Трудно быть Богом

Юрий Ларичев

ТРУДНО БЫТЬ БОГОМ

То, о чём говорит «Книга, написанная внутри и отвне, запечатанная семью печатями».


Чтобы с головой окунуться в омут мировых парадоксов, сначала вспомним слова Марка Твена в его «Таинственном незнакомце»:

«Сама жизнь — только видéние, только сон.

Нет ничего. Всё — только сон. Бог, человек, вселенная, солнце, россыпи звёзд — всё это сон, только сон. Их нет. Нет ничего, кроме пустоты и тебя.

Но ты — это тоже не ты. Нет тела твоего, нет крови твоей, нет костей твоих — есть только мысль. И меня тоже нет. Я всего только сон. Я рождён твоей мыслью.

Странно! Как странно, что ты не понял этого уже давным-давно, сто лет назад, тысячи лет назад, не понимал всё время, что существуешь один-единственный в вечности. Как странно, что ты не понял, что ваша вселенная, жизнь вашей вселенной — только сон, видéние, выдумка. Странно, ибо вселенная ваша так нелепа и так чудовищна, как может быть нелеп и чудовищен только лишь сон.

Нет ничего, кроме тебя. А ты — только мысль, блуждающая мысль, бесцельная мысль, бездомная мысль, потерявшаяся в вечном пространстве».


***

Бог есть одинокая, бесприютная бесконечная Мысль, играющая сама с собой в Пустоте «Ничто». Создающая для этого тождества/подобия самого себя разного уровня фрактальной чёткости.

На секундочку представь, ты — Бог, размножившийся и воплотившийся в каждую живую тварь. Как ты это делаешь? Входишь в роль, полностью вживаясь, отождествляешь себя с персонажем и его ролью. Резонируешь. Делаешь это настолько увлечённо и искренне, что забываешь себя, т.е. жертвуешь собой. Вот это и есть любовь и принцип «отдать душу во имя любимого», жить его жизнью. Вот поэтому «Бог есть Любовь» — не просто лозунг, а принцип, геномный принцип жизни /. Ты тот, где сосредоточен, где твоё внимание и воля.

Делаешь ты это поочерёдно: сначала в одного персонажа, потом в другого, в третьего и т.д. Чередуешь ты это с такой огромной частотой, что вся игра выглядит одновременной, плавной, а не дискретной. Вот так мелькание кадров киноплёнки зрителю незаметно.

Игра одного актёра. Ты сценарист, сам себе режиссёр и актёр, играющий на сцене Гамлета и других. И вдруг ты, в данный момент Гамлет, во время спектакля очнулся и застыл: «Я ведь на самом деле не Гамлет, а актёр. Чего я тут делаю?»

Ты сорвал спектакль. А что с Гамлетом? А он умер, нет его. Ты его убил.


***

Для чего я это написал?

Ты — человек, земная смертная личность, имеющая имя. Твоя высшая цель — «Таков славный конец того, кто следует мудрости: стать Богом» (Гермес Трисмегист). Но запомни: как только твоя точка зрения сместилась, как только ты ощутил себя Богом, ты тут же убил себя как человека. Поэтому, улетая ввысь в герметическую заоблачность, умей вовремя остановиться, помня предупреждение египтянина Омара ибн аль-Фарида:


«Но здесь замри. Останови полёт,

Иначе пламя грудь твою прожжёт.

И равновесье обретя, вернись

К вещам и дням, вдохнув в них ширь и высь».


Бог (геном, Род) определяет себя не отдельным «Я» (Эго), а единством множественности «Мы». Есмы — есть мы. Отсюда предупреждение Омара ибн аль-Фарида об опасности эгоизма и гордыни. За гипертрофированным Эго следует конец . Того, кто возомнил Богом только себя, ждёт падение с Вавилонской башни величия:


«Нет никого «вдали» и в «вышине», —

Все дали — я, и всё живёт во мне.

«Она есть я», но если мысль моя

Решит, паря, она есть только я,

Я в тот же миг низвергнусь с облаков

И разобьюсь на тысячи кусков».


