия взаимодействия между мужским началом в Природе, несущим "радость борьбы", и женским, управляющим через победы красоты (проявляется в нелинейности времени - см. ниже) направлением "движения". Что, по мнению автора, является метафизической (остающейся непонятной) основой всех войн.

    Вместе с тем, я говорю лишь о предложении организации сотрудничества на уровне интеллектуалов-одиночек. И отсюда еще не следует, что мир придет к сотрудничеству и между приводимыми в коллективистское ("стадное") состояние разными народами, на что нас ориентируют институты государства, Церкви и власти денег. Возможно, с решением первой из этих задач мир сам придет и к решению второй - через обучение уже "избранных". Либо что-то, что правит миром, заменит последних на более умных.

***

    Есть ли что-то над нами? Это наши метафизические построения или же есть уже какие-то физические (научные) доказательства этого? Есть ли здесь хоть какая-нибудь ниточка, за которую можно было бы потянуть?

    Почему-то я думал, что повествование о создании танка Т-34 (см. выше) дает положительный ответ на этот вопрос. Впрочем, никакого предубеждения против тех, кто с этим утверждением не согласен, у меня нет. Скептицизм, считается, демонстрирует проявление ума. Как минимум его низшей ступени. К тому же те, кто требуют настоящих доказательств (которые можно потрогать и даже положить к себе в карман), могут гордиться тем же, чем гордятся наиболее цитируемые авторы в мире науки: принадлежностью к надежному большинству. Что дает им возможность надеяться не только не остаться простыми человеками, но стать директорами, министрами, даже Римским папой. И, безусловно, избежать распятия на кресте.

    А так как скептически (здравомысляще) настроенные умные люди составляют, по моей оценке, большую часть читателей этой книги, то я честно предлагаю им: не читать дальше. И не менее честно говорю о том, что многое из написанного ниже (как и выше) не является результатом надежных научных исследований, а может быть отнесено лишь к размышлениям автора. Который к тому же считает это ниспосланным ему свыше - путем выхватывания главного из того, что видят и слышат все, - что совсем уже ненадежно.

    И возникает вопрос: а почему же тогда он (пишущий это) не остановится?

    Потому что не может. К тому же знает: в хаосе вошедшего с оружием и остановившегося - убивают. Для этого существует институт несчастных случаев, причем с разными степенями предупреждения: например, вы можете ехать в солнечный летний день на автомобиле, вылететь с дороги и перевернуться. Все будет сплющено, кроме крыши над вашей головой. Тогда надо что-то изменить.

    Для меня именно на этом закончился 20-летний период доказательств в своем отечестве существования числовых характеристик красоты (было создано два десятка действующих систем с распознаванием изображений, с затратами в 10-100 раз ниже общепринятых, но этого оказалось мало), и я перешел на сотрудничество с ЦЕРН (Женева). Где значительно продвинулся.

***

    "А переменит Бог Орду, дети мои не имут давати выхода в Орду", - незадолго перед смертью написал в духовной грамоте (завещании) Дмитрий Донской (1350-1389). В переводе на современный язык это означает: если Бог лишит Орду ее силы, то его дети (наследники власти) не должны будут платить "выход" (дань) в Орду.

    Всмотревшись в этот текст, можно увидеть, что ничего нового я не говорю. Наши предки на аристократическом уровне мышления (великий князь; победитель в Куликовской битве, остановившей - как утверждает историк В.В. Кожинов - происки папства против православия; перед смертью) шли по тому же пути: подчинения человека высшим силам. Только я говорю о духе-интеллекте, оставляя представление о нем неопределенным и лишь признавая факт существования неких сил над человеком, а в приведенном тексте используется слово "Бог". Что делает этот текст соответствующим религиозному учению христианской Церкви.

    Я пишу это для того, чтобы подобраться к переходу на рассмотрение уже существующего в религиозной философии. Чтобы объяснить мой подход: рассуждая на ряд тем (о Святой Троице и др.), я не собираюсь убеждать читателя стать верующим в Бога, а только хотел бы использовать то, что за тысячелетия было найдено другими. Что уже описано и, мало того, работает в реальной жизни (например, проявления "русского духа" или "немецкого духа"), а нам предстоит включить это в культуру наступающего XXI века с его научными и технологическими достижениями. Как бы перевести с одного языка (религии) на другой (науки и философии). Имея при этом возможность разграничить "физику" (научно обоснованное) и "метафизику" (таинственное и полутаинственное).

    Эта статья охватывает пространство научно обоснованного и полутаинственного.

***

    Все мои рассуждения и теоретические построения основаны на идее существования в Природе четырех начал. В статье [2] уже написано об этом, сегодня я бы сказал так:

    "Подобно известным силам, присущим электромагнитным, гравитационным, а также слабым и сильным ядерным взаимодействиям, которые, по мнению автора, представляют четыре начала в неживой природе, в живой природе тоже можно выделить четыре начала: мужское (энергия и движение, несущее человеку "радость борьбы") и женское (управление направлением движения через победы красоты), индивидуализм (характеризуемый в религиозной философии прямой связью человека с Богом) и коллективизм (связь через человека - папу, патриарха, политического вождя - или через влияние "избранного" народа)".

    В любой религии или в учении можно проследить проявление этих начал, в отдельности (иудаизм и коммунистическое учение, несущие коллективистское начало) или в комбинациях (христианство, несущее коллективистское и индивидуалистическое начала, ориентацию на движение и на управление красотой его направлением). Появление комбинаций отождествляется с понятием о Святой Троице в христианстве. Однако "нормальный" человек обычно не понимает ее связи с необходимым многообразием мира (иначе не было бы инквизиции, и религиозных войн, и сталинских концлагерей), тем более он не знает о том, что и сама Святая Троица в понятии разных по духу народов не одинакова.

    Так, православие на территории существования русского человека сформировало из существующих комбинаций два типа людей, оба "женского" направления по духу:

- коллективистского направления, с ориентацией на красоту;

- индивидуалистического направления, также с ориентацией на красоту.

    Первых - подавляющее большинство, это люди-труженики, они же - воины. Что, однако, не значит, что индивидуалистически ориентированные люди не могут быть смелыми воинами. Пример тому - Лермонтов, известный своей выдающейся храбростью. И точно так же нельзя считать, что все простые люди, труженики и воины, не наделены таинственной устремленностью к вдохновению. Все не просто в человеческой жизни. И когда такое "стадное" существо, как вор (иначе откуда "воровская среда"?), пишет слова или поет их как песню: "Глазенки карие и желтые ботиночки зажгли в душе моей пылающий костер…", то он - тот же поэт.

    И все же я буду с помощью мысли-топора продолжать строить дом моих схематических рассуждений - как это делают "самые умные". Чтобы сравнить "русский дом", который я собираюсь вырубить из леса путаных представлений, с их "домом", построенным точно таким же грубым (из-за чего все проблемы) способом.

***

    Думаю, сначала разумно посмотреть, что же построено у "умных". Рассмотрение их истории начнем с Авраама, жившего 4000 лет назад, в начале ХХ века до нашей эры. Предание рассказывает об испытании, данном ему Богом, после чего он был назван избранным. К чему это привело? У его сына Исаака были свои два сына, младший из которых Иаков (Израиль) обманом добился первенства и на этом успехе положил начало народу, с триумфом выдержавшему все невзгоды последующего длительного времени. В этом можно искать отрицательное по отношению к данному народу, получившему имя израильтян, а со II века до н.э. - евреев. Однако иным он и не мог быть, ибо был "избран" (кавычки буду ставить и в последующем, чтобы отдалить свой текст от религиозного) на роль природного инструмента проявления коллективистского начала. Или, говоря иначе, на роль "надсмотрщика" над другими народами, при том что в их массе будут не только готовые к послушанию, но и ненавидящие рабство герои и таланты.

    До нас не дошли все слова, которые мог "услышать" Авраам. Но из последующих рассуждений, основанных на поиске главного в истории, я считал бы возможным предположить, что Аврааму была предложена прямая связь с Богом. Что равноценно понятию о свободе. (Под несвободой я понимаю только зависимость человека от другого человека.) На чем это основано? Мое утверждение имеет отправной точкой громкие победы, одержанные Израилем. Но объяснять здесь это я не буду: все встанет на свои места в дальнейшем. А пока только отметим то, что улавливается из Авраамова времени - поручение "Богом" (этот текст я считаю своим, отсюда кавычки) израильскому народу роли "надсмотрщика" над другими народами и предоставление ему прямой связи с "Ним" (свободы), дающей веру и силу. И, похоже, это были подлинные слова "Бога", иначе надо считать всех иудеев, христиан и исламистов запутавшимися недотепами.

    Пройдет полтысячелетия, наступит XIII век до н.э., и на сцене жизни выступит пророк Моисей. В его заповедях, дошедших до нас в виде слова Ветхого Завета, мне видится "тень" христианской Троицы. И то ограничение предназначения израильского народа, с которым - предвижу это - евреям, возможно, согласиться не захочется.

    Что внес Моисей нового к тому, что уже увиделось в проявившемся со времен Авраама и Израиля? Как это представляется, этим новым является идея справедливости.

    Рассматривая тексты его заповедей, можно выделить три линии идей:

- единого Бога ("Да не будет у тебя других богов перед лицом Моим");

- свободы ("Не сотвори себе кумира…");

- справедливости ("Око за око, и зуб за зуб…").

    Есть, однако, еще и то, в чем путаются все люди: вопрос о направленности свободы. В заповедях Моисея ответ дан: свобода для израильтян как народа. Но не для других народов и не для отдельного человека. (Очень важно последнее.)

    То, что другие народы рассматриваются как нечто стоящее ниже израильтян, можно без труда увидеть в пятой книге Моисея "Второзаконие". А вот про проблему свободы для отдельного человека (личности) не сказано ничего.

    Непонятно: либо "Бог" нарочно сделал все богооткровенные учения (иудаизм, христианство, ислам) незаконченными, либо для "Него" несколько тысячелетий ничего не значат и мы только сейчас подошли к решению этой задачи. Но именно вокруг нее и ведутся в конечном счете все рассуждения в этой статье. С намерением рассмотреть возможности сделать хотя бы один осторожный шаг в сторону поддержки этой формы свободы с использованием современных средств - Internet и Web (World Wide Web).

***

    Мы вправе считать, что появление богооткровенных заповедей Моисея дало импульс энергии израильскому народу. Как это проявилось? В победах великого израильского царя Давида, а затем во взлете интеллекта при следующем царе - Соломоне. После чего настала полоса поражений…

    Обращает на себя внимание отступление Соломона от высоких идей, заключенных в Моисеевых заповедях. И многие винят его, поскольку после этого иудеи-израильтяне стали терять свою былую мощь и в конце концов в начале VI века до н.э. были разгромлены вавилонянами (Навуходоносор II) и попали к ним в плен.

    А мне в этих событиях видится закон природы, связанный с проявлением "скатывания" понятия о свободе от ее ориентации на свободу целого народа (при получении начального импульса свободы) в сторону свободы отдельной личности. Что происходит всегда и в такой последовательности: восприятие идеи (духа) свободы ведет к военным победам - вслед за победами дух свободы перемещается на личность (множество личностей, среди которых открываются таланты) и наступает расцвет культуры; это же связывается с ослаблением военной мощи, - а вслед за этим наступает военное поражение (причем, как показывает история, победители появляются словно из-под земли).

    После чего требуется что-то делать, чтобы не исчезнуть вообще. Иудеи нашли выход в сохранении и развитии (до IV века) своего учения - сначала в устной форме, а затем в виде книг Ветхого Завета, Талмуда и других. И все же это знания, а не живое слово. Что оказалось достаточным для того, чтобы стать главной силой современности через власть денег, но является ли это тем, на что направлены высшие интересы Природы?

***

    Вавилонское пленение иудеев-израильтян в VI веке до н.э. не могло не привести к тому, что часть их (в том числе могли быть высокие интеллектуалы) избежала плена, разбежавшись по близлежащим странам. Неся при этом с собой идеи свободы, которые во взглядах неортодоксов могли носить уже понятие не только о свободе народа, но и о свободе личности. Это только гипотеза, тем не менее мы действительно видим, начиная с этого времени, зарождение философии и науки (Фалес, Пифагор и другие), а в V веке до н.э. пришло время "загадочного" взлета Древней Греции. И опять все повторяется как по писаному: сначала победоносные походы Перикла, затем расцвет эллинской культуры и, под конец, появление невесть откуда взявшейся Спарты, уничтожившей этот подъем человеческого духа и вслед за тем куда-то словно провалившейся.

***

    Иисус Христос. Главное в его учении:

- использование в основе идей Ветхого Завета, с ориентацией на единого Бога, но с заменой духа справедливости на любовь;

- расширение учения с одного "избранного" народа на всех стремящихся к культуре монотеизма, наполняющей жизнь смыслом. В чем сила идеи монотеизма? Как говорили в ХХ веке: учение сильно потому, что оно верно. В монотеизме ощущается что-то, распространяющее "свет в душе", что помогает реально выдерживать трудности жизни.

    Апостол Павел. Выдвигает идею прямой связи каждого человека с Богом, что означает переход от свободы для народа к свободе для личности. Здесь мы можем говорить о возникновении духа индивидуализма, ведущего к расцвету культуры. Эта идея будет отвергнута Церковью и получит название "павликианской ереси". Самое большое понимание она найдет в русском народе (см. ниже, о русском староправославии), но и до сих пор она остается самой опасной для человека в обществе: "внизу" таких клюют.

    Апостол Петр. Создает институт христианской Церкви, тем самым заменяя идею прямой связи человека с Богом на связь через человека-посредника. Это можно рассматривать как замену идеи об "избранном" народе на идею об избранном человеке. Тем не менее это есть проявление все того же коллективистского начала в Природе.

    Вознесение на небо. Мог ли Иисус Христос, как говорят об этом евангелисты (не противореча друг другу), вознестись на небо после смерти? В моем представлении это могло быть с его духом. Это выглядит реальным, если действительно существует некий параллельный нашему мир; в этой статье я исхожу из этого и привожу подтверждения.

    Стал ли "Он", если вознесение "Его" духа имело место, во всем равновеликим "Богу Отцу"? Через пять столетий этот вопрос (о равновеликости во всем) будет поднят в виде теологического диспута об исходе Святого Духа от Бога Сына (так называемый вопрос о "филиокве", что в переводе с латинского означает "и от Сына"). Но сначала возникнет другой вопрос - о Святой Троице.

***

    Идея Святой Троицы была сформулирована в II-III веке н.э. в христианской Церкви. Это представление о Высшем Существе в Природе в виде трех Ипостасей (Лиц): Бога Отца, Бога Сына и Святого Духа. Не исключено, что на это интеллектуалов-священнослужителей навело знакомство с языческими религиями тех народов, которые вовлекались в I тысячелетии в христианскую веру. Хотя у язычников не было четко выраженной монотеистической идеи, однако у них были главный бог и ближние к нему боги. Так, у русов на Киевщине были главный бог - Сварог, сотворивший ("сварганивший") мир, бог войны Перун и бог справедливости Святовит (или Велес).

    Согласовывая представление о Свznjq Троице с высказанным взглядом на существование в Природе четырех начал - а он прекрасно согласовывается, - мне придется внести одно новое предложение: считать, что Святой Дух может отображать либо "мужское", либо "женское" начало в Природе. Что же касается еще одного утверждения - о том, что существуют коллективистское (в умах возникло раньше) и индивидуалистическое начала, то здесь мне поможет разъяснение смысла жесткой дискуссии о "филиокве", в результате которой христианский мир разделился на католический (со всемогущим Римским папой) и православный (с мудрым, но не всемогущим патриархом).

    Итак, Святой Дух может быть носителем энергии, движения, наполняя души воспринимающих его святостью терпения (Лютер, XVI век) и радостью борьбы (Ницше, XIX век). А может быть наполнен стремлением к "красоте", дарить человеку счастье любви и вести его по дорогам подвига во имя побед в поиске истины. Это то, с чем рождаются. На Руси рождались под знаком "красоты".

    А вопрос о большей свободе или меньшей свободе человека решался в течение пяти веков, начиная с Толедского церковного Собора (589). Где и был поставлен вопрос о "филиокве", а идея полной свободы даже не ставилась. Это считалось чистой воды ересью. И когда Киевская Русь принимала в Х веке христианство, то оно пришло к русам в виде ориентированного на большую свободу православия. Что не означает: полная свобода. Но все же бог войны Перун был заменен на "нежесткого" Иисуса Христа.

***

    Обращаясь к истории Древней Руси, мы можем сказать, что сегодня знаем о ней не очень много. Даже не можем точно ответить на вопрос: а действительно ли приход варягов в Новгород в 862 году означал нечто значительное, или же это только так преподносится теми, кто оборачивает все в наше унижение?

    Выше я выступил против крайности, связанной с представлением о неспособности русских самим управлять своей историей. И встал на точку зрения тех, кто отстаивает взгляд на Рюрика как на славянина (ближайшего родственника умершего новгородского князя Гостомысла). Скорее всего, это именно так и было. Но с Рюриком пришли в славянские земли также другие, и это именно они - я говорю прежде всего о "вещем" Олеге - изменили русскую историю. Но разве в них не было "норманнского духа"?

    Не значит ли это, что утверждение норманнистов о слабости русских все же имеет некое место? Мне кажется - я знаю ответ на этот вопрос.

    Отступление. Напомню, что особенностью пишущего эти строки является то, что он - не историк. Поэтому изложение мной русской истории может рассматриваться только как взгляд на нее, основанный на прочтении разных книг (в частности, В.В. Кожинова "История Руси и русского слова", 2001). Однако у меня есть некий опыт, которого ни у одного историка быть не может: в течение более чем 30 лет я сотрудничал с немцами и другими представителями "вызывающе гордой" Европы, призванными - с точки зрения историков-норманнистов - управлять русскими. Что и позволяет сделать некоторые свои выводы по этому сложнейшему вопросу.