Мы — путь /. И смысл игры (жизни) в самой игре, а не в достижении конечной цели. Бессмысленно искать конечность в бесконечности и конкретную определённость в неопределённости.

Настоящий брахман (волхв, «кудесник, любимец богов») становится дружен с «волей небесною», принося себя (эго, личность) в жертву, стирая себя и растворяясь, сливаясь, отождествляясь с Богом. Но… до некоторого предела и не до фаустовского восторга. Потому что полное счастье (с-частье) — это тоже смерть. Достижение цели означает конец пути, конец движения. «Остановись мгновение» — это материальная смерть (обнуление), это застывшая стоячая волна «Ничто» («Тверди»).

Смерть может быть либо сразу физическая, либо в виде предостережения: болезни, удара судьбы, потери разума, расстройства психики, сдвига крыши (потери личности). Поэтому всякое притворство, лицедейство, актёрство, примеривание на себя чужие роли и чужую суть издревле считалось занятием нездоровым. Это даже лечили, «изгоняя подселённые сущности». Ибо понимали герметическое: «всякая мысль есть душа, а всякая душа есть мысль». А любая мысль стремится воплотиться, стать энергией.

«Наполеоны» и «боги» есть не только в каждой психиатрической больнице, но и в религиозных институтах и сектах, а также в политике и в мировом закулисье сильных мира сего. А жизнь — штука коварная. Только дурак считает себя умнее и выше других, отчего сам же страдает. Потому что важно не то, кем ты себя считаешь, а что боги думают о тебе[1].

 Будь внимателен к себе.


Детская притча о мозге и Боге

Радиоприёмник, подобно не понимающему смысла попугаю, нёс обычную чушь из эфира, выдавая чужие мысли за свои. И казался себе всё умнее и умнее.

И вот, однажды радиоприёмник вообразил себя электромагнитным полем и изобретателем радио Поповым, голос которого звучал из динамика. Попов рассказывал о каких-то электромагнитных волнах, частотных спектрах и о резонансе колебательного контура радиоприёмника с невидимым волновым полем.

«Это же я сам о себе рассказываю, — гордо решил радиоприёмник, — я исполнил заповедь Дельфийского оракула и познал сам себя. Да я просто гений философии».

Что же научного может рассказать радиоприёмник о волновом поле без того, что само поле о себе расскажет голосом радиоприёмника? Если, конечно, он способен настроиться и срезонировать.

 

© Юрий Ларичев, 2021

 

 

 


 

[1] Бог — твоё внутреннее истинное «Я», внутренний Наблюдатель, ангел-хранитель, играющий тобой актёр — знает о тебе всё. Вплоть до последней клеточки твоего организма и до самых скрываемых потёмок твоей психики. Но это знание находится в бессознательном (в подсознании) и для твоего рассудка является неосознанным. Оно тебе недоступно. «Познай самого себя (Γνῶθι σεαυτόν)», — гласил Дельфийский оракул. Но обычный «человек боится самого себя, боится чего-то смутного, неопределённого, что может внести беспокойство в его ум» (В.Шмаков). Он боится одиночества, потому что страшен сам себе. Чем ниже человек, тем сильнее в нём чувство стадности. «Любовь к одиночеству есть удел немногих избранных душ».

 


Социальные сервисы:


Комментариев: 4

Сражение с мифом

Александр Гребиниченко

СРАЖЕНИЕ С МИФОМ

КАК РАСКОЛДОВАТЬ МИР

 

Человек, пробивая крышу одного мифа, оказывается в подвале другого.

А.Пятигорский

 

Культурологи, лингвисты, психологи знают, что в многообразии мифических, фольклорных или литературных произведений кроется всего лишь несколько базовых сценариев или сюжетов.

Более того, развиваются концепции «мономифа» (по Джозефу Кэмпбеллу), а также теория «основного мифа» (лингвисты В.Топоров и В.Иванов), суть которых заключается в наличии у всех мифов единого базового сюжета, в центре которого борьба Солнце-героя с хтоническим Змием, и прохождение героем одного и того же пути из мифа в миф, с одними и теми же испытаниями.