    В середине 1960-х годов, будучи молодым инженером в Объединенном институте ядерных исследований (Дубна), я выиграл конкурс на создание сканера для обработки фотоизображений с трековых камер (задача измерения и распознавания следов ядерных частиц в экспериментах на ускорителях). В принципе, постановка задачи была известна и пришла к нам с Запада. (Подобно Рюрику и Олегу.) Но, вместе с тем, пришла и "философия": строить сканирующие системы (а это сканер и программное обеспечение) в направлении искусственного интеллекта. Что было мной - по крайней мере где-то в душе - сразу отвергнуто.

    Путь создания искусственного интеллекта означал разработку программного обеспечения для компьютера, направленного на вытеснение человека из процесса измерения и распознавания до предела возможного; а что не удавалось сделать с помощью компьютера, оставлялось за человеком (оператором в составе системы). По этому пути, представляющемуся "естественным", весь мир (я говорю о западном мире и о тех, кто у нас стоит на пути повторения западных достижений) шел в течение не менее двадцати лет.

    Альтернативной идеей, возникшей у меня в начале работ над сканером в виде неясных настроений где-то в душе, было восприятие компьютера как некоего инструмента, который призван раскрыть потенциальные возможности человеческого интеллекта. Для чего прежде всего надо было освободить его от занятий рутиной, которой, как это виделось, очень много. Но вот что означало "раскрыть потенциальные возможности", тогда еще оставалось чем-то туманным. Однако именно на этом пути впоследствии и был создан тот подход, который позволил снижать на порядок и больше затраты на разработку программного обеспечения (и прийти к выводам о нелинейности времени). А также строить сканеры (автором было построено четыре из примерно 40-50 действовавших в мире, в том числе один - в сотрудничестве с ЦЕРН, обладающий уникальными, на немецком уровне, техническими характеристиками: разрешающая способность измерительной электронно-лучевой трубки - 7000 линий и т.д.), позволяющие - в отличие от всех созданных в мире сканеров - "видеть невидимое на видимом" (об этом см. ниже).

    При этом, однако, научный мир так и "не заметил" этих результатов. (Как до сих пор "не замечает" феномена России, породившей в XIХ - начале XX века все еще не ушедший в прошлое один из трех величайших в истории взлетов человеческого духа; к этим взлетам принято относить еще Эллинский период в V веке до н.э. и европейский Ренессанс в XIV - XVI веках, а иудеи относят также создание Ветхого Завета.) Анализируя отношение к этому вопросу, я бы заметил, как главное, следующее: мне все равно. Это, возможно, странно, но некоторое объяснение все же видится: русскому человеку важно прежде всего то, что он чувствует в своей душе. Я чувствую гордость.

    Заканчивая на этом данное отступление, я хотел бы обратить внимание на то, что именно с появлением после Рюрика выдающегося "варяга" Олега начался тот подъем русского духа, который выразился в сближении Киевской Руси с православной Византией, открывшем путь к философии свободы духа, и в разгроме Святославом главных врагов - иудеев-хазар, несших, в соответствии с примитивным пониманием их учения, только порабощение. В Европе в IX - X веках рождалось новое гордое государство.

    В самом главном приход "варягов" можно было бы рассматривать не как унижение русского человека, а как пример необходимого сотрудничества. И даже, возможно, найти в нашей истории подлинное (эффективное) соотношение сил взаимодействия (проникновения), не разрушающее, но усиливающее феноменальное потенциальное. Найти то, что потребуется найти при налаживании сотрудничества с использованием новых информационных технологий и философии свободы в наступившем XXI веке.

***

    Согласно изложенному выше, принятие христианства Киевской Русью должно было дать импульс свободе духа. И мы вправе ждать, в соответствии с заявленным законом, военных успехов, расцвета культуры и затем поражения. Что и было при Владимире Святом, крестившем русов в 988 году, и его сыне Ярославе Мудром. Мы видим подъем духа (походы и победы, появление богатырских былин об Илье Муромце и разгром в 1036 году новоявленных врагов - печенегов, направленных теперь уже сменившим ориентацию на ислам хазарским каганатом), а затем - и расцвет Киева, от которого до нашего времени сохранились Софийский собор, поставленный на месте жестокого сражения с печенегами, и считавшиеся неприступными Золотые Ворота, которые воспроизводили такие же в Константинополе. Тогда же Иларион пишет "Слово о законе и благодати".

    А после смерти Ярослава (1054) возникли проблемы: ссоры за престол (дух свободы в этом не союзник) и невесть откуда появившиеся половцы, которые особенно "досаждали" в 1090-х годах. Но с появлением сильного и умного великого киевского князя Владимира Мономаха (1113-1125) они отступят от Киева - до 1160-х годов, когда для русских князей на Киевщине наступят времена невообразимой склочной чехарды (за 30 лет, начиная с 1146 года, сменится около 20 великих князей).

    Можем ли мы сегодня говорить о том, что Владимир Мономах предчувствовал это? Хочется так думать, что позволило бы перенести на настоящее время так необходимую русскому человеку надежду на сбываемость наших ощущений (я говорю о вере сегодня в светлое будущее России). А тогда, еще до того, как он стал великим киевским князем, он основал в 1000 километрах от Киева город своего имени - Владимир (1108). Что оказалось судьбоносным решением: его сын, Юрий Долгорукий, и внук, Андрей Боголюбский, проводят массовое переселение южных русов туда, на северо-восток, в земли будущей Центральной России, защищенные лесами и болотами от "больной" Киевской Руси.

    Так произошел первый великий раскол в русском народе, приведший к формированию новой народности, которой историк Костомаров дал имя великороссов. А "оставшиеся защищать Киев", как они называют себя, после нескольких веков порабощения татарами и поляками, имевшими право нагло смотреть на женщин, сформировали другую народность и иную культуру - украинцев.

    Этот раскол вызвал ненависть со стороны тех, кто оставался, к тем, кто уходил. Начавший это движение великий киевский князь Юрий Долгорукий (в чехарде смены власти он дважды занимал место великого князя, в 1149-1151 и 1155-1157 годах) был отравлен, и ему, единственному из всех великих князей, было отказано в захоронении в Киево-Печерской лавре. Его сын Андрей в 1155 году тайно увозит главную святыню киевлян - византийскую икону Богоматери во Владимир, после чего она получила название Владимирской. В 1156 году, по указанию отца, он же превращает небольшой городок Москву, стоящий на пути из Киева во Владимир, в военную крепость для защиты русских от русских. А в 1169 году уже по его указанию русское войско идет на Киев и берет его штурмом, атакуя через Золотые Ворота. Киевская Русь прекратила свое существование. А свобода, взмахнув крылом над водами Днепра и поддержавшей уходивших Киево-Печерской лаврой, перелетела во Владимир.

    Это переселение встретило сопротивление не только со стороны остававшихся в Киеве русов, но и со стороны старых городов края и волжских булгар. Однако князь Андрей побеждает везде, и всегда с ним Владимирская икона. Во время одной из битв, с булгарами, погибает его 17-летний сын. На месте его захоронения, выбранном самим князем, строится церковь необыкновенной красоты - Покрова Богородицы на Нерли. А во Владимире возводится собор Успения Богоматери, ставший прообразом самых главных храмов новой Руси, включая Успенский собор в Московском Кремле (XV век).

    Вслед за Москвой на новых русских землях ставятся еще две крепости - Тверь (1209, против Великого Новгорода) и Нижний Новгород (1221, от идущих по Волге). И тут, словно для того, чтобы подтвердить проявление обсуждаемого нами закона, на цветущие русские земли обрушиваются монголо-татары.

***

    Монголо-татары впервые появились на русских землях в 1223 году и разбили русских в битве на реке Калке, а затем пришли в 1237 году и остались. Почему они остались именно здесь? Почему так и не дошли до Новгорода, а в Киев ходили только раз?

    Это первый из двух сложных вопросов, на которые мне придется дать заведомо спорный ответ. Ответ на этот вопрос: из-за красоты. Той, что несет русская женщина. И пусть тот, кто хочет мне возразить, проедет в старые русские города, например, Тверь или Ярославль. Или в Кимры. И просто пройдет по улицам и посмотрит.

    Второй вопрос еще деликатнее: почему сразу после поражения от монголо-татар русские одерживают столь блистательные победы над шведами на реке Неве (1240) и над немцами на Чудском озере (1242)? Если в основе всех великих побед должен быть подъем духа, а это - в соответствии с обсуждаемым нами законом - может быть порождено импульсом свободы, то, идя теперь уже не в сторону доказательства, а от закона (который еще получит подтверждение при рассмотрении времени Дмитрия Донского и Петра Великого), мы приходим к парадоксальному выводу: монголо-татары принесли нам этот импульс, связанный с высвобождением духа.

    Поработив русский народ и взимая с него 10-процентный "выход" (налог), а самое страшное - имея власть надругаться над нашей женщиной (причина восстания в Твери в 1327 году), они в то же время осложнили связь русской православной Церкви с довлеющими над ней греческими патриархами. К тому же нерусскими, близкими к византийской роскоши жизни и имевшими власть над русскими душами, пожертвовавшими богатыми киевскими землями во имя защиты своей чести. Так, в 1353 году при назначении Алексия московским митрополитом византийскому патриарху заплатили огромные деньги, а затем частично на те же земли и за такие же деньги был назначен митрополит из Литвы.