Выводы Джозефа Кэмпбелла были подтверждены практикой Голливуда, и принесли киноиндустрии баснословные прибыли и обожание публики. Ведь революционные «Звёздные войны», а после них и все последующие успешные блокбастеры строятся по одному и тому же сюжету «пути героя», выявленному Кэмпбеллом в основании мифов.

Этот единый сценарий успешно используют психологи в работе с клиентами, равно как и пропагандисты с рекламщиками для влияния на свою целевую аудиторию.

При несомненном коммерческом успехе и активном практическом применении идеи «мономифа», бросается в глаза отсутствие должного внимания исследовательской мысли к такому синтезу. Хотя даже потенциальная его возможность должна будоражить воображение.

Ни один самый посвящённый медийщик, пиарщик, НЛП-специалист или психолог не может ответить на ключевой вопрос почему.

Почему определённые образы, символы или сценарии (сюжеты) воздействуют на всех без исключения, невзирая на расовые, национальные, культурные, религиозные, языковые или личностные отличия? Каков их исток?

Вот и Джозеф Кэмпбелл, выявив сходные образы и сюжеты в мифах разных народов, просто констатирует факт. Который в существующей научной парадигме не находит объяснения.

Попытки же трактовать и объяснять мифы, приводят к тому, что мы «не «расколдовываем» мир, а «переколдовываем» его, создавая всё новые и новые мифы, являющиеся бесконечными вариациями старых» (М.Вебер).

Пропасть «от мифа к логосу» кажется непреодолимой.

Как превзойти миф?

Как добраться до сути?

 

 

***

Мысль о том, что мифы передают представление о происхождении всего сущего известна. Фрэнсис Бэкон выразился точнее, доказывая что «мифы в поэтической форме хранят древнейшую философию… и научные истины, смысл которых скрыт под покровом символов и аллегорий»[1].

В разных традициях это древнейшее знание испокон веков было известно под понятиями «философского камня», «чаши Грааля» «шамбалы», первичной «книги, написанной внутри и отвне, запечатанной семью печатями», «камня вечной жизни», «беловодья», «тайного имени Бога» и т.д. В культуре оно описывалось символическим языком мифов и притч о житии богов и людей.

Что в корне этого знания?

Представление о том, что всё сущее создаётся комбинацией исходных первичных начал, принципов (архетипов).

Определённая логически связанная последовательность этих вечных изначальных принципов составляет универсальную программу (сценарий) воссоздания и развития жизни. Эту программу мы называем полевым геномом (эпигеномом).

Издревле знание о первоначалах передавалось в свёрнутом виде в системе древнейших знаков — рун, óбразных картинках Арканов Таро, а также, как оказалось, содержится в сакральном языке наших предков.

Сегодня это глубинное древнее знание воссоздано и реконструировано. Оно составляет основу славяно-арийской герметической философии.

Как молекула ДНК (материальный носитель информации) управляет развитием всего организма, так и полевой геном (Вселенский универсальный сценарий, Смысл) определяет развитие всего мироздания и жизни по неизменным принципам и их логическим взаимосвязям (сценариям).

Неудивительно, что исследователи пришли к идее мономифа или единого мифа. Ведь у человека нет иной логики, кроме логики вселенского генома.

Покажем откуда растут ноги у «основного мифа», стараясь не попасть в подвал другого мифа.

 

***

Одним из базовых и наиболее древних мифологических сюжетов является сюжет противоборства Солнечного Божества и его противника — хтонического Змия (Дракона). Он присутствует как в мифологии Древнего Египта, так и в древнеиндийской ведической литературе.

Фабула мифов идентична. Отличны только имена.

У древних египтян огромный змей Апоп (Апофис — греч.), как изначальная сила, олицетворяющая мрак и зло, противопоставляется богу солнца Ра и является его извечным врагом. Миссией Апопа является поглощение солнца и ввержение Земли в вечную тьму. Апоп обитает в глубине земли, где и происходит его борьба с Ра. Когда ночью Ра начинает плавание по подземному Нилу, Апоп, желая погубить его, выпивает из реки всю воду. В сражении с Апопом (повторяющемся каждую ночь) Ра выходит победителем и заставляет его изрыгнуть воду обратно.

В древнеиндийской ведической литературе описывается поединок антропоморфного божества-громовержца Индры с демоническим змием Вритрой. Вритра (санскр. वृत्र — «затвор», «препятствие»), одно из имён его — Шушна («иссушающий»), демон с телом змеи и тремя головами, являющийся главным прототипом зла и тёмных сил в мифологиях разных стран мира. Согласно гимнам «Ригведы» Вритра был демоном засухи, который однажды выпил всю воду во Вселенной и вызвал Индру на поединок. Индра «взрос для убийства Вритры» и так отделал змия своей ваджрой в ночной битве, что того скрутило и начало тошнить. Он выблевал всю воду и сдох.

Как видим, Солнечный Бог выходит победителем из битвы, но эта победа не окончательна. И каждый раз он снова и снова вступает в борьбу со Змием.

Можно, конечно, сказать, что ничего удивительного в этом сюжете нет. Древние символическим языком описывали сменяемость дня и ночи, цикличность процессов, страхи по поводу возможного угасания солнца и ввержения Земли в вечный мрак. Диалектическую борьбу добра со злом, порядка и хаоса, духовного и материального и т.д.

Всё это верно, но вторично.

Ключевой вопрос — это «непостижимая» идентичность не только сценария, но и базовых понятий, вокруг которого крутится «основной миф» у разных народов: солнце-бог, змий, печера, ток (течение), круговорот, камень, океан, подземные воды и т.д.  

Тогда надо предполагать наличие единого авторства и цепи преемственности авторов сквозь века и цивилизации.

Либо считать, что существует глубиннейший слой реальности, где возможности описания и рационального осмысления «схлопываются» или восходят к единому предельному языку, которым и можно выразить суть. Где этот язык и есть суть. Тогда разные авторы, получающие откровение на этом уровне будут говорить похоже об одном и том же.

Таким «предельным языком, который и есть суть», как раз и является язык принципов. Это язык Богов. Этим языком развёртывается мироздание и жизнь. Этот язык понимает и воспринимает коллективное бессознательное. В этом «языке» живёт всё живое и человек.

Человеческие языки — это аналогии божественного языка принципов. Когда-то древние мудрецы «подслушали» у богов принципы, озвучили каждый принцип и изобразили его символом (знаком), а на основании логики и взаимосвязи принципов развили свой понятийный язык, речь и мышление.

Самыми близкими к тому древнейшему корневому протоязыку из существующих являются современные русский, украинский и белорусский языки.

Именно на этих языках можно прочитать полевой геном — замкнутую последовательность 24-х принципов (первоначал), которые составляют вселенскую геномную программу (смысл всего).

Выше этого языка — только непосредственное переживание истины, непередаваемое словом. Ниже него — «вавилонская башня» разноязычия с постепенным отходом от первоистока, тяготением к символизации, мифологизации и мистификации с дальнейшей деградацией и вырождением.

 

***

Итак, рунная последовательность геномных принципов имеет следующий порядок:



Одним из бесконечных вариантов прочтения этого геномного сценария является предложение (мантра) вида[2]:


РА–ВХОДЕ–ЗМИЙ–ТОК–КАМЕНЬ–У–ПЕЧЕР–СЛОВО

-------


Как видим, эта короткая мантра в свёрнутом виде описывает фабулу «основного мифа» и главных персонажей.

Каждое «слово» в этом предложении это самообъясняющееся понятие-мантра, которое непосредственно озвучивает и называет определённые последовательности принципов, участки вселенской геномной программы. Каждая «буква» в этих «словах» — это конкретный вечный изначальный многозначный принцип. Логические связи и комбинации таких принципов (букв) составляют слова-мантры, которые развиваются в предложения и тексты. Эти слова обладают силой воздействия на мир.

Именно на эти понятия и образы реагирует (резонирует) коллективное бессознательное. Оно понимает этот язык.