    Возможно, я ошибаюсь, но только сейчас, когда наши души скупают за деньги, мне кажется - я понимаю то время. И понимаю Александра Невского именно в таком свете - взлета в виде высвобождения от духовного рабства со стороны византийской власти. Монголо-татарское порабощение было тяжелым, в нем было много горя (посмотрите на Толгскую икону плачущей Богоматери в Ярославле, написанную в черное время около 1320 года, и многое откроется), но ведь было и высвобождение. И кто может заглянуть в душу когда-то жившего человека? Можем ли мы с уверенностью говорить только о ненависти князя Александра Ярославича к хану Батыю, покорившему русские земли? Ведь известно и о том, что он стал любимцем хана и что тот перед смертью даже предлагал ему занять его, великого хана, место…

    С именем Александра Невского я связываю и одно свое "географическое открытие". В 1204 году закончился 4-й Крестовый поход, завершившийся взятием рыцарями Константинополя. Это открыло путь венецианским (а позже генуэзским, когда подключилась католическая Церковь) товарам в Персию через реки Днепр и Волга. Но переход с одной водной системы на другую проходил случайно через Москву, где в районе города Сходня был создан целый инженерный комплекс перевала с речки того же названия на другую речку, Клязьму, текущую строго в восточном направлении. Следы этого комплекса прекрасно сохранились, я нашел три небольших прямоугольных "гавани", через которые выезжали из воды на берег. А рядом, подрезая основной путь, проложен скрытый в лесном овраге еще один путь, идущий через поселок Подрезково. Предположительно здесь на этих двух дорогах собирали мыт (дань) с провозимых товаров - тот, с которого платили проценты татарам, и "черный нал", как назвали бы его современные бизнесмены. Этот последний и стал, по-видимому, источником огромных богатств маленькой Москвы, где уже в 1282 году был построен каменный Данилов монастырь на южных подступах к городу (откуда шли татары), и стали прикупаться "непонятно на что" земли - Можайск, Коломна и другие. А затем они были использованы для борьбы (грязной со стороны Москвы) с Тверью за ярлык великого князя владимирского, выдававшийся татарами. Москва получила эту власть в окончательное владение в 1332 году, после того как Иван Калита (калита - денежный кошель) потопил в крови восстание против татар в Твери (1327). Так русская история шла к битве на Куликовом поле.

    Во всем этом мне видится дух Александра Невского, чей сын Даниил получил в наследство крепость-городок Москву. Но это уже то, что по аналогии с метафизикой можно было бы назвать метаисторией - тем, что назвать историей уже нельзя.

    И все же… Попав в 1957 году первый раз в овраг между Сходней и Подрезковом, по которому протекает река Сходня (мы там бегали на тренировках), я уже не смог уйти от него никогда: такая нашла тоска. Даже снимал там дом. И однажды вдруг увидел все то, о чем здесь написал. Но объяснить никак не могу.

***

    Странное место. В октябре 1999 года я привез туда Роберта Кайо (Robert Cailliau), соавтора системы World Wide Web, созданной им в ЦЕРН (Женева) в 1989 году совместно с Tim Berners-Lee. Предлагая ему эту поездку, я сказал, что он попадет в руки духа победы на Куликовом поле (1380) над татарами и генуэзцами из Крыма (последних называет В.В. Кожинов), ибо здесь, в овраге около Сходни, собирались деньги московскими князьями.

"И где же дух?" - спросил Роберт.

    Мы ехали на моей машине вдоль железной дороги в направлении Петербурга, туда, где был Т-образный перекресток. Направо дорога вела в Зеленоград, центр микроэлектронной промышленности, налево - через железную дорогу и речку Горетовку - в усадьбу Середниково, где юный Лермонтов влюбился в Вареньку Лопухину (прообраз Веры из "Героя нашего времени") и написал много стихов. Я предложил ему сделать выбор, предупредив, что на самом деле сейчас решение за него, возможно, примет дух. Если, конечно, его, Роберта, этот первый приезд в Россию имеет некое предопределенное значение. О чем человеку знать не дано.

    "К Лермонтову", - твердо сказал Роберт.

    И в следующем, 2000-м году мы уже проводили в Середникове научный семинар под названием "Beauty, Time & the Web" с ведущим участием Роберта, на котором обсуждалось создание в кратчайшие сроки (со сжатием времени) Web-системы, предназначенной, по нашему замыслу, для организации "коллективного разума" при решении сложных и сверхсложных задач [5]. А за три месяца до этого, во время одного разговора в Центре подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина, где обсуждались возможности нашего сканера "видеть тени" [3,7], я получил подсказку: сфотографировать на природе что-то странное и использовать сканер для поиска "невидимого на видимом". Я знал одно такое место у моста через Горетовку (описано в [6]), сделал в августе снимок и ахнул: на нем был образ "лесного чудища" в зелени деревьев. Поставив негатив на сканер, я обнаружил, что в ясно видимом на снимке круглом глазе "чудища" можно найти "зрачок" и подобие глазного яблока. (Результаты этих исследований приведены в книге автора "Время и Красота", М., 2004. - 235 с., которая была издана позже написания данной статьи.)

    Но вернемся в Московскую Русь XIV века. В 1325 году митрополит Петр переезжает в Москву. Его со временем сменяет Алексий, сыгравший затем выдающуюся роль в примирении враждующих князей Москвы и Твери в преддверии Куликовской битвы. Но вот Алексий чувствует, что его время на исходе. Тогда он призывает монаха Сергия Радонежского, пользующегося огромной популярностью, и предлагает ему стать митрополитом. Сергий отказывается и остается монахом. После смерти Алексия митрополитом избирается серб Киприан, но его популярность ничтожна в присутствии Сергия. Власть Церкви принижена, и соответственно расправляет крылья дух свободы.

    Значит, жди военных побед и затем расцвета культуры? И они приходят: 1380-й год и явление Андрея Рублева, написавшего лучшую икону всех времен - "Святую Троицу".

    А где же "полагающееся" за взлетом культуры поражение?

    Считать "в зачет" проявления закона уничтожение Москвы в 1382 году, взятой обманом (открыты ворота под честное слово о мире) Тохтамышем, ханом Золотой Орды, я бы не стал: величие Куликовской победы только подчеркивается последовавшим разгромом. Да и взлета культуры еще не произошло. Но вот походы Тамерлана в 1395 и Едигея в 1408 годах уже вписываются в схему закона. Правда, Тамерлан дошел только до Ельца, а затем в страхе чуть ли не бежал с Русской земли. Что увязывается с прибытием в тот день в Москву Владимирской иконы Богоматерии и страшным сном, увиденным ночью ханом-полководцем.

    Это время, относящееся к жизни Сергия Радонежского (умер в 1391 году), мне представляется самым главным в формировании философии русского староправославия, которое отличается от византийского большей свободой духа. Какой не было ни у кого и никогда. Однако просто свобода - это опасно, нужна еще - чистота. Или, как говорили в XIV веке, - "осветление души".

    Но Сергий Радонежский интересен еще и тем, что вводил в русскую жизнь понятия о трудолюбии и дисциплине. Сегодня это соответствует требованию сотрудничества России с "мужским" (протестантским) Западом, а также необходимости сочетания индивидуалистического (свобода духа) и коллективистского начал.

    Что вместе взятое видится уже как резонанс красоты.

    (Снова "зазвенит" от реформ патриарха Никона и при большевиках, когда свобода взлетит от отсутствия священников у старообрядцев-беспоповцев или от атеизма. И чистые породят гениев.)

    "И неужели это тьма - когда царь управляет и владеет царством, а рабы выполняют приказания?" - эти слова Ивана IV Грозного можно было бы поставить эпиграфом к его времени. Времени абсолютного подавления свободы личности. Когда все, что было достигнуто, было достигнуто вопреки Ивану последних тридцати лет его жизни - со времени строительства Покровского собора на Красной площади в Москве, нелепый план которого был продиктован им лично. А потом пришло время опричнины (палачей-рабов), когда произошло одно совсем уже любопытное событие: сражение между татарами и русским войском, целиком составленным из опричников (1571). Как должны вести себя в бою "лучшие", с точки зрения грозного царя, люди? Те, что нисколько не боятся крови, доказав это многочисленными казнями безоружных царевых врагов. Об этом почти нигде невозможно прочитать. А битва эта и не состоялась: при виде татар опричники просто разбежались. И первым от них бежал сам Иван.

    На русскую землю опустилось Смутное Временя, в преддверии которого в России (навание Руси с конца XV века) был введен сан патриарха (1589). И просуществовал до 1700 года, когда Петр Великий приостановил действие этого института, а затем и вообще заменил его на подчиненный царю Синод (1721).

    Этим делам Петра предшествовал второй раскол в русском народе, произошедший в середине XVII века в результате реформ патриарха Никона, и противостояние Никону протопопа Аввакума, выступившего за сохранение старых порядков в русской православной Церкви (двоеперстие подчеркивает неравенство, отказ от "филиокве"), а по существу защищавшего свободу духа и русский интеллект. Взлетевший на Севере в порожденной гонениями беспоповской общине братьев Денисовых. Это к ним, старообрядцам-поморам, обратился после поражения под Нарвой (1700) Петр с предложением о сотрудничестве, после чего и появились корабельные и пушечные мастера и младший командный состав в русской армии, шедший на штурм шведских крепостей и кораблей уже не за материальное вознаграждение, а - во славу России.

    Затем настало "либеральное" время великой Екатерины II.

    И снова мы видим, как вслед за военными успехами XVIII и начала XIX веков (война 1812 года) наступила эра взлета культуры. И какого взлета! Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Достоевский, Лев Толстой, Чехов, Блок, Есенин, Михаил Булгаков, Чайковский, Репин, Поленов, Левитан - и сколько их было еще!

    А потом пришла поддержанная извне "сила" и под лозунгом "свободы для народа" накрыла страну концлагерями. Интересно, что за пять дней до прихода к власти большевиков в России был восстановлен сан патриарха (20 октября 1917 года).

    Это было проявление коллективистского начала как закона Природы, и в этом историческом процессе мы видим все "инструменты": в начале - своих "умных" (Чаадаев, Герцен, Чернышевский и др.) и бомбистов, евреев ("становой хребет" этого движения), патриарха (тень от прошлого) и вождя (всегда не еврей).

***

    Немного свободы в Советской России получили с середины 1930-х годов только создатели боевого оружия, о чем написано выше. И победа оказалась возможной. А затем, на той же волне и совместно с немцами, были прорыв в космос и другие успехи.

    Но как эта свобода была ограниченной, так и последовавший за ней взлет культуры, а он был, тоже оказался заключенным в некие рамки - расцвета песни с 1930-х годов по 1960-е, когда доминировали не поднимавшиеся до уровня "вождя" евреи и появились подпольные барды, и триумфа без слов говорящего балета.

    Но даже и вслед за этим "расцветом" пришло поражение. И "демо-силы", превращающие русских в "послушных", в основе все те же, что появились на сцене в XIX веке. Но еще без вождя.

***

    В этой статье мной отстаивается мысль о том, что евреи являются "избранными" не вообще, а только в одном вопросе - там, где они служат природным инструментом проявления коллективистского начала. Но при этом я готов защищать сам факт их "избранности": за это говорят почти 40 веков их "нечеловеческого" по героизму противостояния той нелюбви к ним, которую они вынесли и продолжают нести. Но почему не ровно 40 (со времен Авраама прошло именно 40 веков), а - почти? Потому что известна точная дата их взлета в Новое Время: день сражения под Ватерлоо в 1814 году. Когда еврейский банкир Ротшильд организовал быструю доставку в Лондон информации о результате сражения войск европейской коалиции под руководством Веллингтона против войск Наполеона. И, узнав о победе над Наполеоном, распустил слух о поражении. Богатейшая Лондонская биржа "упала", и Ротшильд за один день скупил за бесценок ее акции. Присвоив себе "по закону" неслыханные богатства.

    Однако в отличие от большинства своих соплеменников он был по-настоящему мудрым и предложил королевскому дому использовать собранные в одни руки богатства для нужд политики. Так, в моем представлении, сложилась Викторианская эпоха в истории Великобритании. А затем "внимание" перешло на Россию, Германию и США.

    Если Англия имела сложную саморегулирующуюся систему управления страной и благодаря этому смогла сохранить свое национальное лицо, то безнациональная Америка (ее слабая сторона, ведущая к своего рода "духовной безликости") и переведенная на националистические рельсы взлета русского интеллекта Россия (время правления Александра III, 1881-1894 годы) не смогли найти противоядия против лжи о свободе как о счастье, с помощью которой произошли либеральные преобразования там и установление коммунистического режима здесь. Ведущие человека по пути удержания его в рабском состоянии (но думающего при этом наоборот: для этого существуют идеология и СМИ).

    Впрочем, это не значит, что я отрицательно отношусь к ХХ веку. Просто, как это ощущается, "пришли иные времена". Времена переориентации на интеллект личности и соединение в коллективном разуме противоположных начал - мужского и женского. Что, по-видимому, делает неизбежным также обращение к "пути Ротшильда", но уже в широком плане и как противопоставленному "пути Шарикова" (Михаил Булгаков).

    Переводя сказанное в русло завершения экскурса в историю, я хотел бы сказать тем, кто "играет" сегодня с Россией: осторожно! Россия - это прекрасная женщина. В ней есть то, чего не хватает человечеству: чистота. Как основа философии русского староправославия.

    Именно чистота помыслов положена в основу известного понятия о "русской идее". Она несет в себе светлую чистую любовь. И раньше или позже это займет достойное место: у тех, кто чистый, есть оружие "неземной" силы - управление временем.

    Ничего сложного в приведенном графике, отображающем зависимость времени от красоты, нет. Но чтобы им воспользоваться, надо быть либо русским, либо сотрудничать с русскими: в Природе есть не просто красота, но как бы резонанс красоты. За которым скрывается истинная красота в научных решениях. Искать ее можно как интуитивно, так и с использованием знаний о ее (красоты) числовых характеристиках [1,3,7].

    А слово "истина" с русского языка переводится с большими трудностями. У русских: если можно что-то отложить и не делать - отложи. Стань свободным. Пусть время приведет к последней черте. Не склоняться и выдержать все!

    И время перейдет в красоту.

***

    Возвращаясь к красивой идее организации надгосударственных Intellectual Communities на основе использования Internet и Web, мне хотелось бы высказать мысль о том, что это должны быть чисто горизонтальные (без иерархии) построения: для сохранения духа свободы. Их создание должно быть ориентировано не только на проведение научных работ, но и на проникновение мысли - в соединении мужского и женского проявлений духа - в метафизическое пространство духа-интеллекта, в котором формируется будущее.

    А таинственная Вселенная ждет как этих подвижников духа, так и мириады людей-исполнителей, своего рода интеллектуалов-"рабов" (инженеров, остепененных ученых, директоров, министров, королей и пр.). Пониманием этого проникнута христианская философская мысль. А вот идею глобализации проводит иудаизм.

***

    Intellectual Community - это корабль. И это ветер свободы и звезды. А Web - это новый, открытый для всех ветров волнующийся океан…

    В 1972 году, за год до того, как я впервые снизил в 100 раз затраты на разработку программ, ко мне пришли слова:

    "Я, как в старые времена, построю опутанный тонкими вантами корабль, и однажды, выйдя из гавани, он отдаст ей прощальный салют. Закричат испуганно птицы, и эхо ударит о скалы, а он - развернется на рейде и уйдет в открытое море. В поисках нового счастья.

    Он будет такой белый-белый. И очень смелый. Но осторожный: он будет умный. И - всегда - готовый к новому бою. За светлое завтра, к которому путь - по звездам.

    И пусть мой прокладывающий дорогу под грохот пушек корабль плывет и не знает границ. Бушует море Сомнений, кричат какие-то птицы, а он плывет себе по волнам, положившись на небо и ветер, в туманный океан Неизвестности.

    Под ним глубина, над ним бесконечная бездна. И - звезды. Какие звезды! Эй вы, птицы, перевернитесь когда-нибудь и взгляните, вы поймете, что мы живем только раз. И это так недолго… Так в чем же - счастье?

Но вызов брошен. И пути назад больше - нет.

Так поставить все паруса!"

Нелинейность времени

    На рисунке представлено графическое отображение связи между результатом работ и временем (затратами) в зависимости от использования красивых решений.

    Точка "резонанса красоты" достигается в 1 или 2 этапа. На первом этапе создается действующая система по принципу: не делать ничего, что можно для этого не делать. Но созданное при этом "ядро" системы должно иметь возможность к развитию. При этом затраты должны составить примерно 5% от требуемых на построение системы в полном объеме того, что задумано. Это первый (и главный) ориентир.

    При запуске системы типично оказывается, что она достигает 50-80% от уровня "задуманного" (например, производительности). Для короткоживущих систем может оказаться достаточно первого этапа. При этом затраты составят единицы процентов.

Второй этап - это пошаговое наращивание действующей системы. Ориентиром здесь является увеличение затрат в 2 раза. Типичное повышение достигнутого ранее уровня (например, производительности) составляет 20-30%. Выполнение 1-го и 2-го этапов обеспечивает примерно 10-кратное сокращение затрат по сравнению с "обычным" подходом.

    Наряду с ускорением времени возможно также качественное превышение уровня "задуманного". Это достигается путем поиска красоты отдельных решений.

    Самое трудное во всем этом - создание "ядра", не допускающего "излишества". Это и понятно: как говорил об этом Спиноза, "все прекрасное так же трудно, как и редко".


Числовые характеристики красоты

    В 1960-х годах были созданы первые сканирующие системы, позволившие считывать изображения с трековых камер в физике высоких энергий и приступить к решению задачи, о которой говорили около десятка лет, - распознаванию изображений. И здесь впервые стала пробуксовывать идея построения искусственного интеллекта, что привело к созданию системы "человек-машина" (1968). При реализации этого подхода использовался представляющийся очевидным метод: надо затрачивать ресурсы на создание программ распознавания до тех пор, пока это позволяет заменять труд человека на работу компьютера. А то, что после этого останется, обрабатывать с помощью человека-оператора. Но это, как оказалось, было далеко не лучшим решением.