Рассмотрим детальней логику создания «основного мифа» в соответствии с геномом.

 

 

Следуя по геномной цепи принципов слева-направо от условных «начала» до «конца» алгоритма (Род) мы видим, как Бог солнца Ра «входит» принципом динамической четверицы или энергоинформации  (ВХОДЕ, бог-дух) и начинает свое движение по небесному океану, материализуя Вселенную  (День Брахмы, Энергия).

Далее следует участок цепи ЗМИЙ/ПЕЧЕРА, и Ра продолжает своё «ночное» плавание по подземной реке в печере (ночь, дематериализация, Информация). Там, в «печере», осуществляется таинство преобразования (борьбы). Змий Апоп выпивает всю воду (впитывает Информационную новизну, суть, вдох), чем задерживает Ра в подземном мире (символика временной смерти). Поэтому Змий у индусов олицетворял некую преграду, препятствие (вритра vṛtrá).

В борьбе с ним Ра заставляет его изрыгнуть воду обратно (Энергетический прирост, выдох) и Ра появляется опять (материализация, день, Энергия), начинается новый цикл (Слово).

В разных вариантах из змия вытекает либо вода, либо кровь. В геноме это последовательность принципов - (Змий-Ток). То есть Змий «истекает» своим содержимым в материальный мир, давая жизнь, энергию.

Кстати, Индра убивает змия своей ваджрой (одно из значений — «молния») и называется Громовержцем. Что опять указывает на принцип и говорит о завершении схватки в печере, воскресении и новом цикле. А также указывает на посвящение Индры — прохождении им пути через печеру подсознания - (путь-руса) и обретения им космического сознания «пуруши».

Это описание объединяет в себе мифологическую трактовку, физическую, лингвистическую, включая некоторые психологические аспекты.

То есть, в корне «основной миф» воспроизводит символическим языком универсальный вселенский сценарий (последовательность принципов), в соответствии с которыми Вселенная, жизнь и человек ежемоментно воссоздаются и развиваются.

Эту логику вселенского геномного сценария «сражения с Драконом» можно выразить и по-другому.

Например, считать его инициационной мистерией с символикой временной смерти и возрождения. Или рассматривать его как процесс «великого делания» (magnum opus) — получения философского камня, обретения просветленного или космического сознания, слияния духа и материи, обретения вечной жизни. Или же «снятия апокалиптических печатей».

Современным научным языком «борьбу со Змием» можно назвать процессом циклического преобразования информации в энергию и обратного преобразования энергии в информацию. Энергоинформационного взаимообмена, на котором зиждется вечное развитие Вселенной, и, например, ежесекундно регулируются обменные процессы в живых организмах.

Возможно, М.Вебер прав и мы «переколдовываем» миф даже в науке, создавая его новые варианты. Но в этом и заключается бесконечный процесс развития разума, осмысления и осознания.

Каждый раз мы осмысливаем реальность вечных принципов на новом витке и совершенствуем язык описания и понимания Разума бесконечной сложности. Находим и формулируем все более точные аналогии. Оттачиваем мысль и понятия.

Миф — с одной стороны — это упрощённое символическое описание картины мира для древнего обывателя. С другой стороны — поскольку он формулировался посвящёнными — это всё же описание реальных принципов мироздания, их взаимосвязей, влияния на человека и вселенную.

Поэтому мифы, сказания или предания — это огромный кладезь глубинной информации. Суть мифа скрывается в именах и понятиях. А ключ к расшифровке — сам полевой геном.

 

Ещё раз о принципах

Вышеприведённые трактовки «основного мифа» — это разные аналогии и способы описания универсальной программы творения и развития, вселенского геномного сценария, тайного «имени Бога», выраженного языком 24-х изначальных первопринципов.

Принцип изначален (придуман не человеком). Выше принципов ничего нет. Они выше образа, символа, понятия или закона.

Несмотря на глубокий скептицизм по этому поводу, логика вселенского генома встроена в работу нашего организма, мышления, речи и сознания человека. По-видимому, всё что мы делаем и придумываем — это воспроизводим одну и ту же вечную программу (алгоритм) в его бесконечных временных реализациях и вариациях.