    Автор построил первый отечественный сканирующий автомат на основе электронно-лучевой трубки в 1967 году. Но после этого программисты даже за пять лет работы не смогли создать требуемого программного обеспечения. Тогда М.Г. Мещеряков (см. выше) поручил эту работу автору. И дал срок - меньше года.

    Под давлением обстоятельств автор увидел, что исследуемые события содержат 70% простой информации, 20% средней сложности и 5-10% очень сложной (обработку этой последней и оставляют для человека). И еще увидел, что затраты на создание программ для средней сложности информации возрастают в 100 раз! Это и обусловило красивое решение: перенос границы разделения функций человека и машины на переход от простого к средней сложности, а также - для компенсации возросшей в три раза нагрузки на человека - создание несложных скоростных средств диалога. Задача упростилась в 100 раз и была решена за 2 месяца.

    Затем в течение двадцати лет аналогично было разработано программное обеспечение для двух десятков задач (в физике высоких энергий, авиации, офтальмологии и др.). И тогда возник вопрос: почему на изображениях всегда было 70% простой, 20% средней сложности и 5-10% очень сложной информации?

    Для установок, создаваемых человеком (трековых камер, бортовых самописцев), это можно было связать с эстетическим восприятием разработчиками момента завершения этапа доводки (затраты на доводку составляют 2/3 от общего объема затрат). Что позволило, отвечая на вопрос, выдвинуть гипотезу о существовании в Природе числовых характеристик красоты [2,3,7].

А когда то же самое получаем там, где нет участия человека (офтальмология: сосуды глазного дна), то что здесь формирует такие же числовые характеристики? Или, может, - Кто?..


Вселенная и время

    Известно, что "красивые" решения - самые эффективные. Но можно ли искать их не путем интуиции, а на научной основе? Наш 20-летний опыт создания и применения сканирующих систем для измерения и распознавания изображений в задачах физики высоких энергий и других показал, что это возможно.

    А затем результаты этих исследований были перенесены в ЦЕРН и там, в сотрудничестве с талантливым англичанином James Purvis (носителем мужского начала - устремления к "движению"), получили свое подтверждение. Основные результаты этих исследований можно сформулировать следующим образом:

1. Время выполнения научных разработок может быть ускорено при поиске красивых решений в 10-100 раз. И расширено - путем отбора и поддержки талантов.

2. На графике зависимости времени создания системы от красоты решений существует точка резонанса красоты. Для нее характерны две цифры: создание ядра действующей системы должно иметь затраты около 5% (при этом соблюдается принцип: не делать ничего, что можно не делать), а ограничение развития этого ядра (пошаговое, с учетом полученного опыта и с контролем на эффективность каждого шага, то есть в динамическом режиме творчества) - на уровне затрат в 10%.

3. Проявление "гениальности" возможно как при формировании ядра, так и при его пошаговом развитии. Это связано с талантом, а также - с уровнем чистоты.

    Талант, проявляемый в динамическом режиме, позволяет превзойти намечаемое при постановке задачи. Что является эквивалентным все тому же ускорению времени. Отсюда - возможность превосходить указанное выше 10-кратное ускорение.

    Последнее - это наиболее тонкое в обсуждаемом методе, предполагающее установление связей разработчика с теми силами Природы, которые проявляют себя в чистоте отношений через откровение. Все творцы нового знают об этом явлении, но общество (никогда не аристократическое, это привилегия личности) относится отрицательно к открытому обсуждению этой темы.

    Можно с уверенностью говорить о том, что гений всегда проявлялся исключительно в условиях личной свободы. Очень часто такие люди воспринимались современниками как еретики и отщепенцы. И только время позволяло оценить многих из них. И благословенны те страны (Англия, Германия, Дания, Северная Италия, Париж во Франции, Россия после Петра Великого), где известная терпимость к свободомыслию давала возможность их талантам не погибать, а расцветать до взлета гениальности.

    Нам пришло время задуматься в этом же направлении: надо с пониманием воспринимать проявление индивидуализма (стремление к свободе) в пространстве России. И непременно на духовной основе (здесь светит философия русского староправославия), где только и может быть достигнута подлинная чистота, что позволяет русскому таланту не только погружаться в красоту, но и улавливать резонанс красоты, когда и раскрывается гений.

***

    Такая постановка задачи ведет к необходимости осмысления складывающихся под влиянием нового времени отношений между такими понятиями, как "красота" и "любовь". Это "любовь", сменившая ветхозаветную ориентацию на жесткую "справедливость", объявленную для "избранных", как это видится, в мягкости своего отношения к "маленькому" человеку ("Бог есть любовь") проложила в христианстве путь к личной свободе, а через нее открывает дорогу дальше, к главному - "красоте".

    "Красота" - не ниже? А разве не красота и порождает любовь? Но не наоборот: красота может только расцветать при возникновении любви. Или ее предчувствии как Судьбы, опережая время. Что можно постичь только через откровение. И круг замыкается: мы снова приходим к поиску путей взаимодействия с высшими силами в Природе. Но этот путь нам уже известен…

    Все и просто и непросто. Хотя бы потому, что мы не знаем, что такое любовь, красота, время и бесконечность. И человек, похоже, должен сделать еще один, новый и смелый, шаг вперед - туда, где просматриваются место и роль России и носимого ею русского духа, проявляющегося в чистоте души русского человека и в его устремленности через свободу к звенящей красоте, - ускорять время во Вселенной.

    Время во Вселенной не совпадает со временем человеческой жизни. Там оно идет вперед, останавливается и может идти назад.


P.S. Несколько замечаний по поводу статьи

    Еще до выхода в свет этой статьи автор, показывавший ее своим более или менее близким коллегам и знакомым, услышал ту критику в свой адрес, которая предполагает необходимость ответа на нее.

    Главное - это осуждение за дилетантство в рассуждениях на темы истории, философии и текстов из Библии. В частности, обвинения в эклектизме (произвольный набор из чужого).

    Излагая историю на основе фактов из прочитанных книг, а не имея свой цельный взгляд, как Карамзин, Ключевский или Соловьев - называю титанов, перед кем склоняюсь, - я, безусловно, подпадаю под это "обвинение". Но ведь и целью было не изложение иного, нового взгляда, а на основе уже известного обратить внимание на то, как мной видится это известное. Имея в виду вполне конкретную задачу: показать, что исторические процессы нелинейны и что в них существуют законы нелинейности. Наконец, найти те "ниточки", за которые можно было бы потянуть.

    Ведь нашел же я эти самые "ниточки" в научных разработках, ускоряя процессы решения таких задач, как распознавание изображений, и других в 10-100 раз. И увязав это с переживаемым человеком, которого ввожу в динамическом режиме в сам процесс творчества (не стремясь изначально сформулировать конечную цель, а, при условии раннего начала применения создаваемой системы, предлагая многократно пересматривать продвижение к ней, с поиском по ходу "красивых" решений - то есть подключая интуицию - и с надеждой на этом пути превзойти самого себя). Так почему бы не увидеть проявление этого же в большом историческом развитии? В течение времени, исчисляемого от десятилетия до тысячелетий, и с участием "тьмы тьмущей" людей, среди которых были не только ставшие известными, но и безмерно много канувших в реку времени безвестных гениев.

    И оказалось, стоило только копнуть (задать поставленный так вопрос), как в том, что всем уже известно - а почти никто (здесь я говорю, как минимум, о физиках, а о других - моряках, трактористах и так далее, возможно, говорить не имею права) в действительности историю не знает (скажем, дату введения сана патриарха в России, предопределившего Раскол), - очень многое и очень удивительное стало прорисовываться на фоне известного.

    Именно фоне, ибо ни Карамзин, ни другие не были свободны в своих исследованиях: все заранее задавали себе ту или иную установочную идею и затем вгоняли в нее исторические факты. А в отсутствие свободы, как и в научных разработках, можно подчас сделать то, что у нас, в России, сделали с автомобильной промышленностью, наполнив все пространство страны дерьмом.

    Прошу прощения: не мог остановиться… Надо было бы выразиться как-то иначе, и я в дальнейшем, говоря об используемых исторических фактах в их совокупности, но без свободы и без исследований, буду применять только литературное слово: фон.

    Из этого "исторического фона" и были выведены результаты наблюдений, которые, хотелось бы надеяться на снисходительность к смелости, заслуживают внимания. Вот некоторые из них.

1. В Природе существует четыре управляющих начала: женское и мужское, коллективистское и индивидуалистическое.

В религиозно-философской мысли это нашло отражение как в целостных учениях (иудаизм, давший направление), так и в "расчленяющихся", где есть понятие о Св. Троице (христианство).

2. В статье сделаны выводы о том, что Св. Троица до настоящего времени была "расчленена" человеческой мыслью недостаточно. И что Бог Сын и Св. Дух "делятся" еще раз: первый на проявление коллективистского и индивидуалистического начал (религиозный спор о "филиокве"), второй - женского и мужского.

История вся проникнута движением и взаимодействием этих начал, причем на фоне исторического хаоса проступают законы.

3. Словом, управляющим самим движением в истории, является свобода. Направляющим движение - красота.

Свободой можно манипулировать (обман русского народа во время революции), но постигаемая человеком красота - чиста.

4. Все начала в Природе равноценны. Из чего следует недопустимость взаимной национальной нетерпимости.

Несбалансированность между началами и приводит, по мнению автора, к войнам. Отсюда сотрудничество - замена войн.

5. Красота, эта вечная категория, свойственна "русскому духу". А с ней связаны законы нелинейности времени в истории.

6. Красота спасет мир?.. Эта тема проходит красной нитью в моей книге. В ней выносится на обсуждение утверждение, что в этом - предназначение русского человека. Но не всякого, а - носителя скрытной философии русского староправославия. Достоевский: "Подпольный человек - главный человек в русской жизни".

Владимир Шкунденков

(доктор технических наук, директор Научного центра исследований и разработок информационных систем ЦЕРН–ОИЯИ)


Литература


 

1. Шкунденков В.Н. Сканирующий автомат типа АЭЛТ-1 для ядерно-физических и прикладных задач. а) Труды III Совещания по использованию ядерно-физических методов для решения научно-технических и народнохозяйственных задач. Дубна, 1978. ОИЯИ, Дубна, 1978; б) CERN, Trans. 79-02, Geneva, 1979.

2. Воронихин Вл. (Шкунденков В.Н.). Время поглощается красотой. Философские исследования (ФИ), №2 (27), М., 2000.

3. Кульберг Н., Шкунденков В. Иррациональное управляющее начало в научных исследованиях и разработках. ФИ, №4 (31), М., 2000.

4. Воронихин Вл. Интернет и коллективный разум. ФИ, №4 (35), М., 2001.

5. Кайо Р., Кульберг Н., Титов Р., Шкунденков В. A moderated Collaborative Web Community. ФИ, №4 (35), М., 2001.

6. Воронихин Вл. Русское боевое оружие во Второй мировой войне. ФИ, №4 (31), М., 2000.

7. Воронихин Вл. Москва - старинный город. ОИЯИ, Дубна, первое издание - 1996, второе (дополненное) - 1997. - 364 с.

8. Шкунденков В.Н. Расчет на надежность электронных схем. а) 1828, ОИЯИ, Дубна, 1964; б) CERN, Trans. 71-10, Geneva, 1971.

9. Степин В.С. Теоретическое знание. Прогресс-Традиция, М., 2000. - 744 с.

10. Шкунденков В.Н. Нелинейность времени // Синергетическая парадигма. Человек и общество в ситуации нестабильности. Прогресс-Традиция, М., 2003. - 584 с. (Опубликовано в сокращении.)

Социальные сервисы:


Комментариев: 1

Новая старая парадигма




Наука в очередной раз осознаёт необходимость смены парадигмы. И человечество подошло к пониманию главных философских категорий – Информации, Энергии и Времени. Наработки по этой теме есть. На нашем сайте вы можете познакомиться с ними в статье «Основы парадоксальной философии…» и других работах.

Новая парадигма. Новая ли? Ведь новое – это хорошо забытое старое. В далёкой старине мудрецы думали над теми же вечными вопросами, что и мы. И давно нашли решение.

Предлагаю читателям ознакомиться с выдержками из «Избранных трудов по буддизму» (Институт востоковедения АН СССР, 1988). Автор – академик Фёдор Ипполитович Щербатской (1866-1942). Читайте и думайте.


Непостоянство у санкхья-йоги (сокр.)

Неодобрительное отношение к «изменению и распаду» и их контраст с тем, что «не изменяется», – общераспространённая тема многих религий и философий. Заслуга её разработки до крайности логических выводов принадлежит буддизму. Создаётся впечатление, что в этой работе буддистам помогали параллельными работами брахманские философы школы санкхья-йоги. Отправной точкой последней была как раз обратная буддийской. Они утверждали единство бытия, причина и следствие были, по существу, одним. Но единственным следствием единства субстанции (satkarya-vada) было постоянное изменение её проявлений. Это изменение также было представляемо как моментальное (pratiksana = parinama). Момент был определяем здесь как наибесконечно малая мера времени совершенно так же, как атом – наименьшая воображаемая частица материи. Два момента не могут совпасть, поэтому нет истинной длительности, нет времени вне момента. Время – это идея без реальности, пустое создание ума. Единственная реальность – моментальность. Прошедшее и будущее непосредственно нереальны, но так как настоящее не может существовать без прошедшего, это прошедшее присуще факту изменения. Поэтому, – говорит Вьяса, – вся вселенная заключена в один-единственный момент, все реальные единицы изменения, которые можно себе представить, слиты в каждом отдельном моменте. Заключая, Вьяса допускает два вида вечности: недвижная вечность, принадлежащая душе, и вечность изменения, принадлежащая материи. Единица изменения именуется термином dharma и идентифицируется с моментом (ksana) как в йоге, так и в буддизме.


Непостоянство элементов

Элементы бытия – это моментальные появления, моментальные вспышки в феноменальном мире из неведомого источника. Так же как они разобщены, так сказать, в своей ширине, не будучи связаны вместе какой-либо всепроникающей субстанцией, совершенно так же они разобщены в глубине или длительности, поелику они длятся один-единственный момент (ksana). Они исчезают, как только появляются, для того чтобы за ними последовало в следующий момент другое моментальное существование. Таким образом, момент делается синонимом элемента (dharma), два момента – это два различных элемента. Элемент становится чем-то вроде точки во времени-пространстве. Школа сарвастивадинов делает попытку математически определить длительность момента (1). Она, однако предположительно, представляет мельчайшую частицу времени вообразимой. Такие выкладки о величии атома и длительности момента являются, очевидно, явными попытками охватить бесконечно малые величины. Идея, что два момента создают два различных элемента, остаётся. Поэтому элементы не меняются, но исчезают, мир становится подобным кино. Исчезновение – самая сущность существования; то, что не исчезает, и не существует (2). Причина для буддистов была не истинной причиной, а предшествующим моментом, который также воник из ничего, для того, чтобы исчезнуть в ничто.

1. AK III, 15; cp.: S.Z.Aung. Compendium, c. 25.

2. Таким образом, бытие делается синонимом небытия, поскольку каждое явление исчезает в тот же момент, когда оно появляется. Это индийский способ выражение идеи, развитой Г.Бергсоном в «Creative Evolution», с.2. «Истина в том, что мы безостановочно изменяемся и само (какое-либо) состояние не что иное, как изменение». Вывод Бергсона – неделимость длительности; буддисты же придерживаются отдельных моментов, и у них они проявляются из ничего – asata utpadan – и снова исчезают в ничто – niranvaya = vinacah, ср. «Nyayabindutika», с.68. «Vеdanta = sutra» II, 2, 6 и «Sankhya = sutra» I, 44-45 обвиняют буддизм в превращении бытия в небытие.

В настоящее время невозможно установить эпоху, когда эта теория окончательно была создана. Во всяком случае, некоторые из самых старых школ изложили это очень ясно (3). Они считали, что горы, деревья, элементы материи, все элементы вообще были моментальными появлениями, как моменты мысли. Школы различались в этом вопросе, и полное логическое доказательство было построено, вероятно, в то время, когда логика заняла место абхидхармы (4).

3. «Kathavatthu» XXII, 8: eka = citta = khanika = sable = dnarma.

4. Древний термин был, по-видимому, anitya, который принят всеми школами. Он был замещён впоследствии ksanika. Это может отражать некоторое изменение в определённости точки зрения. Логическим аргументом является то, что каждый момент, будучи различным определением, должен быть отдельной сущностью: virrruddha = dharma = samsargad dhy anyad vastu, ср.: «Nyayabindutika», с.5 (Bibl.Ind.). Конверсией утверждения yat sat tat ksanikam было доказано; что если что-либо не исчезало, то оно и не существовало. Учение полностью изложено в «Ksanabhangasibbhi». Ратнакирти («Six Buddhist Tracts», Bibl. Ind.) и оспаривается в многочисленных брахманских трудах.

Но легко понять, что основная буддийская идея о множественности и разделённости (prthaktva) их элементов, это идея, разработанная с характерной индийской отвагой в области философских построений, должна была быть доведена до своего логического заключения, т.е. до вывода об отсутствии длительности, поелику не было вещества, которое обладало бы длительностью.

Заключением этого учения было отрицание движения. Реально существующий объект, т.е. элемент, не может двигаться, потому что он исчезает, как только появится, у него нет времени для движения. Это не противоречит тому обстоятельству, что одна из главных характеристик материи, четвёртое mahabhuta, является движением. Каждое движение разлагается на ряд отдельных появлений или проблесков, возникающих в непосредственной смежности (5). Движение физических объектов, как это разъясняется в абхидхарме, дало наилучшую поддержку для рассмотрения мёртвой материи как целой серии мимолётных проблесков. Явление ускорения падающих тел объясняется различием интенсивности веса или движения (irana) в каждый момент движения вниз, поскольку объект в каждый момент иначе скомпонован(6). Элемент, таким образом, может быть сравним с огнём, он состоит из ряда отдельных вспышек, следующих одна за другой, представляя в каждый момент новый огонь.