Мы не задумываемся, что компьютеры и пресловутый искусственный интеллект создавались человеком по аналогии с некоторыми геномными принципами.

Вся цифровая виртуальность базируется на нескольких принципах, которые выше любого виртуального образа или программного текста. Кроме исходного принципа двойственности (0 или 1), основу для всех вычислений и операций задают несколько правил булевой алгебры. Принцип «И» (логическое умножение, конъюнкция), принцип «ИЛИ» (логическое сложение, дизъюнкция), принцип «НЕ» (отрицание).

Программисты при составлении программ и алгоритмов используют конечный набор определённых логических правил — начало/конец, замыкание (цикл), равенство, больше/меньше, переход (скачок), вложенность одного в другое, условие (если-то), сравнение и т.д.

Похожие действия в уме совершает младенец с рождения до того как научится говорить. Он производит логические действия и операции связанные со сравнением, выбором, памятью, условиями и т.д.

Многообразие речи и письменности формируется небольшим количеством букв и вариантами их огласовок, которые мы называем азбукой или на латинский манер алфавитом. Всего семь нот и соотношения между ними (соразмерности) рождают бесконечное богатство и разнообразие музыки.  

Сложнейшие умопомрачительные фракталы получают, применяя достаточно простые рекурсивные правила или функции, замкнутые сами на себя (принципы цикличности, обратной связи, памяти)[3]. Что с успехом используют аниматоры, воссоздавая с потрясающей достоверностью сложные природные ландшафты и объекты, достигая небывалого ранее уровня детализации и естественности картинки.

Желая того или нет, мы осознанно или неосознанно действуем в логике Творения, создавая фрактальные копии нашего понимания или непонимания мира. Отрицая исходные принципы,  мы отрицаем себя.

Чем ближе мы к логике генома, тем больше влияем на мир и жизненные обстоятельства.

 

К чему эти сложности?

Конечно, можно задать правильный практический вопрос — зачем все эти тонкости? Не каждый из нас программист и незачем знать как работает компьютер. Бери и пользуйся тем, что создали другие.

Но что делать, если дело касается личной жизни каждого. Тех областей, где технический прогресс бессилен — мышления, сознания, понимания, интуиции, творчества, любви или счастья?

Там нельзя быть пользователем, а только творцом. И некому поручить вместо тебя войти в чрево дракона и возродиться вновь.

Как быть, если для взаимодействия с огромным видимым и бесконечным невидимым миром у тебя (как и у Бога) есть только один реальный инструмент — Мысль?

И если ты понимаешь, что Мысль разворачивается комбинированием 24-х изначальных принципов…

 

© Александр Гребиниченко, 2021

Национальный институт стратегических исследований (Украина)

 

 



 

[1] Ф.Бэкон «О мудрости древних».

 

[2] См. расшифровку рун, Арканов Таро и азбуки Ю.Ларичевым.

 

[3] См. фракталы Мандельбротта.




 

Социальные сервисы:


Комментариев: 5

Блеск и нищета философии




Юрий Ларичев

БЛЕСК И НИЩЕТА ФИЛОСОФИИ

Чтобы нам не заниматься цитированием, внимательно посмотрите видеоконференцию наиболее известных украинских философов. Тема беседы «Новая архитектура человечества». Она посвящена вопросам вочеловечивания и всечеловечества. Ни больше, ни меньше В качестве приглашённого гостя участвует Михаил Эпштейн — философ, литературовед, профессор университета Эмори (Атланта, США).


 

Посмотрели? А теперь краткий разбор полётов.

Сегодня многие уже поняли, что поклонники глобализма называют себя «гражданами мира», хотя у мира гражданство не предусмотрено, сам термин лукавый. Ещё они называют себя «космополитами». Раньше их называли безродными космополитами, людьми без роду, без племени. У каждого из них декларируются проблемы с национальной идентификацией. Это внешне, это для публики. Что на самом деле думают эти люди, остаётся их личной тайной. Но, так или иначе, у каждого из них проглядывается тяга к своему народу (нация от лат. natio — племя, народ).

Так называемая «мировая закулиса», сильные мира сего, исповедуют конццепцию транснациональности (деньги важнее). И нынешние философы изо всех сил пытаются создать теоретическое обоснование этого мировоззрения. Чтобы в итоге уничтожить государства и национальности. В мире будут только транснациональные корпорации. В этом цель глобализма.

И мы видим, как профессор Эпштейн аккуратно формулирует эту концепцию.

Как и следовало ожидать, беседа упёрлась в парадокс «уникальность/всечеловечность». Который беседующие философы не смогли разрешить. Точки над i не поставлены, беседа закончилась недосказанностью, которую украсили стихами.

А ведь проблема разрешена в герметизме, который вышеуказанные философы не признают.

Действительно, парадокс «целое состоит из частей, но каждая часть есть целое» существует. Другими словами: «океан состоит из капель, но каждая капля есть океан». Это парадокс фрактального (голографического) самоподобия/тождества — и подобен, и тождественен. Физикам известно, чем мельче часть, тем хуже её качество тождественности с целым (нечёткость, неточность, пиксельная размытость) То есть принцип остаётся, а меняется качество. Такова физика и философия волнового поля. И с этим приходится считаться.

Да, каждый человек уникален — целая вселенная. Да, каждый человек есть Бог. Но не совсем, не дотягивает качественно. Чтобы стать всечеловеком, надо быть Богом. Стать «не от мира сего».

Или вне мира? Вопрос, конечно, интересный

Почему так?

Есть такое понятие — эмергентность (от emergent «возникающий, неожиданно появляющийся») — появление у системы свойств, не присущих её элементам в отдельности; несводимость свойств системы к сумме свойств её компонентов.

Это понятие известно любому технарю. Другими словами: если вы из разных частей (деталей), каждая из которых имеет уникальные свойства, соберёте  нечто целое, то у этого целого возникнет новое свойство, которого не было ни у одной части.

Это понятие известно и биологам. Ваш организм соткан из клеток, каждая из которых уникальна. Но все вместе они составляют вас — человека. Не говоря уж о вирусах, микробах и прочего населения, без симбиоза (συμβίωσις — «совместная жизнь») которого ваш организм нежизнеспособен.

Это, скорее всего, нашим философам понятно. Что же они упустили?

Иерархию усложнения.

Какие-то клетки объединились в узлы, узлы в органы, органы в системы и т.д. Клетка печени ощущает принадлежность к этому органу. И она выполняет совершенно другую функцию, чем нервная, костная или клетка крови.

То же и в социуме (целом), состоящем из людей (частей). И тут такая же иерархия гёделевской сложности. Уникальный по своей сути человек, естественно, ощущает свою принадлежность к семье, к роду, к племени, к народу, к государству… а уж потом ко всему человечеству. Скакнуть сразу же во всечеловечность и приравнять себя к папуасу у влюблённого в себя интеллектуала не получается. Любви не хватает. Тут, дай бог, хотя бы суметь ближнего возлюбить. А уж дальние пусть потерпят.

Человеческая цивилизация находится в состоянии постоянной конкурентной борьбы и соперничества внутри себя. Это естественно, ибо то же происходит и внутри каждого живого организма. Это принцип самой жизни, принцип развития, берущий своё начало в принципе двойственности — единства и борьбы противоположностей.

Поэтому так называемый «космополитизм», «гражданство мира», претензия на всечеловечность — лукавый глобалистский пропагандистский крючок для доморощенных интеллигентов, причисливших себя к «интеллектуальному классу».

Вся жизнь — борьба. До обеда боремся с голодом, после обеда — со сном. Вот и вся философия. Если забыть о патриотизме и долге перед предками, семьёй, родом, народом и страной.

Как всегда, мы призываем вас думать.


© Юрий Ларичев, 2021











Социальные сервисы:


Комментариев: 2
Прыг: 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10
Скок: 10 20 30 40