Сарвастивадины строят новую теорию моментального характера элементов следующим образом (7). Каждый элемент, появляющийся в феноменальной жизни, действует одновременно под влиянием четырёх различных сил (samskara) – сил возникновения (utpada), распада (jara), пребывания (sthiti) и рарушения (anityata) (8). Эти силы воздействуют на каждый элемент в каждый момент их существования, это наиболее универсальные силы, характерные признаки или проявляющиеся силы феноменального бытия (samakrta-laksanani). Элементы, находящиеся под их воздействием, называются проявившимися элементами (samakrta-dharma). Не испытывают воздействия с их стороны лишь три элемента вечного неизменного бытия (asamskrta-dharma). Термин samskrta поэтому синомичен с ksanika, т.е. непостоянный или моментальный (9).

5. AK IV, 2 na datir nacat: это не kriya, но nirantara = utrada, см. Ниже, в разделе «Теория познания».

6. АК II Вайшешики допускают одно неделимое samskara до прекращения движения. Это будет соответствовать бергсоновской идее неделимости движения. Наяики, наоборот, допускают столько samskara, сколько моментальных kriya.

7. Это изложено со всеми подробностями разногласий между саутрантиками и сарвастивадинами Васубандху в АК II, 46. Профессор Л. де Ла Вале-Пуссен любезно сообщил мне свой французский перевод этого важного текста, который я сравнил со своим английским переводом.

8. Иногда приведённых к трём: рождение, пребывание и исчезновение.

9. Перевод samakrta-dharma как «составной» (compound) будет contradiction in adjecto. Dharma никогда не состоит из частей, она всегда проста. Там, где есть «составность», там имеется несколько dharma.

Согласно законам взаимосвязи между элементами эти четыре силы всегда появляются вместе и одновременно. Они sahabtu (10). Будучи сами по себе элементами, они нуждаются во вторичных силах (upalaksana), для того чтобы проявить свою двойственность. Реалистическая тенденция сарвастивадинов, если таковая была, заключалась в создании неких реальностей, соответствующих нашим идеям или привычкам словесного выражения. Эту тенденцию они разделяли с системой ньяя-вайшешика. Совершенно так же как последняя имела некое качество сочетания (samyoga) как нечто реальное, добавочное к тем вещам, которые соединялись, так и сарвастивадины имели своё возникновение, распад, пребывание и разрушение в добавление к элементам, возникающим и исчезающим в тот момент. Они утверждали, что эти четыре силы и вторичные силы, действующие, в свою очередь, на них, были реальностями (dravyatan santi). Против идеи одного элемента, одновременно возникавшего, пребывавшего и исчезавшего, было выдвинуто самое естественное возражение всеми другими буддийскими школами, так же как и небуддийскими, что создание и разрушение не могут быть одновременны. С другой стороны, нельзя было допустить для одного элемента длительность более одного-единственного момента, так как два момента образовали два элемента. Сарвастивадины встретили это возражение указанием на разницу между элементом в себе, его истинной природой (svabhava) и его действенным моментом, его функцией или проявлением (karitva, laksana). Элементы, или силы, могут противостоять друг другу, но их действие может иметь результат в некотором едином действительном событии как в случае, когда три убийцы решили вместе убить человека, спрятавшегося в некоем уединённом месте. Один из них (utpada) вытаскивает его из тайника (будущее), другой держит его, третий ударяет его, и все действуют одновременно. Жертва (dharma) появляется лишь для того, чтобы исчезнуть. Момент реальности – это момент действия, его свершение. «Мы называем моментом, – говорят сарвастивадины, – точку, когда действие полностью совершено (11). Мы имеем здесь зародыш позднейшей идеи, что этот момент нечто трансцендентальное, нечто, чего нельзя выразить логически-последовательной мыслью (12). Момент тогда был возведён н положение «вещи в себе» (13), в трансцендентальное обоснование реальности, наконец, в саму абсолютную реальность (14) – понятие, имевшее большое значение в развитии позднейшей индийской философии (15).

10. Совершенно как citta не появляется никогда без одновременного сопровождения со стороны caitta = dharma или четыре mahabhuta появляются одновременно с bhautika.

11. kriya = parisamapti = laksana eso na ksanan, AK. II 46; cp.: «Nyayabindutika», c. 13 (Bibl. Ind.): ksanike vastuni…, eka = kriya karitvena sahakari grhyate.

12. ksanasya (jnanena) prapayitum acakyatvat (там же, с. 16).

13. svalaksana, там же.

14. paramartha sat, там же.

15. Дхармакирти идентифицировал момент с чистым ощущением, когда субъект и объект срастаются, а ведантисты полагали, что в этот момент мы имеем прямое восприятие Брахмы. Индийские астрономы и математики имели дифференциальное понятие о мгновенном движении планеты, tatkaliki gatin, наибольшей постоянной величине (константе) в течение бесконечно малого по величине интервала. ср.: B.Seal. Posilitive Sciences, c. 77.

Школа саутрантиков принимает более простой и разумный взгляд на этот вопрос. Они отрицают реальность четырёх проявляющихся сил возникновения, распада и т.д. (16). Соответствующие понятия возникновения, разрушения и т.д. относятся не к единичным моментам, но к их рядам (santana) (17). Даже будучи отнесённые к одному моменту, эти понятия не подразумевают существования соответствующих реальностей, это только наименование того, что моментальная сущность появляется и исчезает. Эта сущность сама появляется и исчезает, для этого не требуется дополнительных сил. В результате этого возникает дальнейшее, очень важное расхождение между двумя школами. Как указывалось выше, сарвастивадины считали, что все элементы существуют в двух различных планах: истинная сущность элемента (dharma-svabhada) и его моментальное проявление (dharma-laksana). Первое существует всегда – в прошлом, настоящем и будущем. Это существование не вечно (nitya), ибо вечность означает отсутствие изменения, но оно представляет потенциальное появление элемента в феноменальном бытии, так же как и его прошлые появления. Эта потенциальность существует навсегда (sarvada asti). Даже в подавленном состоянии нирваны, когда угасла вся жизнь, эти элементы предполагаются представляющими некую сущность, хотя их сила проявления и подавлена навсегда. Будущие потенциальные элементы действительно разделены этой школой на два различных ряда: те, которые появятся (utratti-dharma), и те, которые подавлены и никогда не появятся (anutpatti-dharma). Так как момент (ksana) не отличается от элемента (dharma), то время, в общем, не отличается от элементов, взятых вместе, постольку, поскольку они не потеряли своей способности появления в феноменальном виде. Действительно, «времена» – один из синонимов, употребляемых для обозначения в целом элементов, появляющихся в обыденной жизни (18). Но термин «время» (kala), подразумевающий реальность какого-то времени, осторожно избегается, он заменяется термином «переход» (adhvan). Когда сарвастивадины утверждают, что «всё существует», это означает, что все элементы существуют, и ударение, которое делается на реальности элементов, относится к понятию, что их прошлое, так же как их будущий «переход», представляет нечто реальное. От этого основного принципа школа приобрела своё название. Поскольку понятие об одном элементе соответствует, скорее, нашему понятию тонкой силы, чем субстанции, реальность, т.е. действенность прошлого, не так абсурдна, как это иначе могло бы показаться. Саутрантики отрицали реальность прошлого и будущего в прямом смысле, они допускали реальность только настоящего. Будущее, заявляли они, нереально до того, как оно станет настоящим, а прошлое нереально после того, как было настоящим (19). Они не отрицали влияния прошедших событий на настоящее и отдалённое будущее, но они объясняли его постепенным изменением в виде непрерывной последовательности моментов, имеющей отправную точку в броском или сильном, как бы отталкивающем явлении; для них это было одним из законов взаимосвязи между отдельными элементами (20).

Была ещё другая школа, занимавшая промежуточную позицию между саутрантиками и сарвастивадинами. Она утверждала реальность настоящих явлений и той части прошедших, которые ещё не потеряли своего влияния, но отрицали реальность будущих и той части прошедших, которые перестали обнаруживать своё влияние. Васубандху именует эту школу вибхаджьявадинами, или «Различающей школой» (21). Вся аргументация соперничающих школ представлена Васубандху со всеми подробностями в присущем ему совершенном стиле и не нуждается в приведении здесь(22).

16. dravyato na santi, AK II, 46.

17. Там же.

18. upadana-skandha, cp. AK I, 7, тибетский текст, с. 12, 6.

19. AK V, 24 и сл; ср. Приложение I.

20. AK IX; «Soul Theory», с. 949.

21. В «Kathavatthu» I, 8 такое мнение приписывается кашьяпиям. Эти тоже признавали реальность той части будущего, которая была предвещена или определена прошедшим или настоящим. Сюань Цзян констатирует в своём комментарии, что кашьяпии подразумеваются здесь под именем вибхаджавадинов (McGovern). Тхеравадины, кажется, разделяли мнение сарвастивадинов. Объяснение vibhajya = vada как ортодоксальной или аналитической школы потому, что Будда сам был vibhajya = vadin (cp. «Rathavatthu», введение), по-видимому, было неизвестно Васубандху.

22. Ср. перевод в Приложении I.


Социальные сервисы:


Комментариев: 1
Прыг: 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
Скок: 10 20 30 40